Савларская сука

Страница: 2 из 2

посетителя.
Та девушка была именно девушкой — редчайшим существом для подулья, где голодное и грязное детство переходило в голодную и грязную старость. Понятия «Имперская гвардия» и «комиссар» для нее были из области сказаний об ангелах Императора, несущих свет и закон на далекие звезды. Кира же стала для нее чем-то другим. Ближе и понятнее, чем гранитные лики генералов и прелатов на стенах базилик. Чище и добрее, чем живые обитатели квартала 4—11 на пятом ярусе улья Вайсхофен.

Обычно Кира не страдала сентиментальностью. Все достижения на личном фронте сливались для нее в череду одинаковых, коротких и предсказуемых сценок, кусочков удовольствия, отобранных с боем у судьбы. Украденных. Ссавларенных. Просто в тот раз она очень хорошо себе представила, что станет с этой девушкой через год-другой. Представила настолько хорошо, что через два дня по рекомендации комиссара К. Максвелл на работу в гвардейскую столовую поступила новая сотрудница («да, она из подулья, у вас с этим проблемы?»), а сама Кира осталась кое-кому должна. Но это было неважно.

2.

— Хорошо, Фио. Очень хорошо... девочка моя.

Кира последний раз сжала и отпустила ноющие соски. Откинулась назад, ударившись затылком об металл перекрытия. Закатив глаза, уставилась в бесконечность железобетонного неба, уходящего вверх тысячами этажей.

Ответного взгляда она не почувствовала. Императору было не до мелких грешков Своих смертных слуг.

Не глядя, Кира протянула руку, коснувшись стянутых в хвост сухих волос. Проведя по бархатистой щеке, легонько надавив на полуоткрытые губы. Удовлетворенно хмыкнув, когда губы с готовностью сомкнулись вокруг указательного пальца.

— Моя девочка.

Фиона ничего не ответила. Облизав палец, она выпустила его и прижалась щекой к тыльной стороне ладони. Ее руки все еще лежали на кириных бедрах.

Обе девушки дышали тяжело. По разным причинам — Кира приходила в себя после оргазма, Фио просто пыталась восстановить дыхание. Вверх она посмотрела не сразу, словно бы не желая встречаться взглядом с Кирой. В отсветах уличных огней ее лицо блестело от соков. Это, разумеется, не могло не стать поводом для комментария.

— Че, вкусно было? Вон, перепачкалась вся.

Фиона фыркнула.

— Ну так помоги умыться.

Девушка произнесла это без напускной игривости. Сухо, спокойно, с толикой сарказма. Так, как ответила бы сама Кира на ее месте.

Прогресс по сравнению с блеянием про «госпожа офицер Кира, мэм», а ведь всего-то пара дней прошла.

Пара очень насыщенных дней. И еще более насыщенных ночей.

Кира приподняла Фиону за плечи.

— Давай сюда.

От Фио пахло, как обычно, кухней и моющим раствором. И самой Кирой.

Поцелуй был долгим. Грубоватым. В нем словно бы в миниатюре отразилось все то, что Кира хотела и могла подарить другой женщине, начиная от ласковых, обманчиво легких первых касаний и заканчивая вспышкой боли в прикушенной нижней губе. Словно бы извиняясь за такой финал, язык Киры еще прошелся по щекам, подбородку и векам девушки серией мягких, успокаивающих движений.

Фио прикрыла глаза, дыша тихо, но все еще часто. Кира легонько коснулась губами ее век, а затем, крепко обхватив за талию, приподняла и развернула на сто восемьдесят градусов, усадив между своих широко расставленных ног. Сделать это было несложно — Фио была удивительно легкой.

Шуршание упаковки лхо. Щелчок крышки, привычное ощущение ребристого колесика под пальцем. Красный огонек, на пару мгновений осветивший лица девушек. Кира глубоко вдохнула, впуская дым в свои легкие, затем поднесла сигарету к губам Фионы. Та тоже затянулась, к удовольствию Киры, не закашлявшись.

Какое-то время они молчали. Первой тишину нарушила Фио. Как обычно, задав вопрос. Как обычно, невпопад.

— А правда, что бывают такие широкие-широкие кровати, где можно и вдоль ложиться, и поперек, и как захочешь?

Кира прыснула. Быстро умолкла, вспомнив, что у Фионы был, мягко говоря, небольшой опыт знакомства с кроватями, отличными от многоярусных узких коек.

— Правда.

— А ты на таких спала?

— Да.

— Не одна, небось?

— Риторический вопрос.

— Какой-какой?

— Глупый.

Фиона приумолкла. Кира поглаживала ее руки, зная, что скоро придет череда более активных ласк.

— Расскажи мне... Ну... Скажем, как мы на такой кровати спим. Ну, и не только спим.

Фио не была первой, кто обращался к Кире с подобной просьбой, и ту это удивляло — рассказчицей она была неважной, и там, где приходилось выходить за рамки пересказов фронтовых баек, оперировала в основном неточными цитатами из грошовых романов и писанины своего старого знакомого из отдела пропаганды. С Фионой же не прокатывал и старый прием «говорить невесть что, главное, обворожительным хрипловатым голоском, и побольше пошлостей», потому что слушательницей она была въедливой и часто перебивала Киру каверзными вопросами.

— Мы лежим...

Кира задумалась. А затем все пошло само собой. Как по нотам. Достаточно было просто вспомнить и пересказать события двухдневной давности.

— Я смотрю на тебя сверху вниз, на твои растрепанные волосы, в серые глаза. Не перестаю говорить — нежности, комплименты пополам с уговорами и даже угрозами. Слова не важны, важен тон.

Глубоко вдохнув, Фиона зажмурилась. Кира не знала, поняла ли девушка, что речь идет о недавнем прошлом, а вовсе не о фантазии на тему. В общем, ей было все равно. Она продолжала говорить, подкрепляя слова действиями.

— Я догадываюсь, о чем ты сейчас спрашиваешь себя. С кем меня сравниваешь. Я не красавец-мордоворот с плаката, и не прекрасный принц из дворцов Шпиля. Я — прокуренная баба с обожженными сиськами, с меня снять комиссарскую форму — и без грима в любую вашу банду впишусь. Ну что ж, не всем выбирать свою первую любовь. Вежливо пытаешься меня отшить. На словах. Но твое тело иного мнения. Ты постанываешь, дрожишь, выгибаешься. Хоть и сразу отталкиваешь. Но я настойчива.

Фиона постанывала. Дрожала. Выгибалась. И в этот раз уже не пыталась оттолкнуть.

— Как здорово целовать тебя! В шею, в вырез майки, в губы. Ты странно целуешься взасос, без языка, это как трахать языком твой рот. На тебе слишком много одежды. Но я тебя излапала всюду. Хоть ты и сопротивляешься очень активно. Особенно ревниво закрываешь грудь — было бы что закрывать! Зато низ почти беззащитен.

Ни о какой кровати речи уже не шло. Кира просто позволила своей памяти облечься в слова. Выходило складно. Самой нравилось.

— Ты впиваешься ногтями в мою руку, но вроде бы как раз прижимаешь ее, а не прогоняешь. Ты почти сухая! Я начинаю работать с твоими складочками — одного пальца хватит. Ты узкая. Потом все просто. Чисто механика. Судорога, вскрик. Выдыхаешь — «все». Моей руке становится мокро. Прижимаюсь. Хочу заставить тебя облизать пальцы, но ты совсем против. Облизала сама. Понимаю, что была не чуткой и не нежной. Но тебе вроде понравилось. Это еще не конец. Идем в тепло, нам нужна кровать. Ты уже не против ничего.

Фиона стонала уже в голос. Так, как на памяти Киры лишь она одна и умела — мелодично растягивая звуки, придавая им сходство не то с урчанием зверька, не то с какой-то странной музыкой. Реакция тела не позволяла усомниться в искренности эмоций.

Для всего этого было какое-то объяснение. Какое-то слово из обширного лексикона Адептус Биологис. Гиперсенситивность? Гиперсексуальность? Не менее интересно было и то, как сама Кира смогла распознать это в одной из служанок — не самой красивой и не самой обаятельной. Одной из тех, в чью строну Кира обычно не смотрела. И не очень хорошо относилась к тем, кто смотрел.

Рано или поздно приходит время пробовать и такую дрянь, как говорится.

... Через три месяца половина гарнизона тихо смеялась над историей всепобеждающей любви — капитан Стэнварт фон Кессельриг, белая косточка Сил планетарной обороны, женится на никому не известной девушке из офицерской столовой. Вторая половина гарнизона ржала в голос. Молодоженам было все равно, Кира лежала с осколочным ранением и ее больше заботила чистота инструментов хирурга — из окошек полевого госпиталя шпиль Вайсхофена даже не был виден. Ревность покрутилась и поняла, что конкурировать с болью и здоровой злостью нечего и думать.
А еще через месяц Вайсхофен был стерт с лица земли орочьим Ваагхом. Кира не заглядывала в списки погибших.
Та девушка была частью мира, оставшегося позади — в далеком прошлом. Было неважно, погибла ли она или осталась жить.
Кире хватало того, что она всегда возвращалась, замещая собой других — безымянных и безликих.

3.

Везуха посмотрела вверх, облизывая губы.
— Меня зовут Везуха, мэм...
— А как тебя назвала я?
— Фио.
— Черт с ним. Хватит болтать, продолжай.
Везуха пожала плечами и продолжила. Кира мотнула головой, оставляя прошлое в прошлом. Она выгнула спину, готовясь к приливу жесткого теплого наслаждения, и приказала самой себе забыть о Фио.
Хотя знала, что некоторые приказы остаются невыполненными.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

11 комментариев
  • Anonymous
    хемопёс (гость)
    19 апреля 2015 22:43

    Опа вархаммер))))

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Упырь
    20 апреля 2015 0:50

    Ёб тваю мать Слаанеш автор! Я многое ожидал узреть в рассказе посвящённом вархаммеру, оргию эльфов, секас с чумным десантником, нестандартное использование механодентритов. Но у тебя вышло УГ. Не переживай просто ты не понимаешь фишку вселенной. Сороковник это трэш и безумие мир мрачного средневековья, тут наука имеет статус магии а релгиозное мракобесие пропитывает основу жизни всех разумных видов и организаций. Ты мог написать по настоящему фантастическое колличество ситуаций. И развращение священика демонессой, и группово изнасилование ультрамарина слаанешитами, зоофилиисткие групповухи космических волков. А вместо этого унылое гавно. Скажи ведь играл в масс эффект? Обычно после этой какашки у людей неправильное представление о фантастических вселенных возникает. Если будешь писать дальше по этому фендому то уж постарайся. Могу оказать помощь, подкинуть тему, посоветовать чтиво. Пока могу посоветовать только одно, проникнись вселенной, вархаммер полон весёлого и жестокого безумия, можно ведь такое написать а ты это...

    Ответить

    • Рейтинг: -2
  • Tender55
    22 апреля 2015 21:15

    Вот она, жертва комиксного мышления.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • 2510yura
    20 апреля 2015 12:57

    Поставил 10.
    Не имею понятия про что написано. То ли игрушка, то ли фэнтэзийный мир. Но мне понравилось.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Гырг (гость)
    21 апреля 2015 12:00

    Да ладно, все зашибись. Я не фанат лесбийских утех, но тут — падрачил, спасиба. Собственно, эстетика + возбуждение — что еще ждать от качественного порнотекста?

    Аффтар, пиши про всех перечисленных лесбух еще! Только с размером сисек не перегибай, с дойками 5 размера не то что бегать и прыгать — ползти уже затруднительно.

    А про неуместность — ну блин, ебливые комиссары и ИГшные лесбиянки были у Митчелла в «Каине». Никакого анбека тут нет. И не боян.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Евгений3
    21 апреля 2015 20:36

    Не знаком с этим миром, понятия не имею, чего хотел от вас Упырь, какой крови насосаться, но скажу следующее: вы неплохо чувствуете и преподносите нам героев, вернее героинь, обездоленных судьбой, брошенных в пасть войны, но человечных, простых и понятных. Вы молодец.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Tender55
    22 апреля 2015 21:16

    Вы классно пишете. И дело не только в Вахе. Будем ждать продолжения :)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • leper
    23 апреля 2015 18:22

    Шикарнота. 10 из 10. У меня еще где-то валялся древний вирт по Вахе. Если найду — запощу

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Rasula Elfbiter
    24 апреля 2015 13:39

    @Упырь:
    Благодарю за заботу, но, думаю, предложением не воспользуюсь :) Моему тесному знакомству с Вархаммером под десять годков, пишу по нему немногим меньше, и про то, что стая демонеток или банда культистов может сделать с одинокой эльдаркой или Сестричкой знаю если и не все, то многое. Мысль о том, что Ваха — это одни лишь кровькишкираспидорасило и мрачный гримдарк во тьме черного будущего, является контрпродуктивной, и для ее опровержения достаточно хотя бы заглянуть в книжки БЛ или ФФГ, где нормальная жизнь Империума показана именно — нормальной-, конечно, с поправками на сеттинг техносредневековья. Кроме того, одной из отличительных черт Имперской Гвардии является как раз ее приземленность и человечность, что подчеркивается практически во всех источниках бэка. Именно этот аспект и освещен в рассказе в меру моих сил.

    @Все остальные:
    Большое спасибо за отзывы. Очень приятно, что рассказ вызывает в целом те эмоции, на которые и был рассчитан. И, да, действительно во многом был вдохновлен митчелловской серией про Каина (хотя лесбиянок я там что-то не припомню :))
    В ближайшее время здесь появится еще один рассказ про комиссара Киру Максвелл, где будет чуть шире раскрыта тема гвардейского отдыха, а также, для разнообразия, отношений героини с противоположным полом. Ну а дальше — будет видно :)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Леман Русс
    25 апреля 2015 1:39

    Хьольда! Наконец-то Вархаммер! Продолжай писать далее про вселенную вечной войны

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Darii
    29 апреля 2015 17:48

    LOL, не срсли, давай все таки слаанеш, тентакли, баньши и так далее

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх