Таня маленькая П

Страница: 2 из 3

когда-то мы должны были перейти на новый уровень. Мы гуляли по темному парку, погода была хорошей, я пил пиво, а она сок и упрашивала меня купить ей тоже пива. Я отшучивался, что она ещё маленькая, а она рассказывала, что уже несколько раз пила пиво и шампанское. Уже перед ее домом, она попросила просто сделать глоток прополоскать рот. Сока у нее уже не было. Взяла у меня бутылку и присосалась. По ней было видно, что ей не столько нравится пиво, сколько она хотела доказать мне, что она всегда добивается, чего хочет.

— Ну чего бабушке скажешь? От тебя же теперь пивом разить будет.

— Скажу, что ты пил пиво и поцеловал меня на прощание.

Я иногда представлял Таню в своих эротических фантазиях. А сейчас я задумался, интересно, а Таня когда-нибудь думала о том, что мы можем зайти куда-то дальше?

Я приобнял ее, развернул к себе и поцеловал в губы. Она не попыталась отстраниться, и я сам оторвался от ее губ.

— Бабушку обманывать нельзя. Вот теперь можешь честно ей сказать, что я поцеловал тебя на прощание.

Меня как прорвало. Сама запретность ситуации, когда я целую малолетку, пиво, ударившее в голову, и ее молчаливое согласие заставляли напрягаться мой член и я раз за разом тянулся к ней за очередной порцией поцелуев. Она ни разу не попыталась отвернуться, но и не льнула ко мне сама. Мы зашли в ее подъезд. Лампочка не горела, и когда я закрылась дверь, нас поглотила полная темнота. Я снова прижался к ней. Она в первый раз обвила меня руками, и я тоже дал волю своим рукам. В этот день я впервые ощутил упругие холмики девичьей груди, но окончательно головы не потерял. Не раздевать же ее в грязном подъезде, куда в любой момент могут зайти люди. Я оторвался от нее и сказал:

— Тебе надо домой. А то ещё немного, и я тебя уже не отпущу.

— А знаешь кто такой педофил? — спросила она, сбивая с меня возбуждение и заставляя задуматься над ответом.

— Хм... Ну, наверное, не очень. А кто?

— Это ты! Ты знаешь сколько мне лет?

— Знаю конечно. Но если честно, сейчас вообще не о том мысли были.

Мы ещё немного поговорили, и я узнал, что я старый, как ее папа и что, бабушка сойдет с ума, если узнает сколько мне лет. Она до сих пор уверена, что ее внучка гуляет вечерами со своим ровесником.

— Так что же, тебя нельзя целовать? — поинтересовался я.

— Можно, если я разрешаю, — ответила Таня и сама потянулась к моим губам, окончательно сбивая меня с толку.

Мы все также продолжали встречаться. Её похоже абсолютно не волновали взгляды других людей, но я старался выбирать время потемнее или не очень людные места. На людях я все также вел себя отстраненно, и мы были больше похожи на родственников, чем на пару. Зато наши прощания в машине становились всё более страстными. Она позволяла раздевать себя по пояс, категорически не пуская ниже, и сама постоянно терлась о мой возбужденный член, и пару раз даже, как бы случайно ощупала его рукой, увы, не делая попыток освободить его из плена штанов.

Время от времени я начал приглашать ее к себе домой. Сначала под предлогами, что я что-то там забыл. Мы поднимались буквально на минутку. Я видел по ней, что она волнуется, оставаясь со мной в квартире наедине. И я не торопил события, давая ей привыкнуть. Когда она поняла, что я не маньяк и не накинусь на нее при первой возможности она стала спокойно относиться к моим предложениям зайти ко мне в гости. Мы стали валяться на кровати целуясь и ласкаясь. И когда я сходил в душ и накинул халат на голое тело, мой член, как мачта вырвался из-под халата и одноглазо уставился на Танюшку. Она сначала опешила и попыталась сделать вид, что не замечает его, периодически мельком разглядывая. Я изображал полное расслабление лежа на спине, сквозь полуприкрытые глаза наблюдая за девочкой. А она то целовала меня, то отрывалась, разглядывая торчащий к потолку ствол.

— Там у тебя торчит, — наконец нарушила она молчание.

— Да? Ну спрячь его под халат, если мешает, — постарался я придать голосу безразличный вид.

Она робко взялась за него маленькой ручкой, но не спрятала под халат, а спросила разрешения посмотреть. Я, боясь спугнуть девочку чересчур активными действиями, сказал, что хочу подремать, а она может делать, всё, что угодно. Конечно же мне было совсем не до сна, когда она своими маленькими пальчиками пробегалась по первому в своей жизни члену, а ее дыхание на нем, говорило мне, что ее ротик где-то там совсем рядом. Когда она лизнула его, меня как током пронзило. Мне делали сотни миньетов, но это легкое прикосновение девичьего язычка чуть не заставило меня взорваться. Я скосил взгляд. Член дико распух и в ее маленьких ручках выглядел просто гигантом. Она заметила, что я наблюдаю за ней. Смутилась, выпустила его из рук и легла рядом со мной. Она призналась, что ещё девочка и боится первого раза. Я заверил ее, что первый раз случится с ней, только если она сама этого захочет. Она лежала со мной голая по пояс, упираясь в меня возбужденными сосочками своей небольшой груди. Я давно уже не делал попыток снять с нее джинсы, хотя часто гладил ее пышущую жаром кисочку через них. Она попросила у меня халат и ушла в ванную комнату. Я с замиранием сердца ждал в какой одежде она выйдет. Стих звук воды. Я прикрыл глаза. Сначала я почувствовал запах моего геля для душа, потом меня коснулись ее влажные волосы, маленькое легкое тело опустилось на меня сверху и между ее ног я почувствовал прикасающийся ко мне холмик курчавых волос. Успокоившийся за время ее отсутствия член вздрогнул и начал наливаться. Когда он, выпрямляясь, скользнул по Танюшкиной ножке я понял, что девочка дрожит. Я открыл глаза и увидел, что она бледная от страха. Я обнял ее, начал целовать и успокаивать.

— Глупенькая, ты что? Я ничего не буду делать если ты не захочешь. Не бойся.

Её дыхание постепенно успокаивалось. Мы обнимались, а она мне рассказывала, что очень боится крови. У нее подружка рассказала ей, что первый раз всегда бывает больно и кровь. Она даже сама пыталась проверить насколько это больно, воспользовавшись ручкой отвертки, но не смогла. А мой член гораздо больше. Я говорил, что отвертка твердая, а член мягкий и гибкий. Она с сомнением косилась на мой распухший прибор. Тогда я начал рассказывать о других видах секса, чтобы перевести тему.

В этот день я так и не лишил Танюшку девственности, зато с упоением вылизывал ее маленькую щелочку, исторгающую соки страсти. А она неумело взяла мою головку в ротик и пыталась посасывать. Правда я так и не кончил.

Через день она сама напросилась ко мне в гости. Я мыл ее в душе, упираясь требовательно торчащим членом, а потом мы сразу запрыгнули в кровать. У меня сложилось впечатление, что кто-то из подружек поделился с ней опытом или она сама поднабралась теоретических знаний в интернете. Она сразу принялась за миньет. Опыта пока не было, но было видно, что теоретически она уже гораздо более подкована, чем два дня назад. Я предупредил ее, что если она так будет стараться, то член может начать стрелять спермой. Она кивнула и с ещё большим усердием принялась за его обработку. Меня в принципе-то очень заводит возможность спустить в ротик девушке или обкончать ее мордашку, а тут моя маленькая Танюшка. Мысль об этом заставила головку раздуться, яички подтянулись, и я почувствовал, как включился какой-то внутренний насос и накопленные запасы толчками начали выплескиваться сначала в ротик опешившей девочке, а когда она оторвалась от него, крупный сгусток ударил ей в лицо, заставив зажмуриться и повис каплей на носу. Танюшка рванула в ванную комнату, и сквозь струи воды было слышно, как она отплевывается. Когда она вернулась и начала извиняющимся тоном говорить, что не ожидала, что спермы будет так много, но в следующий раз обязательно проглотит, я понял, что девочка начиталась каких-то продвинутых форумов, и решила, что если сперму не глотать, мужик должен обидеться.

Я успокоил ребенка, но не стал переубеждать. Хочет научиться глотать, пускай учится....  Читать дальше →

Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх