Ужин на коленях. Часть 2

  1. Ужин на коленях. Часть 1
  2. Ужин на коленях. Часть 2

Страница: 2 из 4

засунуть внутрь её вагини всю свою руку. Раздались хлюпающие звуки. Быстрые движения, неловкая ситуация, и не утихшая боль смешались и вылились в голопирующее возбуждение. Она моментально добралась до пика. Казалась, девка читала её мысли. Те мысли, которые даже она сама не знала.

— Хватит. Я ухожу, — пыталась решиться Робкая.
— Хорошо, — согласилась первая, и приостановила свои движения. — Пойдем. Только чуточку помоги мне. Пожалуйста. Просто сожми ей сиськи.
— Нет.
— Ну, пожалуйста. И мы пойдем.
— Ну... я не могу.
— Ты же ничего не делаешь. Просто пожмешь её грудь.
— Я не лесбиянка.
— А кто говорит об этом? Ты просто поможешь мне и ей. И мы пойдем.
— Не знаю... обещаешь?
— Конечно.
— Хорошо, только я чуть-чуть. Можно? — видимо вопрос относился к господину.
— Валяй.

Пальцы неуверенно опустились поверх платья и легли на её грудь. Они нежно стали сжимать её. Теперь, несмотря на заполненную киску, центр возбуждение перенесся на её грудь, где робкие ласки девушки имели странный, возбуждающий эффект. Но тут пальцы вновь стали врываться в нее, тереться о стенки влагалища, и распалять все больше и больше. Она застонала. Через волны возбуждения она чувствовала, что её грудь сжимается все сильнее, и это уже было невыносимо.

— Мов... о? — вырвалось из её рта.
— Что? — не понял Он.
— Мов... о? — постаралась громче и четче произнести она, чувствуя, как дыхание перехватывает, но член во рту не давал ей произнести мольбу внятнее.
— Не слышу, — вновь переспросил Он.
— Сожми ей соски, — раздался голос Наглой.
— Что? — непоняла Робкая.
— Ууу, мо... о? — собравшись с последними силами выдавила она.
— Соски ей жми быстро! — резко прикрикнула Наглая на подругу и та подчинилась.

Больше она ничего не понимала. Тело тряслось насаженное на девичьи пальцы, а соски вспыхнули огненной болью, и электрическим разрядом прошла по её телу прямо в вагину. Она затряслась, все еще насаженная на его член, и, как могла, стонала, погружаясь в волну оргазма за волной.

— Все, идем, — первое, что распознала она из звуков этого мира, было нытье Робкой.
— Разве тебе кто-то разрешил? — снова раздался Его грозный голос.

Страх охватил её. Она поняла, что не удержалась и теперь её ждет наказание. Поднять голову на него, хоть его руки больше её не удерживали, она не решилась.

— Тебе надо её хорошенько наказать, — посоветовала Наглая.
— Непременно она свое получит, — согласился Он.
— Ну, идем же, ты обещала, — заныла снова Робкая.
— Хорошо, — согласилась её подруга.
— Подожди, — остановил её господин, — пожалуйста, вставь это на место, и можете идти.
— Куда? — удивилась Робкая. Видно к ней обратился господин.
— В задницу ей вставь, — расхохоталась Наглая, — это же анальная пробка.
— Не буду я этого делать.
— Да что ты все время телишься, трусиха.
— Я не тусиха.
— Ну, так вставь пробку в задницу шлюхи и пошли. А то ноешь тут больше, чем потратила бы, если бы сделала все сразу, — даже в голосе Наглой было слышно, как она возбуждена от происходящего.
— Хорошо, — наконец согласилась Робкая.
— Я тебе даже помогу, — сменила гнев на милость Наглая. — Оближи её сначала. Да не сцы ты. Да, вот так, полностью, — руководила операцией Наглая.

На её ягодицы легли девичьи руки и стали разводить их в стороны. Затем она почувствовала, как немного жидкости капнуло между её ягодиц, и эта вязкая жидкость стала стекать к её анальному отверстию. Тут одна рука оставила её попку и стала втирать слюну в проход. Слабость еще не покинула её, и, может, потому, когда холодный металл коснулся её входа, она не напряглась. Совсем немного давления и пробка достаточно раздвинула сфинктер, чтобы провалиться внутрь. Теперь она прочно сидела в девичьей попке.

— Все, пошли. Мне это надоело. Хочу отсюда убраться, — снова заканючила Робка.
— Ну, идем уже, идем, — раздраженно ответила подруга. Ей явно не хотелось уходить, но обещание надо было выполнять.

Легкие девичьи шаги стали удаляться. Он оторвал её уставший рот от своего члена, встал, обошел её, и наклонившись зацепил поводок за колечко на пробке.

— Вставай, — скомандовал Он. — Твое поведение при посторонних совершенно неприемлемо. Поправься и пошли — будем снова вбивать в тебя правила хорошего тона для шлюх. Давай, поживее.

Они опять шли по одной из центральных аллей, как ни в чем не бывало. Только её лицо все еще пылало от недавней нехватки кислорода, вызванного членом в её горле, и, несмотря на все её усилия, косметика немного плыла по лицу. Но, если кто-то не слишком обращал внимание в вечернем мраке на лица прохожих, то он мог разглядеть поводок в руках у Него, который вторым своим концом уходил под её платье.

Больше всего она боялась того, что в один момент поводок сильно натянется и пробка выскочить из её попки. В это время все увидит, что было в ней. И если она выпадет, то Он захочет, чтобы она вернулась на свое место, и ей придется запихивать её обратно прямо тут, посреди оживленной аллеи. Однако, Он держал поводок свободно, и она лишь чувствовала, как прохладная цепочка скользит по её бедрам.

Выйдя из парка, они свернули на небольшую улочку и вскоре остановились возле крытого грузовика, похожего на тот в котором развозят хлеб и прочие товары для магазинов. Он постучал три раза в дверь кабины, и из окна высунулась голова мужчины. Тот кивнул, и Он повел её назад, к кузову. Там, открыв заднюю дверь, Он помог ей забраться и легко вскочил сам.

Внутри кузова было светло: в верхних углах горели четыре люминисцентные лампы. Прямо посреди кузова стояли козлы, а ближе к кабине x-крест. Справа лежали разные флоггеры, кнуты, стэки и прочие девайсы, уже не раз опробованные ей на своей шкуре.

— Снимай тряпку и ложись, — кинул Он, кивком указывая на козлы.

Она сняла платье через голову, Он же избавился от пиджака, отложил галстук и расстегнул свою рубашка. Она лежала, грудью на плоской поверхности, расставив ноги в стороны, рядом с ножками козлов. На её рот тут же был наложен кляп в виде шарика пристегивающегося сзади. Когда Он закончил, то быстро пристегнул её ноги и руки к имеющимся креплениям и спустил её чулки. Затем Он взял в руки плеть. Она поежилась, хотя боялась, что в руках у Него окажется кнут.

— Я сколько раз тебе говорил, чтобы ты вела себя почтительно с посторонними, — начал Он и несильно прошелся плетью по её попке, но с непривычки удар показался обжигающим, — ты должна всегда быть внимательной, когда к тебе обращаются, — вновь плеть опустилась на её ягодицы. — Или ты думала, что тех щадящих пяти раз было достаточно, чтобы искупить твою вину.

Назвать удары Наглой щадящими, у неё язык не повернулся бы, но третий хлесткий удар заставил бы её закричать, если бы не кляп. Затем сразу же пять несильных ударов прошлись по её бедрам.

— Но, что я до сих пор не могу понять, — снова вернулся Он к более размеренному ритму с более сильными ударами по её ягодицам. — Так это того, как в твою голову никак не может вбиться простое правило — снова хлесткий удар. — Нельзя — удар — кончать — еще удар — без разрешения, — опять удар. — Нельзя, — пауза и снова удар. — Ты поняла, — еще один.

Она замотала головой и замычала, что она поняла, но его это не останавливало и еще три несильных удара опустились на её попку.

— Что ж, проверим, — и с этими словами Он засунул в неё два пальца, и стал быстро двигать ими внутри истекающей вагины. Уже через десяток секунд она с трудом сдерживала свой оргазм. Она предпринимала все возможные усилия, чтобы не кончить от его пальцев, но чувствовала, что это сильнее её. Весь сегодняшний вечер сводил её с ума, а сейчас, когда внутри неё оказались, пусть даже просто пальцы, она готова была кончать раз за разом. Но, когда она уже была готова сдаться и согласиться на любые истязания, только бы отпустить себя в это неконтролируемое ванильное путешествие, Он ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх