Плоть † Кровь. Часть 1

Страница: 2 из 4

Марина, стала замедлять шаг и заметно сжимать ноги.

— Я хочу в туалет — с мукой в голосе проговорила она, обращаясь к одному из бандитов.

— Тогда все вы будут в туалет! Кто не будет — будет наказать! — крикнул главарь.

Мы остановились, Марина быстро расстегнула штаны и присела. Я застыла в ужасе. Я не хотела в туалет, я давно ничего не ела и почти не пила, а вся моя влага выходила в виде пота через кожу. Налётчики заорали, приказывая нам присоединиться к той девчонке. Пленницы принялись снимать штаны и усаживаться в общей куче. Я последовала их примеру. Картограф с наслаждением выдала целое жёлтое море, разбегающееся во все стороны, другие девушки тоже не отставали от неё, благо что сухая земля быстро впитывала мочу. Я раздвинула половые губы грязными пальцами, напряглась, но не cмогла выдать ни капли. Бандиты ходили между нами, то и дело наклоняясь и заглядывая нам под бёдра, смеялись и отпускали грязные шуточки. Сколько я ни старалась, я не могла выдавить из себя ничего. Покраснев от напряжения и страха, я отчаянно двигала уретрой и анусом, но всё было безрезультатно. Я была бы рада даже маленькой какашке. Пот побежал с моего мокрого лица, закапав на землю, капли упали в лужу мочи, растекающейся подо мной благодаря моим соседкам. Я подумала, что захватчики ничего не заметят, но не получилось.

Один из них что-то крикнул и показал в мою сторону. В тот-же момент кандалы на моих ногах разомкнулись и меня грубо вытащили из общей группы. Я едва успела натянуть штаны, чтобы не запутаться в них и не упасть. Толкнули в сторону — двое подонков пошли на меня, отстраняя за заросли кустарника, находящегося неподалёку. В панике, заливаясь слезами и бессвязно крича, я бросалась на них, пытаясь вырваться к своим. Но я ничего не могла сделать с двумя здоровыми амбалами. Переговариваясь между собой, они оттеснили меня за кусты, толкнули в грудь, и я распласталась среди жухлой травы.

Как во сне, я видела пистолет, вытаскиваемый из кобуры, вот взводится затвор, как по кадрам, направляется в мою сторону. Время для меня остановилось, но вместо выстрела, откуда-то, как будто-бы издалека, прозвучал гортанный окрик главаря, вот он появился сам, раздвигая кусты единственной рукой, что-то вновь крикнул, дав обоим мерзавцем по увесистой оплеухе и показал в мою сторону.

Один из них произнёс что-то похожее на согласие, подошёл ко мне и поднял меня за руки. От пережитого шока я не могла стоять на ногах и вновь упала. Тогда они оба подхватили меня под руки и отнесли ко всем. Пленницы уже закончили свои дела и стояли на пятачке мокрой земли. Все их взгляды были обращены на меня. Смотрели кто с сожалением, кто со страхом, ну а кто-то и с ужасом.

— Этот раб будет наказан! — проговорил главарь, показывая на меня.

В тот же момент двое тех же самых уродов сорвали с меня мою, уже далеко не белую, футболку, лифчик, повалили на землю, не снимая моих ботинок, стянули с меня мои широкие комбинезонные штаны и разорвали трусы. Я не успела опомниться, как они подняли меня на ноги и, голую, толкнули в общую кучу девушек. В следующую секунду я уже лежала на влажной, вонючей земле, пытаясь подняться. Руки девчонок подняли меня и затолкали вглубь толпы, если можно считать толпой десять испуганных, трясущихся девушек.

От всего пережитого за эти три минуты, меня бил озноб и липкий, холодный пот. Пытаясь сдерживать слёзы, одной рукой я прикрывала свою промежность, а другой — трясущиеся груди.

— Раб пойдёт так. Идти два ещё дня. Солнце жарко — главарь показал пальцем на небо, — голый кожа — будет плохо.

Я всё поняла, сама была медиком. С моей нежной белой кожей солнечные ожоги мне были обеспечены.

Те же двое мерзавцев вытащили меня из-за девичих спин, замкнули на мне кандалы, и мы двинулись вперёд, уже в обратную сторону от заходящего солнца.

Сгорая от стыда, стараясь держаться в середине группы, я тихо спросила у Светы, нашего переводчика:

— На каком языке они говорят?

— На смеси арабского, турецкого и немецкого — также тихо ответила она.

— А что говорили они, когда гнали меня за кусты?

— Обсуждали между собой, как лучше с тобой расправиться и успеют ли они с тобою... позабавиться перед этим, а их главарь сказал им, что чем больше рабов они доставят, тем больше ресурсов получат. Они согласились.

— Боже — проговорила я, содрогаясь всем телом...

* * *

Когда темнота опустилась на землю, мы остановились на ночлег. Дав нам немного поесть и попить, налётчики приказали нам располагаться на земле, естественно, наши кандалы они не сняли. Сами же развели костры, поставили троих в караул, остальные разместились по кругу от нас. Голая, я лежала на земле, среди моих товарок по несчастью, всё моё тело, руки, ноги, лицо и тёмные лобковые волосы были в пыли. Я никогда долго не пребывала на «Выжженной Территории», где люди, практически, потеряли связь с цивилизацией, поэтому вполне законно опасалась грязи, болезней и инфекции.

Я лежала с закрытыми глазами, но сна не было, думала о том, что вот мы — гуманитарная миссия, призваны помогать обездоленным, оставшимся в живых людям, и почему они так с нами? Что мы им сделали плохого? Я конечно знала, что на «Выжженной Территории» царит анархия, но одно дело знать, и совсем другое — испытать это на своей шкуре...

Сквозь сон я почувствовала, как мои ноги освободились от оков и что-то сильное тянет меня по земле. Извернувшись на живот, ещё окончательно не проснувшись, я зачем-то пыталась хвататься за землю, обдирая при этом грудь и живот. Меня оттащили подальше от места стоянки и отпустили ногу.

Начинало светать, я отчётливо видела над собой главаря налётчиков.

— Будешь лежать смирно и делать как я сказать — будет хорошо тебе, будет жить — проговорил он, смотря на меня сверху вниз.

Отталкиваясь руками и ногами, я поползла на спине прочь от него. Легко догнав меня, главарь вновь схватил меня за ногу и сел передо мной на корточки.

— Не хочешь так — будет вот так. Отдать тебе своим люди. Они как и я, все обожжённые — он снял маску.

Я конечно видела не мало, в том числе и врождённые уродства, последствия радиационных ожогов и эффекты лучевой болезни, но тут даже я не смогла сдержать крика. На меня смотрело лицо, больше похожее на череп. Из нормальных тканей остались, разве что, губы, половина носа, подбородок и глаза. Всё остальное больше напоминало красную кость. Видно, пожалев меня, главарь вновь натянул маску, оставив видными только глаза.

— Лежать тихо и не двигать никак — повторил он и провёл ладонями по моим ногам. Его грязные пальцы накрыли мою промежность, прошлись по лобковым волосам, по животу. Мысленно я молила его о том, чтобы он не трогал мои кровоточащие царапины. Ладонь обхватила грудь, поползла к шее. Я подумала, что сейчас его пальцы залезут мне в рот и ощутила приступ тошноты. Но вместо этого он стащил свою маску, на секунду открыв свою ужасную морду и бросил маску мне на лицо.

— Лежать тихо, маска упасть — будешь смотреть — сообщил он мне и, по очереди, раздвинул мои ноги в стороны.

Мне было тяжело дышать, маска нестерпимо воняла, я чувствовала, как он возится в моих ногах. Тут я почувствовала, как что-то липкое и шершавое коснулось моих половых губ и задвигалось там. Наверное, он улёгся на землю, пристроил голову возле моих разведённых ног и лижет мою промежность. Мне стало ещё дурнее, всё вместе это напоминало мне какое-то скотство, зверство. На мне грязь, пыль, вонь от меня и от него, грязная земля... Его язык раздирал моё нутро, лизал клитор, все половые губы, пробирался во влагалище и лазил там... Губы и зубы покусывали лобок, главарь начал издавать рычащие звуки и тяжелее дышать.

Внезапно он оставил меня в покое и вновь завозился. Я услышала звук расстёгиваемой молнии ширинки штанов. Бандит освободил моё лицо от маски, натянул её себе на голову, просунул ладонь под мой затылок и рывком усадил на землю. Мой взгляд упёрся в его стоявший ...  Читать дальше →

Показать комментарии (29)

Последние рассказы автора

наверх