Медицинская комиссия, или «анализ на посев»

Страница: 1 из 3

По этапу было привезено в один из лагерей системы СТАЛАГ очередную партию политических заключённых. Это был обычный рутинный этап, коих было множество, в период 1937—1939гг. Партия проводила чистку своих рядов от неблагонадёжных и политически неугодных элементов. Если какой-то индивидум попадался на крючок системы тогда система наказывала не только того кому не повезло оказаться в поле зрения следователя НКВД, но и близких родственников и друзей. Следовательно этап включал в семя не только осужденных но и их жён, подруг и иногда детей если они были уже в том возрасте чтобы отвечать за поступки своих родителей и знакомых. Подвиг декабристок применялся к ним, даже если они того не желали, но такова система.

В этом рассказе речь пойдёт о тех кто вынужден был «последовать» за своими мужьями, любовниками, и отцами по этапу в места заключения, по всей так сказать строгости закона. Подчёркиваю, описанные события не есть что-то исключительно особенное, а обычная рутина, к которой однако местный персонал относился с нескрываемым усердием и заинтересованностью.

За стенами деревянного барака который был приспособлен под сан. часть еще слышно было как шумит паровоз отгоняя уже разгруженные теплушки, лай собак крики конвойных подгонявших осуждённых, а в двери ввалился конвойный Ванька в тулупе и громко крикнул в предбаннике:

— Эй дежурный, принимай на осмотр! Заходи по одному, и поживей! — — это он уже в распахнутую дверь крикнул, и придерживая дверь на пружине, чтобы не закрылась стал подталкивать в спину быстро входящих женщин, только прибывшего эшелона.

— Давай, давай, стройтесь у стенки. Пять, шесть, семь... Эй дежурный, уснул что ли!

— Да не ори ты, тут я тут.

В предбанник зашёл дежурный, вытирая руки белым вафельным полотенцем. Последнюю девушку Ванька втолкнул в помещение.

— Двенадцать, всё. Товарищ лейтенант, отконвоированные на медицинский осмотр женщины доставлены в количестве двенадцати штук.

Порывшись в планшете висящем у него через плечо он достал кипу документов и протянул их дежурному офицеру.

— Все здесь, их прапорщик Кривонос сам отбирал, если что все всё к нему.

— Свободен. — — скомандовал дежурный взявши документы из рук конвойного.

Помещение предбанника было просторным квадратным со столом в одном углу и длинной лавкой у противоположной стены. Женщины стояли у стены держа в руках узлы, чемоданчики, и кое какие вещи, на спех прихваченные из дома при аресте. Слёзы выплаканы ещё в теплушках, головы опущены, глаза в пол, кое кто исподлобья поглядывает на дежурного лейтенанта.

— Так-так. — — дежурный не глядя на заключённых стал перекладывать документы отсортировывая их на своё усмотрение, садясь за стол. Оторвавшись от бумаг он взглянул на стоящих у стены женщин.

— Я буду называть фамилию, а вы отвечать громко и ясно Я, и положив вещи там где стоите выходите и садитесь на лавку. Понятно?

Женщины закивали головами, кое кто сказал да, понятно, стали ставить чемоданчики и узлы поудобнее у стенки. Засуетились, дежурный называл фамилии, и по одному на лавку усаживались женцины-заключённые.

Кто были эти заключенные, и за что? Это жёны, подруги тех арестантов которых арестовали по политическим статьям, а проще Враги Народа, и отношение к ним было как к павшим столь низко, что и за людей их многие не считали. Понимая это, и зная как система ломает людей, эти женщины обречённо, и отстранённо выполняли всё, что от них требовалось.

Собравши дела в стопочку, дежурный встал и объявил:

— Перед освидетельствованием всем надлежит помыться. Возьмите из пожиток чистое бельё и скоро придёт конвой и отведёт на помывку, затем обратно. Понятно?

И снова согласные кивки и невнятные слова ободрения, но в этот раз женщины были явно обрадованны перспективе помыться после долгой и ужастной дороги в зону.

После помывки, чистые и уже не столь угнетённо выглядевшие новоиспеченные ЗК сидели перешептываясь на длинной лавке предбанника сан. части. Вошедший дежурный оборвал все разговоры, и обратил на себя внимание сидящих.

— Ну, что настроение улучшилось, после помывки-то? — — спросил он властным но участливым тоном. Энергичные кивки и тихие «да-да, спасибо» наполнили комнату шуршанием голосов.

— Хорошо. Теперь я проинструктирую вас что будет дальше. Вас отобрали для работы на кухне, в общежитии персонала, столовой и других работ комендантского значения. Именно по этому будет произведёно медицинское освидетельствование, так-как работа для обслуживающего персонала требует проверки, и более пристального обследования. Знайте, что для вас это очень выгодное назначение, и если кто небудь из вас не пройдёт отборную комиссию вас отправят в общий лагерь и общие работы. Я надеюсь всем понятно, что это значит?

Женщины энергично и дружно закивали головами, и смотрели на лейтенанта как на благодетеля, и внимали каждому слову. Что означало общие работы объяснять нужды не было.

— Короче для всех вас амнистия не предусмотрена, сроки у вас большие, и это возможность для вас дожить до конца вашего срока. Понятно?

Кивки и бормотание «понятно, конечно понятно».

— Так, раз понятно... Заходить будете по четверо, я называю фамилия и лагерный номер, а вы запомните свой номер как отче наш. Осмотр проведёт глав. врач, ему не перечить, всё исполнять, и лишних вопросов не задавать. На заданные вопросы отвечать односложно и внятно. Первые четыре...

Четвёрка женщин зашла в кабинет врача, выстроившись у стеночки. Это был просторный кабинет выкрашенный как положено в белое со стоящими у стен измерительными приборами напоминавшими комиссию по проф освидетельствованию. Штанга для измерения роста, весы, стеклянные шкафы с металлическими коробочками инструментов, прибор стерилизации, короче ничего особенного.

Сидящий за столом глав. врач был мужчиной лет пятидесяти, в белом халате, и шапочке, ну чистый доктор из поликлиники.

— Так Коля приступим, ассистенты готовы? — с виду простой вопрос заставил доктора улыбнуться.

— Так точно, всё подготовлено, можно начинать. — однако серьёзность ответа, без тени улыбки заставила доктора вздохнуть и принять обычный серьезный вид.

— Раз готово будешь измерять и вести карточки. — Коля кивнув сел за стол и стал перекладывать бланки. Доктор обернулся к сидящим и строго с официозом произнёс:

— Товарищи женщины, кто из вас болел венерическими заболеваниями, и другими женскими болезнями?

Сидящие замотали головами, отрицая подобную возможность в их комсомольско-партийной жизни.

— Хорошо, а как на счёт кишечных расстройств, геморроя, выпадения прямой кишки?

Снова отрицание, но не у всех, одна потупив глаза подняла руку вверх.

— Тааак, а что у вас дорогуша? — — доктор приподнял брови.

— Выпадение.

— Ну ничего, это не критично, проверим разберёмся. Ваш номер?

— 457862 — — прочитала свой номер записанный на ладони химическим карандашом.

— Итак вы номер первый, за вами второй, третий и четвёртый. — доктор ткнул в каждую пальцем.

— Это для удобства осмотра для меня, потому что я плохо запоминаю эти числа... — он наморщил лоб показываю свою озабоченность этой ужасной проблемой.

— Хорошо, продолжим, а теперь встаньте и разденьтесь до нижнего белья, вещи сложите на стульях, только побыстрее у меня сегодня трудный день, а хотелось бы с вами успеть до обеда.

Трое разделись и стояли в белых чистых панталонах, а одна осталась в ночной сорочке, что давало понять то, что у неё нет белья.

— Номер второй, подойдите ко мне.

Подошла девушка в ночной рубашке, и доктор повёл её к измерительным инструментам. Измеряв рост, вес, обхватив ремешком талию, бюст и бёдра, осмотрев зубы, засунули ложечку в рот.

— Теперь снимайте вашу рубашку, будем осматривать тело. — тон доктора был спокойный деловитый,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх