У соседей с Петровичем на глазах у тёти Тани

  1. На веранде с моим приятелем Мишкой
  2. На веранде с моим приятелем Мишкой и его соседом Петровичем
  3. Всё там же на веранде всё с той же тётей Таней
  4. У соседей с Петровичем на глазах у тёти Тани

Страница: 2 из 2

к моему. Его были наполнены блаженством, которое он получал от движений своего члена в моей заднице. Пот с его волос и его лица по бороде и усам стекал на моё лицо, заливая мой лоб, мой нос и мои губы. Когда на губах его накапливалось много, я облизывал их, наслаждаясь соленым вкусом мужчины, который сейчас имел меня.

— Наташка, как же хорошо, — прошептал Петрович мне на ухо и немного отстранился от меня.

Убрав мои ладони с моей груди, Петрович сжал мои соски своими огромными пальцами. Это принесло мне сладкую боль и я простонал ещё громче. Свои руки я положил ему на лицо и гладил его покрытые волосами щеки и подбородок. Когда мои пальцы коснулись его губ, он разжал свои губы и я засунул их в его рот. Петрович водил по ним своим горячим языком, посасывал и несильно покусывал их.

Я высунул свои пальцы изо рта Петровича и зарылся ладонями в его мокрых волосах. Я хотел поцеловать его. И, надавив на его затылок, попытался приблизить его лицо к своему. Но, Петрович посмотрел на свою жену, а затем прошептал мне: «Нет, Наташка, я не целуюсь со шлюхами. Даже с такими хорошими как ты».

Где-то в глубине души мне стало обидно от его слов. Но, я прекрасно понимал что его слова были справедливы. Для этого мужчины я был не больше чем шлюхой. И относился он ко мне соответствующе.

Я запрокинул голову и посмотрел на сидевшую меньше чем в метре от нас тётю Таню. Она уже сняла с себя платье. Обнаженная женщина одной рукой гладила свою красивую грудь, периодически сжимая свои большие розовые соски; другой — ласкала свою влажную от собственных выделений киску, засовывая в неё то один, то два пальца. Глаза тёти Тани были слегка приоткрыты и она внимательно наблюдала как её муж имеет меня.

Затем, поднявшись с кресла, тётя Таня подошла к нам, забралась на стол над моей головой и присела так, что её промежность коснулась моего лица. Колечко её ануса было совсем близко к моему рту и, закрыв глаза, я начал его нежно лизать. Затем я, как мог, ввел свой язык ей в анал, провел языком по внутренним стенкам её кишечника и вынул свой язык, чтобы продолжить уже с её клитором.

Найдя его своим языком, взял его в рот.

— Да, Наташенька, пососи его, — простонала тётя Таня.

Я начал сосать её клитор, теребил его языком, периодически несильно покусывал его своими зубами, заставляя тётю Таню стонать всё громче и громче. После того, как я наигрался с ним, я принялся за её горячее, истекающее ароматными выделениями, влагалище. Я засунул в него свой язык и начал нежно вылизывать его, глотая соки женщины, которые наполняли мой рот.

— Ах, Наташенька, девочка моя, не останавливайся, — сладко простонала тётя Таня.

А затем уже своему мужу:

— Ванечка, поцелуй меня.

Продолжая трахать мой зад, Петрович наклонился к своей жене и они начали целоваться. Я же в свою очередь стал работать своим языком во влагалище тёти Тани еще усерднее, и вскоре, она уже не могла целоваться со своим мужем, потому что громко и протяжно завизжала. Орошая мой рот более обильными, чем раньше, потоками своего сока она стала кончать. Тело тёти Тани трепыхалось от удовольствия. А когда стоны её закончились, она, ещё немного поелозив своей киской по моему лицу, приподнялась и слезла со стола.

Присев рядом, она повернула моё лицо к себе с дрожью в голосе сказала:

— Спасибо тебе, Наташенька, спасибо. И никакая ты не шлюха.

Тётя Таня с наигранной строгостью посмотрела в сторону своего мужа, который продолжал трахать меня в зад.

— Ты, Наташенька, хорошая девочка.

Она наклонила своё лицо к моему и её нежные губы коснулись моих. Чмокнув меня, тетё Таня поднялась.

— Вы здесь продолжайте, — сказала женщина, — а мне надо подмыться и приготовить обед, что бы как следует отблагодарить Наташеньку за то, что она для нас с тобой, Ванечка, делает.

— Нет, тётя Таня, это мне надо благодарить вас с Петровичем за то, что вы для меня делаете, — сбиваясь от движений члена Петровича в моей заднице, простонал я.

Тётя Таня, подмигнув мне, подняла своё платье и, виляя своими красивыми бедрами, пошла в дом.

А мы с Петровичем и не думали останавливаться.

Я посмотрел на него. Лицо и, покрытое волосами, тело мужика покраснело ещё сильнее. Он тяжело дышал и продолжал интенсивные движения тазом, трахая меня в очко.

— Нет, Наташка, что бы там Танюша не говорила, ты все-таки шлюха, — сказал Петрович.

А потом добавил:

— Что-то мне надоело так тебя трахать.

Петрович вытащил свой член из моей задницы и пошел в сторону кресла. Увидев его член, я в очередной раз поразился тому, как этот хуище поместился в моей, ещё вчера утром девственной, заднице. Петрович сел в кресло, широко расставив ноги и улыбаясь сказал:

— Эй, Наташка-вместо-жопы-пизда, ты идешь?

А как же не пойти, если зовут?

Я слез со стола и забрался над коленями Петровича лицом к мужику. Нащупав рукой его хуище, я направил его себе в очко. Когда головка была во мне, я сел и этот огроменный член без проблем вошел в меня на всю длину. Я пару раз сжал сфинктер и принялся приседать на хуище Петровича.

— Говорю же, Наташка, что ты шлюха. Смотри-ка сама на мой хуй насаживаешь, — сказал Петрович.

«А кто, спорит, Петрович?!» — подумал я.

И начал насаживать на хуище Петровича ещё быстрее, чтобы у него не осталось никаких сомнений, в том какая я ненасытная шлюха.

Петрович отклонился назад, закрыл глаза и, убрав за голову руки, обнажив свои волосатые и мокрые от пота подмышки. Подмышки мужика источали такой сильный аромат настоящего мужика, что я не смог удержаться и стал поочередно лизать их. Петровичу это однозначно понравилось и, громко зарычав, он начал двигать своими бедрами в такт моим приседаниям.

Наслаждение, которое приносил мне хуище Петровича было неописуемым. Завизжав по-девчачьи, я начал кончать. Мой ебырь не отставал от меня и, громко рыча, сжимая мои соски своими пальцами начала наполнять мой кишечник своей спермой. Её, похоже, было не меньше чем вчера. А вчера её было очень-очень много. Пока Петрович кончал, он продолжал трахать меня. Из-за его спермы в моем очке, вокруг раздавались чавкающие звуки. Закончив изливаться, Петрович прижал меня к себе и обнял. Я обнял его. По нашим трясущимся телам стекал пот.

Уменьшающийся хуище Петровича все еще оставался в моём очке, когда я услышал голос моего приятеля Мишки:

— Вот ты, где, Наташка!

Продолжение следует...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • Anonymous
    Алекс (гость)
    30 апреля 2015 20:51

    Отлично продолжай больше приключений на ее дырку

    Ответить

    • Рейтинг: 1

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх