Контрактники. Часть 1

  1. Контрактники. Часть 1
  2. Контрактники. Часть 2: Ночь в машине
  3. Контрактники. Часть 3: Ночь в бане
  4. Контрактники. Часть 4: Командировка
  5. Контрактники. Часть 5. Третий лишний
  6. Контрактники. Часть 6, заключительная: Его кровь

Страница: 2 из 2

. — голос мой хрипит от рвущейся наружу похоти.

Я любил своего Лёху в те минуты, как никого на свете. Мы отдались желанию и страсти. Мой член ходил в горячей тесноте любимого, таком пьянящем и сладком теле в нарастающем темпе, размашисто и не уставая. В этот раз мы тоньше чувствовали наши желания, мы отдавались нашей страсти в какой-то эйфории и единения, слияния тел и разума. Лёха взорвался первым. Я почувствовал как резко сжался сфинктер его попки, он застонал и схватился за мои руки, потом из его члена стрельнула сперма. Я засадил свой кол в сжатую попку до упора. Лёха задёргался, вырываясь, но я уже тоже приплыл.

После этой безумной ночи мы с Лёхой стали родными друг другу, любовниками. При посторонних мы таим свои чувства, но счастливые искорки в глазах нас выдают. Мы будто бы нашли половинки одной большой любви и соединили их. Вот и сейчас, я печатаю на ноутбуке свой рассказ, постоянно любуясь полуобнаженным Лёхиным телом. Он спит, но вскоре мои ласки и любящий его и любимый им каменный член меж ягодиц заменят сон сладостью и негой.

Рассказ Лёхи

Этот парень, Паша, мне сразу понравился. Я с трудом подавил восторг, когда в общаге нас подселили обоих в одну комнату, там жил ещё лейтенант Виктор, долговязый, но тоже симпатичный. В молодости мы все симпатичные...

Но Паша, Павлик, Пашенька был с первого взгляда моим идеалом. Крепкого сложения, чуть выше меня; открытый и честный взгляд из-под русых бровей, простой такой в общении. Обычно такими представляют русских молодых крестьян на картинах: русоволосых и светлоглазых, с наивным и прямым взглядом. Целый месяц я засыпал с мыслью о Паше. Но поводов к близкому знакомству, гораздо ближе, чем у соседей по комнате в общаге, не было. Мы с Пахой были водителями-контрактниками в автороте, оба на «КАМАЗах», всё в разъездах с утра до вечера, так что сильно не пересекались.

Наконец, через месяц нам выдали первую получку. Мы проставились в роте, нас пораньше отпустили домой. Несёмся в общагу: только вчера наш сосед лейтенант Виктор уехал в командировку. Комната пустая, я трепещу от желания остаться вдвоём с Павлом — парнем из моих снов и мечтаний. Паша кричит:

— Я бегу за выпивкой, ты жарь-вари чего-нибудь на закусь.

Пока он бегал, я что-то сварганил на скорую руку. Накрыли стол, Паша давай ходить по комнатам в поисках компании. На этаже никого: все в части готовятся к учениям. Я сбегал на другой этаж, возвращаюсь, вру:

— Там тоже никого. Может, нафиг они нам нужны... — с надеждой говорю, я так хочу остаться с Пашей наедине.

— Точно. Мы готовили, водки взяли, за ними бегаем. А они дома не бывают. Пошли все подальше! Давай вдвоём пить будем, — Паша обиделся на весь свет.

А я обрадовался.

Сели за стол, я первый тост:

— За нас с тобой. Чтобы всё у нас в жизни хорошо было, Паха.

Пашке слова мои понравились.

Дальше стали болтать обо всём. Я его потихоньку расспрашиваю, как он насчёт девчонок. Он замялся. Я обрадовался; кажется, мне прёт судьба: парень с девчонками дел не имел, нужно крутить его на секс. У меня самого какой-никакой опыт с парнями был. Я сел рядом с Пашей, приобнял его. Предлагаю на брудершафт выпить, то есть с поцелуем братски в губы. Говорю, по телеку часто показывают. Паха смутился, но согласился.

С поцелуя всё и началось. У Паши дыханье спёрло, весь дрожит, меня сцапал, крепко обнимает. Я тоже контроль над собой теряю: о ком мечтал, тот меня целует и обнимает.

— Паша, ничего не могу с собой сделать. Люблю тебя, хочу трахнуться с тобой, так как ты захочешь, — говорю это шёпотом, но сам боюсь, что всё сорвётся.

Но нет, слышу в ответ, тоже шёпотом, что согласен, что тоже хочет.

Закрыли дверь на замок, зашторились, чтоб не скрипели кровати, постели на пол бросили, разделись догола с остервенением. Я внутри уже в экстазе, самый офигенный парень на свете сверху на мне елозит, обнимает, целует, уши мне покусывает. Нет такой силы на свете, чтоб нас сейчас растащила. Но краем рассудка помню, что парень неопытный, надо инициативу самому проявлять. Забрасываю на спину ему ноги, шепчу:

— Пашка, люби меня крепче, делай что хочешь...

— Хочу тебя, — слышу самое приятное сейчас для меня.

Я повыше подался телом, он чуть присполз, задом приподнимаюсь. Пашин член тыкается, бедный, не может в меня попасть. Я исхитряюсь рукой помочь, в ту же секунду Паша рванул вперёд. У меня сердце остановилось, мир вокруг замер от молнии, в меня попавшей. Боль была дикая, запредельная. А Паша рвёт мне попку на части, не останавливается. Тут я сознанье потерял.

Стал приходить в себя, сквозь кровавую пелену в сознании слышу голос:

— Ты живой? А то я уже испугался за тебя, — это Паша меня переворачивает, в чувство приводит, беспокоится.

Мне так приятно стало от голоса его заботливого, не брезгливого, что остатки боли исчезли, но ворчу:

— Пашка, ну ты и зверь. Я теперь неделю ходить не смогу. У меня от боли как взорвалось внутри всё.

— Ну прости меня, такой кайф словил, что башню снесло напрочь. Всё у тебя в порядке, может тебе смазать попку? — волнуется парень за меня.

— Нет, не надо. Дай лучше водки.

Хочу, чтобы банкет продолжился. Водка заглушает неприятности, оставляет лишь хорошее в душе и в мыслях. Чую, его член снова встал. Паша смущён, но ко мне лезет, целует, ласкает. Я тоже его хочу, хочу снова почувствовать в себе дубину Пашкину, сладкую ярость ебли, счастье подчинения другу. Нравится мне Павлик, ради него всё снова вытерплю. Хочу, чтобы ему в кайф со мной было. Шепчу:

— Павлик, я хочу чтоб ты меня нежно-нежно, ласково-ласково потрахал. Вводи только с кремом, осторожно, еле-еле.

— Ты точно этого хочешь? — Паша весь дрожит от предвкушения новой ебли. Но за меня беспокоится.

Хочу я, хочу, чтоб он меня оттрахал в бешенстве и ярости, но с нежностью и любовью. Я так хочу быть любимым. Павлик, родной мой Павлик, всё чувствует. Достал он крем какой-то, смазал мне попку, себе член. Я сжался весь от счастья, трепещу. Пусть делает, что захочет со мной после таких слов:

— Я люблю тебя, парнишка. Ты мне так хорошо сделал, отдался весь, до конца. Я теперь гадом буду, но тебе плохого не сделаю. Ты мне как брат теперь, я хочу тебя постоянно. Ты теперь мой парень, я твой парень. Лёшик, Лёшенька, доверься мне... — шепчет мой любимый.

На этот раз всё было как в сказке. Я плакал от чувств к своему парню, который любил меня нежно и яростно, сладко, но с капельками насилия. Он крепко прижимал меня, то входя до упора, так что яйца наши целовались, то почти выходя полностью, даря мгновенье пустоты и передышки. Моя попка счастливо чавкала, вся залитая соком наслаждения. Я был в бреду. Мы с Павликом слились в экстазе, он довёл меня до точки сладостного опустошения, не прикасаясь к моему члену. Сознание моё взорвалось и потухло, только краешком я почувствовал, что Паша тоже кончил.

С той ночи я нашёл своё счастье. Мы живём с Павликом, моим мужем Пашей, любимым Пахой вместе, каждую ночь соединяясь в экстазе наслаждений. Только одно беспокоит: скоро приедет наш сосед из командировки. Но сейчас я ни хочу ни о чём подобном и думать. Сейчас я нашёл своё счастье, свою любовь, свою половинку в этом мире.
Продолжение следует.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх