На её месте. Часть 2

  1. На её месте. Часть 1
  2. На её месте. Часть 2
  3. На её месте. Часть 3

Страница: 3 из 8

могут стать её партнёрами. Я нервничал, сам не зная, почему — то одёргивал пиджак, то ослаблял галстук, и редко прикладывался к бокалу коньяка, и смотрел, смотрел на них — холёных, неторопливых мужчин и женщин, что целовались, или просто разговаривали, только узнавая друг друга. Я не видел её — она ушла, не обернувшись, в многоликую мужскую компанию, и я обещал подойти чуть позже, что я, несомненно, сделаю, только... Допью свой коньяк.

Но тут в поле моего внимательного взгляда на публику попалась знакомая неуловимая фигура. Он продвигался быстро, лавируя среди переговаривающихся пар, и даже не взглянул в мою сторону. Любопытно, куда он так спешил? Может быть, сегодня я, наконец, встречу его вторую половину, какой бы она ни была? На миг приостановив своё порывистое продвижение, он обернулся и заметил меня, наблюдающего за ним неотрывно, будто вокруг больше никого не существует. Но, лишь улыбнувшись краями губ, он снова покинул предел моей видимости, что немало меня удивило. Он не подошёл. Это не было на него похоже — как только он видел меня, он стремился оказаться в зоне досягаемости, сократить между нами расстояние, приблизиться, а лучше коснуться своими прохладными пальцами не защищённых от него частей моей кожи, и это вошло в негласную привычку, почти ритуал. Только не сейчас. Значит, сейчас его занимает что-то важнее. Возможно, оно и к лучшему? А возможно, я просто преувеличиваю собственную значимость, или, может быть, это не так, и он вскоре сам подойдёт ко мне... Я посмотрел на пустой бокал, который опустошил в один глоток. Что ж, ему придётся найти меня в зале, если ему от меня что-то будет нужно. Пора было признаться себе в том, что я не мог не привыкнуть к его настойчивому вниманию, поэтому любое изменение сценария было для меня в новинку.

Я решил исследовать любимое моей супругой место — тихий угол с креслом и журнальным столиком в глубине, где мог разместиться я, скрытый о посторонних густой тенью, и огороженной лестничным подъёмом стеной, на которую обычно опиралась она, оставляя бледные рваные полосы на фоне венозного бордо обоев. Мне захотелось её отыскать, попросить её сегодня надолго не задерживаться, сесть и прикрыть глаза в рассеянном полумраке, отдать себя на съедение ревностно-возбуждающим мыслям, чтобы они заполнили собой всё пространство черепной коробки без остатка. Но как только я приблизился к тому самому месту, я увидел её, и сердце моё готово было вырваться из груди от смеси гнева и досады — именно он стоял рядом с ней, он запустил свою любопытную руку в вырез её платья, он целовал её в шею... Меня затрясло от злости — неужели так необходимо отнять всё, что мне дорого, хотя, она всегда всех выбирала сама, и я понимал, чем он мог её привлечь, вот только эмоции мои не желали с этим мириться, внутри всё переворачивалось от досады. Я оказался в незавидном положении, ведь развернуться и уйти значило бросить её в самом начале, когда она так уязвима, чего я никогда ранее не делал, а остаться значило подвергнуть себя невыносимой пытке, наблюдая, как тот, что сам завлёк тебя к себе, теперь желает развлечься с твоей супругой. Но я не мог этому воспрепятствовать — я обещал, что она может делать что хочет и с кем хочет. Приняв решение, я бесшумно скользнул мимо них и опустился в кресло.

От его внимания я не смог ускользнуть — он сразу заметил меня, будто только и ждал моего прихода, ухмыльнулся, и продолжил целовать её персиковую кожу, но она не обернулась — стоя спиной ко мне, она прижималась к нему всем своим существом, и тихо вздыхала, целовала его в ответ, и всё сильнее хотела взять инициативу в свои руки. Теснее к нему прижавшись, она принялась расстёгивать его рубашку, целуя — нежно, не жадно, словно боялась, что он сбежит, если она будет действовать увереннее. Он принимал её ласку, одобрительно поглаживая её плечи и спину, одним движением он вытащил заколку из её причёски, и волнами на плечи ей легли её локоны, резко своей темнотой контрастируя с кожей... На моих глазах разыгрывалась прелюдия — красивая, и оттого пугающая, видеть то, как он касался её, было и невыносимо, и интересно. Она отвечала ему нежностью на его сдержанные порывы, но я всё равно видел, видел лёд в его глазах, когда он встречался со мной взглядом.

А он часто смотрел на меня — наблюдал за реакцией, и мне казалось, что я хорошо держался, и ни один мускул не выдал моё бешено колотящееся сердце, и то, что он искал во мне — ревность, злость, улеглись благодаря моему бесконечному доверию к моей супруге. Он — увлечение на одну ночь, на минуты желания, охватившего её тело, но никак не душу, и она не знала, какую роль играла его персона в эпизоде из моей жизни, поэтому, ничего не подозревая, кинулась в его раскрытые объятия.

Они поцеловались — долго, сладко для них и мучительно для меня, она немного отошла в сторону, и я увидел белый мрамор его тела под чёрной рубашкой. В тёплом электрическом свете его торс почти сиял, моя жена на фоне его была смуглее, её тело было золотистого оттенка, а изящная спина, по которой он проводил ладонью, была бархатистой на ощупь. Она ластилась к нему словно кошка, их бёдра соприкасались, он стянул с её плеча лямку платья и лифа, коснулся губами тёплой кожи, ласково провёл по бедру рукой, и она вся подалась навстречу ему. Всё это было как во сне: мне до конца не верилось, что это происходит наяву, на самом деле, в моей реальности, перед моими глазами, передо мной он собирается взять мою жену — так же, как это было... со мной?

Но нет, у них всё в открытую, никому из них не приходится привыкать к ощущениям и учиться чему-то новому. Всё известно и каждому понятно. В движениях его чувствуется уверенность, он знает, что делает, умело касается, ласкает розовые соски, языком проходит по шее... Её разморило от жарких прикосновений, понравилась его уверенность, то, как он обходился с ней, и она таяла в его руках. Я вцепился левой рукой в подлокотник кресла, и принял решение — я сейчас же должен уйти, немедленно, не теряя ни секунды. Он что-то нашёптывал ей на ухо, так, что жена заинтересованно повернулась ко мне, что-то сказала ему в ответ, и он улыбнулся. Мне совсем не понравилась эта его игривая улыбочка, не сулящая ничего хорошего.

Супруга подошла ко мне. Странно, неужели она сказала ему о нас? Пусть он, конечно, и так всё знает, но это было необычно с её стороны, обычно она вообще старалась не обращать внимания на моё существование рядом.

— Он попросил тебя не уходить и сесть чуть ближе... — сказала она. — Ему очень нравится, когда вот так наблюдают, представляешь, как нам повезло? — она игриво подмигнула мне, улыбнулась. Конечно, я не слишком разделял её энтузиазм, но, с другой стороны, я никогда не видел её такой воодушевлённой за всё время нашего здесь пребывания.

— Ты сказала, что я твой муж? — поинтересовался я. Вот что он задумал — помучить меня. Недаром мне не понравилась его холодная ироничная улыбка.

— Да, — она легко поцеловала меня, — а что?

— И ты тоже хочешь, чтобы я был ближе?..

Вместо ответа она нависла надо мной, чуть раздвинув ноги, взяла мою ладонь, коснулась ей между своих бёдер — очень жарко и влажно. Никаких сомнений — её тоже заводила эта мысль. Я вздохнул — чего не сделаешь ради того, чтобы ей было хорошо, чтобы она смогла утолить свой плотский голод и не вернуться в то кошмарное состояние. Я придвинулся — так, что смог разглядеть его тёмные соски. Моя благоверная скользнула языком по его шее, он обнял её, поцеловал в губы, она сняла с его плеч рубашку и небрежно кинула её мне. Запах его парфюма... только не это. Не это. Опять. Я отложил рубашку на стол, и продолжил смотреть.

Хотя иногда мне хотелось отвернуться. Время от времени я ловлю себя на мысли, что мне хочется закрыть лицо руками, и только его внимательный взгляд не даёт мне это сделать. Он следит за мной, успевая ласкать мою супругу, он касается губами её груди, поставив её боком — чтобы мне лучше всё было видно, ладонь его поглаживает её бедро, и, оголённая до пояса,...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх