Армейская шлюха

Страница: 2 из 3

на живот.
— Молодец! Свободен!
— Ну если вы больше ни чего не хотите...
— Тебе что мало... Тогда вставай раком на диван.
Я следовал приказу: встал на диван раком, упёрся головой в спинку, руками развёл ягодицы.
— Стой так, я сейчас.

Данилин вышел из комнаты, я стоял в позе не двигаясь, дверь открылась и я услышал голос с явным акцентом, это Мифтахутдинов.
— Вот это подарок, какая красота, Спасибо!!!
Я не оглядывался, только слышал как падает одежда, шаги, тёплые руки гладят мою попку, горячий член упирается в анус.
— Он любит жёстко, у тебя час, пойду на пульт прогуляюсь...
Данилин закрыл дверь, а Мифтахутдинов открыл вход в мой анус своим членом.
— Не хотел у меня второй раз пососать, будешь отрабатывать попкой!

Крепко схватив меня за талию, он начал сразу и довольно жёстко трахать меня, но именно этого мне и не доставало последние полгода. Довольно быстро кончив мне на спину, Мифтахутдинов уселся на диван, широко расставив ноги.
— А пососать то ещё надо, давай приступай...
С ехидной улыбкой он взял меня за шею и притянул к члену, я безропотно подчинялся, вылизывал остатки спермы, сосал головку, ласкал яйца. Когда член начал снова крепнуть, он приказал мне лечь на стол, попа свисала с одной стороны, голова с другой, Мифтахутдинов раздвинул мои ноги и прильнул языком к анусу. sexytales По всему было видно, что он очень любит анальный секс и секс с парнями для него не в новинку, если два других скорее от безысходности, то Мифтахутдинов упругую маленькую попку парня предпочёл бы девичий вагине. Он усердно вылизывал мой анус, потом обошёл стол и вставил мне в рот, придерживая за голову всё глубже пропихивал член в горло пока не погрузил полностью, затем вынул и снова засадил по самые яйца, размеренно трахая моё горло, он дотягивался рукой до ануса растягивая его пальцами.

Вдоволь насладившись моим ротиком, он принялся за попу, резко вогнал член, ухватился за талию и трахал с сумасшедшим напором, я изнывал от возбуждения, моё тело извивалось на столе, с моих губ слетали стоны и мольбы не останавливаться. После продолжительного секса на столе, он лёг на пол, усадил меня на член спиной к себе, крепко держа за попу насаживал меня, потом я откинулся назад, упёрся руками о его волосатую грудь, он руками раздвинул мне булки и начал трахать как швейная машинка. Шлепки и стоны казалось слышно было за километр:
— О! какой ты молодееец!!!
— Даааа!!! Ещёёёооо!!!
— Какая попкаааа...
— Не остонавливайсяаааааа!!!
Мой член во всю разбрызгивал сперму по комнате, Мифтахутдинов строчил не переставая, мы оба приближались к пику, даже открывающаяся дверь не останавливала этот секс марафон.

— Блин! Равиль, давай завязывай.
— Уйди!!
— Ещёёооо чуть чуть, пожалуйстооооооооооооооо, ещёёёёооооо, аааааа!!!
Мои стоны убедили Данилина прикрыть дверь, что бы услышать хриплый рык Мифтахутдинова, кончающего прямо в меня и мой протяжный писк развратной шлюхи которую накрыл мощнейший анальный оргазм. Равиль откинул меня в сторону, сел на диван, когда Данилин снова зашёл, он увидел меня крутящегося по полу, содрогаемого судорогами и непрерывно стонущего.
— Что ты с ним сделал!!?
— Всё хорошо, не мешай девочке кайфовать... Он очень хорошая девочка...
Я то и дело проваливался в сон, мне было очень хорошо, офицеры уже говорили о чём то своём.
— Эй! рота подъем! Марш в казарму! Отбой!
Я кое как собрался и пошёл спать. После этого служба пошла другим чередом, меня освободили от нарядов, я только заступал на дежурства, шесть дней в неделю я ублажал офицеров: Маврин раз в неделю отсос, Данилин пару раз, Мифтахутдинов мог каждый день, в казарму я приходил только спать, это вызывало массу вопросов у сослуживцев, я отмазывался как мог, мою полы, стираю, сою посуду, всё что угодно, но почему всегда после отбоя...

Служба шла, моя попка и рот при деле, общение с сослуживцами свелось к нулю, они конечно шептались за моей спиной, но протекция офицерского состава вселяла уверенность в себе. В один день, когда офицеры разъехались кто куда, прапорам вообще до нас дела нет, проходя мимо курилки я услышал оклик:
— Эй поди сюда, разговор есть!
Этого я боялся больше всего!
— Пойдём в казарму!
Меня буквально силой затащили в казарму и устроили допрос:
— Что ты делаешь у офицеров? Стучишь!?
— Нет.
— Говорю вам, он сосёт у них, они его трахают в жопу каждый день...
— Правда?
— Нет...
— Не ври! Говорю вам, он стонет как девчонка, я слышал, посмотрите на его очко, наверно пушка влезет...

Меня начали раздевать, сопротивляться десяти парням было бессмысленно, кричать тоже. Меня скрутили, кто то сунул пальцы мне в анус.
— Смотри как всё хлюпает и выбрито всё, точно даёт!
— Вот это да! всем даёт, а сослуживцев по бороде... Не хорошо...
— Ну, что сам? Или держать придется?
— Сам...
— Молодой на шухер!

Меня обступили парни с вздыбленными членами, я сел на колени, два в руки, один в рот, круговорот. Сосать, сосать! Теперь раком на кровать, сосать и трахать по кругу меня будут ещё пару часов, как много разных членов и длинные и короткие и толстые и кривые, все пытаются засунуть куда нибудь. Меня терзали как стая собак несчастную кошку, получать удовольствие от процесса я перестал после первого часа, миллионы фрикций, литры застоявшейся спермы. Через три часа я валялся на полу казармы как половая тряпка, пытаясь прийти в себя, на трясущихся ногах, кое как накинув хоть что ни будь я пошёл в душ. Стоя под струями холодной воды я размышлял как же дальше служить, во всей части только прапорщики не трахали меня, они что то постоянно тащат им не до этого, если так будет продолжаться до дембеля, мне выдадут медаль героической шлюхи, посмертно. Вдруг тяжёлые шаги солдатских сапог вновь вернули меня в реальность, это тот парень который больше всех уверял, что я офицерская подстилка.

— На колени! Шалава!
— Хватит... Сколько можно...
— Я кому сказал! Живо на колени!!!
Я повиновался, парень достал вялый член, сунул его мне в рот и я почувствовал струю мочи бьющую мне в рот, тут же отпрянув, за что получил пендель сапогом.
— Рот открой!
Струя моча била мне в лицо, заливая в рот, попадая в глаза, так меня ещё не опускали. Спать я остался в бане, я не мог пойти в казарму.

На следующий день, я доложил Данилину о произошедшем, его ответ сразил меня на повал:
— Ни чего страшного, потерпишь, я парней строить из за тебя не буду...
— Но как же, ведь они меня... все...
— Мало того, что ты шалава коих свет не выдавал, ты ещё и стукач.
После этого, меня конечно переселили в дом офицеров, но осадочек остался. Так моя служба и шла, солдаты презренно поглядывали на меня, офицеры трахали, я убирался, стирал, готовил им. Вот когда до дембеля оставался месяц, в часть прибыло пополнение, десять молодых из учебки. Данилин позвал меня в подсобку, это отдельная комната, для чего не понятно, зайдя во внутрь, меня тут же кто то скрутил. Меня раздели, связали руки за спиной, верёвку подвесили к потолку, я стоял нагнувшись.
— Ну, что рядовой, сейчас тебя армия хоть чему то научит, парней вломил, а так только крысы делают, обычно это выбивается кулаками, но в твоём случае членами...

Когда в комнате включился свет, вокруг меня стояли практически все срочники, Данилин объявил приказ:
— Солдаты, этот с позволения сказать товарищ, мало того что гомосек, ещё и стукач! Слушай мою команду: Сутки не выпускать из комнаты, делайте с ним что хотите, только не бить.
Солдаты стояли в ступоре, тогда Данилин первым вынул член и сунул мне в рот, держа руками голову он размеренно трахал меня приговаривая:
— Не стесняйтесь! ему это нравиться, такого шанса у вас не будет, молодым ещё служить и служить, баб тут не будет...
Когда член Данилина встал во весь рост, он обошёл меня, плюнул на очко ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх