Ужин на коленях. Часть 2

  1. Ужин на коленях. Часть 1
  2. Ужин на коленях. Часть 2

Страница: 3 из 4

вытащил свои пальцы.

— Держишься? Посмотрим, что ты скажешь на это, — Он потянул за поводок, и, все еще торчавшая из нее пробка, выпала на пол. Сначала Его пальцы ненадолго занимают место выпавшей пробки, а затем что-то более внушительное утыкается в её отверстие. Расслабиться труда не составило, и вот уже, смазанный её выделениями член, проникает в её попку. Сперва движения размеренные, и каждый погруженный в нее сантиметр хорошо чувствуется. Также отчетливо ощущает она, как плотно обтягивает колечко ануса его орган. «Как ей удается оставаться такой узкой, при столь частом использовании этого отверстия», — мелькает мысль в Его голове, но это только усиливает Его и без того находящееся на пределе возбуждение. И Он уже не в силах терпеть. Медленные фрикции начинают быстро переходить в скоростную долбежку. Как будто член не хочет терять и мгновения, чтобы не потереться об узкий вход, при этом выжать из этого движения все возможное. Её волосы уже давно в его кулаке и с каждым проникновением Он сильнее задирает её голову.

Но все это происходит недолго. Он не останавливается когда дрожь бежит по Его телу, а все внизу напрягается перед очередным выходом. Он не перестает вгонять свой член. И когда, затрепетав, член выбрасывает внутрь девушки первую струю спермы, его тело лишь дальше старается вонзить этот мужской клинок. Он рычит и продолжает эту бешенную скачку, пока вся его жидкость не остается в ней.

В это время она держится из последних сил и в конце уже не чувствует себя. Все смешивается в одном клубке удовольствия, и боль, и страх, и возбуждение, и воздержание. Она выдержала или нет? Кончила ли она? Она не знает. Но не знает и Он.

— Шлюха! — почему-то зол Он. — Слишком ты узкая, шлюха.

«Неет,» — понимает она, и её губы стараются расплыться в улыбке, — эта злоба совсем другого рода. Она лишь показывает, что девушка все сделала правильно, ублажив своего господина. И Он может на неё посердиться».

— Надо тебе твою задницу раздолбать так, чтобы она была шире и глубже Марианской впадины, — не унимается Он. — Но ничего, сейчас моя очередь на тебе отыграться. Ты еще пожалеешь, что перед нашей встречей, как следует, не растягиваешь себя. И раз ты узкая, то можно тебя вообще заткнуть.

Пробка быстро возвратилась на свое место, пресекая попытки спермы выбраться из её попки. Его руки ловко отстегнули её от козел, и, взяв за волосы, Он потащит её к кресту. Недолгая свобода вскоре заканчивается, когда её руки и ноги вновь оказываются зафиксированными. Она с трудом поворачивает голову и видит, как Он берет в руки флоггер. Флоггер, а не кнут. Флоггер, её любимый казачий флоггер, с 8-ю тонкими кожаными хвостами. И еще Он берет мягкий флоггер, с, казалось бы, сотней мягких хвостов. А это лишь значит, что Он совсем не сердиться, а, наоборот, доволен ею. «Сейчас, сейчас, сейчас».

И вот мягкие, кожаные хвостики начинают раз за разом опускаться на её ягодицы, каждым ударом накрывая практически полностью обе половинки. Кожа тут же отзывается горячими вспышками, растекающимися по всей попке, а сладкая боль заставляет одновременно и бояться и ожидать следующего удара. Вот удары мягкого флоггера начинают осваивать новые поверхности, проходя то выше, на её гладкую спину, то ниже, опускаясь на ее бедра. Когда хвосты ложатся лишь на одно бедро, их кончики, набрав скорость, сильнее обжигают внутреннюю сторону одного бедра и наружную другого. Сейчас вся её кожа сзади розово-красная от ласковой обработки болью, и это Ему нравиться — кто-кто, а она знает это. Но, и она сама ощущает это погружение в ватно-горячее чувство.

«Ну, когда же Он начнет», — взмолилась она.

И оно началось. Он помедлил и сначала сотни мягких, длинных, кожаных пальцев вернулись на её ягодицы. Она зажмурилась в ожидании, и вот восемь обжигающих полосок легли на то же место. Она легонько выдохнула, испугавшись, что Он мог принять это за стон. И снова мягкие пальцы прошлись по её ягодицам, чуть ниже, чем в прошлый раз. Как бы приглаживая часть нанесенных огненных рубцов. Поверх этого места опять пошли обжигающие полосы, и выдох получился чуть громче. «Надо держать себя в руках, надо дер... « — её мысли перебил очередной двойной мягко-жгучий сет. Она открыла рот, но перехватила стон где-то в горле. Однако слезы, выступившие на её глазах, они даже не заметила.
Удары переместились выше, на спину, и она держалась, как могла. Ритмичные, одинаковые они проходили по уже обожженным участкам и зажигали их снова и снова. Слезы уже текли не останавливаясь, но она уже не могла их заметить. Стоны рвались один за другим и даже попытки кляпа их остановить были беспомощны.

Поднявшись, выше флоггеры пошли вниз, и уже когда они были на ягодицах, её стало уносить. Удары превратились во что-то сливающееся с реальностью, а обжигающие волны уже казались всюду и нигде одновременно. В какой-то момент она потеряла ощущение тех мест, где кожа хвостов соприкасалась с её кожей. Да, все это было, но где-то там, а не где-то именно. Тоже самое было и с болью она была везде, и в то же время, её не было. Она просто была в этом облаке, растворяясь и наслаждаясь невесомостью...

Что-то мягкое будоражило её шею. Что-то зовущее, требовало выхода снизу. Что-то обещающее иное удовольствие взывало на её груди. «У нее есть грудь?! И с ней что-то происходит», — начала возвращаться она в свое сознание. Более того, её горящая спина испытывала приятное прохладное прикосновение чего-то ей подобного, плотно прилегающего к ней. Это мог быть только Он. Сознание сперва ответило на вопрос, и только затем позволило понять: кто этот «Он». Однако, поняв ответ, она тут же расслабилась вновь, отдавшись в его руки. Но не только руки что-то хотели от неё. Она почувствовала, что внутри её находится орган, требующий внимания. Сам Он не двигался, и ей пришлось самой медленно скользить по члену, превозмогая слабость.

Все это длилось томительно долго по в её времени, и совсем коротко по Его часам. Дав ей более-менее прийти в себя, Он сам начал двигаться, прижимаясь к пылающей плоти. Он знал, как сейчас она беззащитна перед ним и перед разжигающимся в ней вновь Великим Костром. Это ведал и его член, купающийся в её смазке и разжигающий костер все больше и больше. Её хватило ненадолго, чтобы застонать от вспыхнувшего внутри пламени и безвольно отдаться удовольствию. А Он продолжал. И когда она уже начала отходить от оргазма, Он не стал сдерживаться, а просто сжал её в своих руках, загнал член поглубже, и раз за разом стал выливать вновь накопившееся семя в её всеполгощающую вагину.

Когда Он кончил, то отошел на несколько шагов, наслаждаясь видом пристегнутой по рукам и ногам стройной и нагой девушкой с алой спинкой, попкой и верхней частью бедер, безвольно висящей на крепких креплениях и с двумя отверстиями, наполненными его спермой. Дав себе волю полюбоваться этим зрелищем, Он с удовольствием обнаружил, что его член вновь стал наливаться силой. Не на шутку завел его сегодняшний вечер, если его член уже четвертый раз рвется в бой. Но, пока ему придется подождать.

Он медленно оделся сам, поднял ее чулки, отстегнул её лодыжки и запястья, поймав ее обессиленное тело, Он положил его на козлы. Оставшись сзади, Он взял пробку и потянул её, освобождая её попку. Теперь обе её дырочки были свободны и хорошо смазаны мужской спермой, которая медленно устремилась наружу. Она, немного отдышавшись, обрела возможность держаться на ногах и поднялась. Он подал ей её платье, и медленно остывающая кожа вскоре почувствовала прикрытие. В этот момент она поразилась: насколько быстро она из полностью нагой превратилась вновь в более-менее одетую. Все-таки платья, эта тонкая грань между бесстыдством и культурным видом, есть настоящий атрибут женственности.

Они вышли из фургона. Он взял ее за руку и подвел к водителю, курившему возле кабины. Только сейчас она поняла, что этот мужчина все слышал и позабытый стыд вновь вернулся на её щеки.

— Поблагодари доброго человека, — потребовал ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх