Мышка

Страница: 2 из 4

наслаждалась, накручивая, и так расстроенную, девушку. — Что встала как вкопанная, убирай, давай, вон стела сколько! — прикрикнула она, даваясь от смеха над этой дурехой.

Юля ползала по полу, собирая остатки картины. Поверила, приняла все за чистую монету. О! Есть идея! То, что надо, и дяде, и племяннице. Надо попробовать. Почему бы и нет?

Добавив еще несколько фраз, о том, как будет расстроен Кирилл, и как ему будет не хватать этой картинки, Лена увидела, что Юля доведена до нужного состояния. Ручонки дрожат, поза как на похоронах. Ничего, пусть помучается, зараза!

— А может есть способ исправить? — чуть не плача, доведенная до предела, спросила Юля, разглаживая руками помятую и порванный в двух местах фотографию.

— Такое ему показывать — еще большее расстраивать, — категорично отрезала Лена, сидя на диване, и наслаждаясь Юлиным неподдельным горем. — Ладно. Я смотрю сейчас еще разревешься. Помогу тебе. Возьму все на себя. Мы все равно скоро расстанемся, надоело мне с ним ругаться, — она удовлетворенно улыбнулась про себя, увидев как радостно блеснули глаза девушки. Да, брошу я его, может через месяц, а может через два. Так что, Одним скандалом больше, одним меньше... Но тебе надо будет постараться, — она внимательно посмотрела на Юлю, замершую в ожидании. — Придется тебе хорошо попросить меня. Очень хорошо.

Юля поникла. Опустила голову. Ничего хорошего она не ждала. Лена, скорчив понимающее лицо, мол, это не я такая, это жизнь тяжелая, ждала, когда та решится. Дождалась, конечно.

— Что я должна сделать? — глухо спросила Юля, не глядя на свою мучительницу.

— Да ничего особенно, в принципе. Встанешь на колени, скажешь: «Елена, я очень прошу Вас, взять вину на себя». И все. Только сказать надо жалобно, чтобы я прониклась. Для убедительности разденешься. И все. Мелочь. Пустяк, — она с наслаждением вытянула ноги вперед.

Юля вспыхнула.

— Колени? Разденешься? Вы это серьезно?

Лена приучила ее обращаться к ней только на вы.

— Конечно, серьезно, девочка. Но это твое дело, не хочешь, как хочешь. В конце концов, это твои проблемы. Меня то не будет, а тебе еще долго с ним жить, — она встала и направилась к двери.

— Подождите, — догнал ее звенящий голос Юли. — Я согласна.

Лена села обратно на диван, махну рукой — начинай. Юля помявшись, отвернулась. Стянула свои домашние штаны, футболку, еще помявшись, сняла трусики. Повернулась к Лене о медленно опустилась на колени. Стояла красная, как рак. Лена откинулась на спинку дивана, ждала, презрительно улыбаясь. Еле слышно прозвучала нужная фраза.

— Ты сама себе веришь? Нет, не пойдет, пробуй еще, — отрезала Лена.

Юля попробовала еще, затем еще, потом еще раз пять. Лену ничего не устроило. То слишком тихо, то недостаточно просительно, невнятно. Одним словом, она издевалась над ней как хотела.

— Похоже, ты не хочешь. Мне надоело с тобой возиться. Давай еще раз, — Лена уже была довольна. Воспользовавшись, тем, что Юля смотрела в пол, она два раза ее щелкнула на свой айфон, подарок Кирилла. Она тоже умеет делать подарки, пусть посмотрит потом на свою любимую племянницу, голую, на коленях. Порадуется, хотя, конечно спасибо ей не скажет. Ну да обойдемся как-нибудь.

Юля еще снова произнесла требуемую фразу.

— Нет, не то! Что ты дурочку строишь. Мне что учить тебя надо, что ли? — Лена великолепно изобразила злость.

Юля замерла на коленях. Долго молчала. Посмотрела на Лену со слезами в глазам и кивнула головой.

— Ничего вы, молодые, не можете. Ни в рот взять, ни просить. Принеси мне кофе, в горле пересохло. Расскажу тебе, что от тебя требуется.

Юля, поднявшись с колен, потянулась к одежде.

— Чего тебе одеваться? Будешь потом опять передо мной своими тряпками трясти. Иди так. Было бы на что смотреть. Давай, давай, я жду.

Лена задумчиво посмотрела девушке в след. Та слегка ерепенилась, но покорно выполняла все ее прихоти. Интересно как далеко она может зайти?

— Поставь на журнальный столик, иди на место, — скомандовала Леня, когда девушка появилась в зале с подносом. — Да, аккуратнее ты! Видишь блюдце испачкала, — прикрикнула она, хотя Юля поставила поднос на столик как можно бережнее. На блюдце оказалось всего три капельки кофе, наверное, появились, когда Юля несла кофе в зал. — Давай, давай, становись, так уж и быть, поучу тебя, — поторопила племянницу, заметив, что та нерешительно топчется на месте, не опускаясь на колени.

После замечания, Юля заняла свое прежнее положение. Но нее она не смотрела, стояла, опустив голову. Свешивающиеся волосы, закрывали пунцовое лицо.

Лена сделала глоток, смакуя кофе.

— Замечательно! Это я не про тебя, а про кофе. Твоя проблема, что ты, скажем так, не осознала свое место здесь и сейчас. Ты уже на коленях передо мной, заметь добровольно, а ты никак с этим не можешь примириться. Упрямишься! Это тебе и мешает, — Лена снова сделала глоток.

Поставила чашку на поднос. Неожиданно громко скомандовала:

— Ползи, ко мне!

Юля вздрогнула, и засеменила к ней на коленях, но была остановлена новым окриком:

— Не так, неумеха! Встань на четвереньки, как собачка, и ползи! И не смей на меня смотреть, ты! Ты хотела науки — учись! Что мнешься? Долго мне ждать?

Юля опустила голову, поникла. Медленно, опустилась на руки и проползла эти несчастные два метра до дивана, почти уткнувшись в тапки Лены. Остановившись, села на колени, не смея поднять глаз.

Леня положила ногу на ногу, и ее тапочек оказался у самого лица девушки. Лениво сбросив тапок с ноги, она протянула ее к Юле.

— Целуй!

Та, вскинула голову, хотела, наверное, возмутиться, но Лена взмахом руки охладила ее пыл.

— Послушай меня, девочка. Мне не нужны твои демонстрации. Знай свое место! Ты или делаешь то что я тебе скажу, или уматываешь. Поняла? А свою гордость, или что там у тебя, показывать будешь в другом месте. Ты сто раз могла встать и уйти. Но не ушла, поэтому не надо головенку вскидывать. Итак, я жду, пятнадцать секунд, — Лена уставилась на часы висевшие на стенке.

Через десять секунд, почувствовала прикосновение губ на большом пальце. То-то же! Надо ковать железо пока горячо. Она укоризненно посмотрела на нее:

— Что так робко, девочка? Нормально целуй, губки открой, язычком лизни, или ты не умеешь? Целуй! Это же не мне надо, а тебе. Когда осознаешь свое место, тогда и интонация нужная появиться. Целуй, и проси! — она подвела ногу прямо к губам девушки.

Та, не отшатнулась, взяв ее ступню в руки, она прикоснулась губами к пальцу, непонятное выражение мелькнуло на ее лице. Разжав губы, она провела языком по шершавой коже, и вопросительно посмотрела снизу вверх на свою мучительницу.

Лена поощрительно улыбнулась.

— А ты боялась. Язычок у тебя очень нежный, давай еще раз, и пробуй просить.

Юля, снова лизнув подушечку пальца, закрыла глаза и униженно пробормотала:

— Елена, я прошу Вас взять вину на себя.

Лена. Машинально отметив отсутствие в фразе слова «очень», благосклонно кивнула, пошевелив ногой, мол целовать продолжай.

— Чувствуешь сама, что уже гораздо лучше? Но еще не совсем то, — и подождав пока Юля еще два раза не лизнет ее палец, капризно отдернула ногу. — Хватить, надоело. Проползи вокруг комнаты и попробуй снова.

Юля опустилась на четвереньки и покорно поползла. Сделав круг остановилась у ее ног, снова произнесла требуемую фразу, дрожащим голосом. Ее немного трясло, и явно не от холода.

Лена, прямо таки наслаждалась ее унижением, с трудом пряча довольную улыбку. Отметив, что девушка делает значительные успехи, она взяла блюдце со следами кофе и поставила его на пол.

— Убери следы твоей небрежности — вылижи блюдце. Начинай! — подхлестнула она ее.

Юля послушно принялась за работы. Кофе на белом фарфоре ...  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх