Калифорникейшен. Часть четвертая (неожиданная)

  1. Калифорникейшен. Часть первая
  2. Калифорникейшен. Часть вторая (романтическая)
  3. Калифорникейшен. Часть третья (развлекательная)
  4. Калифорникейшен. Часть четвертая (неожиданная)
  5. Калифорникейшен. Часть пятая (заключительная)

Страница: 2 из 5

ног уже давно. Вон, как намаялись за день свои шлагбаумы то опускать, то поднимать.

— Ну и шуточки у тебя, Танька — успокоилась мама, возвращаясь на место.

«Фу, кажется, пронесло» — облегченно вздохнул Мишка.

— А прикольно бы было, если бы парни застали своих матерей за таким пикантным занятием — не унималась дразнить маму теть Таня.

— Ну, и дура же ты. Вот, как была дурой, так дурой и осталась. Все, туши свечи — спать будем.

Пригнувшись к самой земле, чуть ли не по-пластунски, мы покидали небезопасное место. На цыпочках карабкались по лестнице наверх, но предательские ступеньки скрипели так, что, наверное, в Сан-Франциско было слышно. Наконец, мы добрались до комнаты.

— Ты слышал, слышал, что они говорили? — шептал возбужденный Мишка.

— Ну, слышал. И что? — не понимал я, куда он клонит.

— Что? Что? Ты нравишься моей маме.

Вот, оно что. Я сразу раскусил Мишкин план. Конспиратор хренов. Я знал, что у него давно стоит на мою маму.

— Это ты намекаешь, чтобы я завтра был поближе к твоей маме, а ты тем временем будешь тискать мою.

— Да я, что? Я ничего. Так просто сказал.

Честно говоря, я тоже частенько дрочил на теть Таню, и перспектива позажимать ее завтра на озере, показалась не такой уж и недосягаемой.

— Утро вечера мудреней. Завтра посмотрим. А теперь — спать — успокоил я брата, и через пять минут мы уже храпели, как кузнечные меха.

Яркий свет, пробивавшийся сквозь открытые жалюзи, разбудил нас на следующее утро. Запах жареного кофе доносился сквозь открытую форточку, и приятно щекотал ноздри. Через пять минут мы уже сидели на импровизированной кухне, уплетая сэндвичи, и прихлебывая ароматный кофе.

— Чем займемся сегодня? — спрашивает Мишкина мать, как-бы, между прочим — я бы на лодке с удовольствием прокатилась

— Так я грести не умею — разочаровано затянул Мишка, с надеждой поглядывая в мою сторону.

— Я умею — вызвался я, и даже поднял руку, как в школе.

— Ну и отлично, а мне на катамаране больше нравиться. Педали то крутить хоть умеешь? — с улыбкой обращалась уже моя мама к племяннику.

На том и порешили. Мы вытащили плавсредства из сарая, и дотолкали их до самой воды по мокрой от росы траве. Мишка с моей мамкой забрались на катамаран, а я с теть Таней, соответственно, разместились в двухвесельной лодке друг напротив друга. Сначала плыли рядом, почти бок о бок, но ближе к середине озера, пути наши начали расходиться. Уже метров сорок хороших разделяло нас, как теть Таня произнесла.

— Ты не против, если я позагораю немного?

— Да, нет, конечно. На здоровье.

Она сняла футболку, бросив ее на сиденье позади себя, и осталась только в шортах и бюстгальтере. Вытянув вперед ноги, и подмостив под голову футболку, она откинулась назад, и закрыла глаза.

Я час от часу посматривал в сторону катамарана. Мама уже была также без футболки — принимала солнечные ванны. Мишка рассказывал ей чего-то смешного, время от времени, нагибаясь поближе, и шепча ей прямо в ухо. Мама заходилась от хохота, а Мишаня периодически обнимал ее за плечи. Больше ничего не удавалось рассмотреть из-за приличного расстояния, но червячок ревности уже проснулся внутри меня. Вот, паршивец, он время зря не терял. Я переводил взгляд на теть Таню — та без движения, полулежа, сидела передо мной с закрытыми глазами. И вдруг, ни с того, ни с сего, она расхохоталась. Я быстренько окинул себя взором — вроде бы причины для смеха нет: зипер застегнут, член не выпирает — все нормально.

Как будто отвечая на мое беспокойство, она заговорила.

— Да вот, вообразила лицо молоденькой продавщицы, когда вы с мамой белье выбирали.

Я невольно улыбнулся, вспоминая тот момент.

— Я только боялся, чтобы она своей жвачкой не подавилась, а то еще Emergency (неотложка) пришлось бы вызывать.

Мы дружно захохотали.

— А, что, понравилось тебе женские трусики выбирать? — промолвила вдруг теть Таня, вытирая слезы от смеха.

Я, как-то, сразу стушевался, не ожидая подобного вопроса.

— Да, прикольно было.

— Мой Мишка, наверное, на такое сроду не решился бы.

Я лишь неопределенно пожал плечами, не в восторге от странной темы разговора.

— Мама говорила — ты большой фанат ее белья.

Я тут вообще потерялся. Ну, что за разговоры такие?

— Смотрите, краснеет он. Не забывай, мы ведь с мамой сестры — и ничего не скрываем друг от друга с самого детства.

Я не знал, куда деть глаза, и еще интенсивнее заработал веслами.

— А я была бы счастлива, если бы мой Мишка таскал мое белье из корзины — вдруг серьезно произнесла теть Таня, и пристально посмотрела в мои глаза.

Та же черная бездна, в которую начало засасывать. Я встряхнул головой, отгоняя наваждение. И в эту секунду я понял — она знает ВСЕ.

— Вообще то, мама считает это — извращением.

— Извращением? — буквально выкрикнула теть Таня, и резко наклонилась ко мне, почти касаясь своими губами моей щеки.

— Да это ее В-О-З-Б-У-Ж-Д-А-Е-Т — прошептала она в самое мое ухо.

Она резко откинулась назад и заразительно засмеялась. Упокоившись, посмотрела в направлении катамарана и, не поворачивая головы, тихо произнесла.

— А не мог бы ты объяснить моему Мишке... ну... все прелести... ну... женского белья. Особенно — трусиков и... их запаха — на последнем слове она сделала многозначительное ударение.

Ком застрял в горле, во рту пересохло — я не мог произнести не слова, и просто кивнул (сам не знаю почему).

— Вот и чудненько. Вот и договорились, а за мной не заржавеет — ободрилась Мишкина мама, считая, что сделка заключена.

Я отвел глаза, стараясь скрыть волнение, и разобрать, что же там происходит на катамаране. К сожаленью, они были к нам спиной, Мишаня вполоборота, и агрессивно что-то жестикулировал.

— Хочешь посмотреть? — вывел меня из оцепенения голос Мишкиной матери.

Я автоматически кивнул головой. Конечно, хочу посмотреть — чем там они на катамаране занимаются.

В следующее мгновение теть Таня легонько пнула меня ногой, и я повернул голову к ней. Оглянувшись по сторонам, будто убеждаясь, что вокруг никого нет, она левой рукой взялась за короткую штанину шорт — и медленно оттянула ее в сторону. Правую ногу, согнув в колене, отвела в противоположном направлении. Под шортами НИЧЕГО не было.

Мои руки задрожали и потеряли координацию — лодка резко тормознула.

Две лоснящиеся сладки кожи, без единого волоска были чуть приоткрыты, демонстрируя розовую, влажную плоть влагалища. Внутренние губки, в отличие от маминых, как два вареника, нагло выпирали вперед, между большими губами, а вот клитора не просматривалось вообще. Вот маме бы теть Танины выпирающие губки, а той — мамин клитор — было бы два идеальных женских половых органа. Хотя, и без этих вкусностей, все увиденное, спровоцировало нарастающий стояк.

— Весла не утопи, а то нырять сейчас вдвоем будем — вывел меня из оцепенения голос теть Тани.

— Греби уже к берегу — добавила она, отпуская штанину, и сжимая плотно ноги.

— Так, значит, мы договорились?

Теперь уж я, с сознанием дела, кивал утвердительно головой. Правда, не знаю, как буду решать этот вопрос с Мишаней, но что-нибудь придумаю. Ведь я сын своей мамы. Ну, вы знаете,... было у отца две дочери.

Катамаран за нами подруливал к берегу. Мишка пыхтел, толкая его по траве, стараясь не смотреть в мою сторону.

Дальше, до вечера, ничего особенного не происходило. Стандартный вчерашний набор: купание, фрисби, поглощение пищи. Вот только, на этот раз мы с мамой не пили — наша очередь была рулить Мишкиным «Фордом». Конечно же, несколько раз удалось позажимать пьяненькую теть Таню в воде, даже потискать ее за сиськи, но, в общем — ничего особенного. Правда, и Мишка времени зря не терял.

Ближе к вечеру — начали собираться в обратный путь. Больше всего времени отняло сокрытие всех следов нашего пребывания....  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх