Время перемен

Страница: 3 из 4

мой рот полностью наполнился его мочой. В этот самый момент комната уже начала светлеть от скорого рассвета.
— Глотай, сука,!

Выбора у меня не было, и я сглотнул. Это было так грязно, так низко, так пошло, и так невообразимо, я бы никогда не поверил что переживу такое унижение!!! Но лишь к рассвету пережив все это и смирившись, я начал ощущать что то новое, что это приятно и возбуждающе. Мои ноги на плечах у огромного незнакомого мужчины, который сношает меня огромной елдой, в то время как другой мой ёбырь обсыкает и заполняет до краев мой рот. Эти мысли вихрем пролетели в моей голове и я в возбуждении принялся сосать и облизывать огромную залупу только что ссавшего в меня члена. Мгновение и новая порция мочи начала заполнять мой рот, которую я уже покорно принимал в себя. Сглотнул и опять принялся вылизывать.

— Да, ты блядина! Потаскуха похотливая! Нравится моя моча?
Я, сотрясаемый ударами моего ебыря, с членом во рту, несколько раз киваю.
— Может ты тогда и еще хочешь?
Вместо ответа я открываю рот и вытаскиваю язык. Его головка упирается в мой язычок и почти сразу от него рекошетит в глотку золотистая струя.
— Только сейчас не глотай, у меня для тебя еще десерт есть, — наполнив мой рот, он начинает быстро дрочить и через несколько секунд его головка вновь ложится мне на губы и тут же стреляет спермой, которая по языку стекает в его же мочу. Ростик, видимо не выдержав такого зрелища, тоже до боли загоняет в меня свой кол на всю длину и польсирующий хуй начинает кончать. Кажется, что их орудия выстреливают одновременно. Так они оба, застыв, наполняют мои внутрености с двух сторон своим семенем, а я смотрю поверх головы Ростика, и понимаю, что никогда мне не было так хорошо, никогда я не получал такого удовольствия и никогда еще не был так счастлив, как сейчас, когда два, мясистых, увесистых члена кормят меня своим мёдом с двух сторон одновлеменно...
Я проснулся от того, что Ярик пнул меня ногой. Спал я на полу, около дивана, на котором расположился он сам. Сейчас он сидел, член же его стоял как штык.

— Давай, вставай. Снимешь нам утренний стояк и свободен!
Я, быстро вспомнив, где я и кто, встал в свою обычную позу и принялся ему отсасывать. Кончил он после десяти минут моих стараний мне в рот. Спермы было немного, я с легкостью все проглотил.
— А теперь иди, буди Ростика, он это любит.
Я, сразу поняв о каком пробуждении идет речь, направился в спальню хозяина дома. Он тихо похрапывал под одеялом, но даже сквозь толстую ткань были видны очертания его орудия. Я аккуратно залез под одеяло, нащупал ртом его орудие и принялся сосать в полной темноте. Через какое-то время храп прекратился — я понял, что он проснулся. Тогда я подключил руку и стал уже смелее начал насаживаться на его орган. В какой-то момент он даже проскочил мне в горло, но я, преодолевая рвотный рефлекс, продолжил свое дело. Вскоре он откинул одеяло и, положив руки на мой затылок, стал сам контролировать процесс, стараясь насадить меня как можно глубже с каждой фрикцией. В конце концов он вошел в меня более чем наполовину и стал кончать прямо в мою глотку, минуя рот. Спустив в меня, он достал из меня свой член и сказал, чтобы я съебывал из его дома. Я разыскал свои вещи, быстро оделся и ушел.

Родным я наврал, что остался ночевать у друга, хотя они и так не особенно волновались — отец считал, что я уже достаточно взрослый, чтобы самому решать, где мне спать. Сначала, как только я отошел, мне было мерзко и противно даже подумать, что со мной случилось, меня преследовал страх что кто то из знакомых узнает и буду жить в позоре. Прошла неделя, потом вторая и третяя, я старался забыть все, что со мной произошло, как страшный сон, но у меня не получалось. Раз за разом я вспоминал моменты той ночи и раз за разом все чаще испытывал не отвращение, а возбуждение. Ведь тогда, после ночи отвращения и мучения, к утру уже смирился с происходямим и меня переполняли новые непонятные ощущения и эмоции. Я испытывал отвращение и желание забыть, но стоило просто посмотреть порнуху и чуть возбудиться, как ужасно начиналось хотелься мясистого и увесистого члена. День за днем, хочется девушек, но стоит возбудиться как сразу позникает перед лицом не женский образ, а почему то мощный хуй. Я начал запираться в туалете и начинал неистово дрочить, представляя себя с теми мужчинами, вспоминая вкус спермы и мочи. Я кончал, и возбуждение отступало, но оно неизменно возвращалось.

Наконец, я понял, что безумно хочу вернуться в тот дом, что очень хочу опять ощутить их мясо у себя во рту, хочу, чтобы меня ебали и унижали. И вот я еду на автобусе на ту злополучную остановку. Сам не помню, как я добрался до дома, но дорогу я нашел безошибочно, постучал в окно, жду. Дверь мне открыл Ростик и тут же расплылся в улыбке:
— Владик, а мы тебя не ждали! Ярик, посмотри кто к нам на огонек заскочил!
Из дверей показался Ярик:
— Он не обещал, но он вернулся! Что и требовалось доказать, кто хоть раз распробует, всегда уже будет хотеть член и всегда при первой же возможности падать на колени перед болтающейся промеж ног прелестью.
Я вошел внутрь и тут же принялся раздеваться, помня о здешних обычаях.

— Другое дело совсем, давай теперь в ванну, готовься. Я проделал то же, что и в прошлый раз, и в предвкушении пошел к ним в гостиную. Они опять пили, только на этот раз пиво, а по телевизору шел футбол.
— Сейчас, сучка, мы пока делом заняты — болеем. Подожди пока, десять минут осталось.
Я подошел и сел у них в ногах. Играли Спартак и Динамо, Спартак вел 1—0, а мои мужчины за него и болели, поэтому пребывали в прекрасном расположении духа, даже пива мне предлагали и здоровьем интересовались. Но за пять минут до конца матча динамовцы забили мяч красивым дальним ударом, а потом, уже в добавленное время, был назначен спорный пенальти, и Динамо вырвало победу 1—2. Их злости не было предела. Сначала они просто матерились, потом стали крыть судью, но в итоге остановились на мне, что это моя вина — я принес неудачу.

Рассвирепевший Ростик несколько раз харкнул мне в лицо.
— Тварь похотливая. Притащилась сюда, чтобы тебя выебали хорошенько, попользовались тобой? Ты свое сполна получишь, я на тебе живого места не оставлю! И вот перед моими глазами возник член, в котором я сразу узнал залупу Ростика. Он несколько раз размашисто ударил меня по щекам, губам и лбу, после чего направил его в мой рот, который я благоразумно открыл, и стал трахать это мое отверстие. Его член сразу же проник в мою глотку и с каждым ударом входил все глубже и глубже.
Он долбил меня с невероятной силой, держа мою голову, как в тисках, своими огромными ручищами, пока наконец его яйца не стали биться о мой подбородок. Тогда он вытащил его из меня полностью, его головку и мой рот связывала нить моей слюны, и вонзил его опять, как будто с разбегу. Он вошел как меч в ножны. Он проделал это еще несколько раз, пока в комнату не вернулся Ярик с веревкой в руках. Сначала мне связали вместе руки, потом ноги. После чего меня положили на спину и закинули ноги за голову, совместив их с руками и плотно связав между собой, а потом привязали все это к ножке дивана. Таким образом, мои кисти и ступни были связаны в одном месте, за головой, а попка была выпячена вверх.

Закончив приготовления, Ярик сразу вонзил свою булаву в меня и стал сношать так, как будто хотел выбить из меня дух. Я чувствовал, как его огромная головка ходила во мне, и это были непередаваемые ощущения. Ростик тем временем вставил свой хуй в глотку, настолько что мои губы касались лобка, носу некуда было деться а глотка заткнута и нечем было дышать. Его яйца уже не висели, машонка плашмя расположились на носу и глазах. Я чувствовал этот запах самца, эту согревающую лицо громадную машонку. Я захлебывался его членом и текли слезы, и когда он его вынул я жадно глотал воздух.
Потом он приказал открыть пасть и из его рта в мой потянулась длинная нить слюны. Ярик перестал меня ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх