Упражнения на растяжку

Страница: 3 из 4

.. Во всем должен быть хоть какой-то позитив. Тем более что и задача у меня глобальная — получать удовольствие. Значит, если его нет, будем создавать сами. Так сказать, восход солнца вручную. Пришлось перевернуться на спину и начать себя ласкать спереди. Стало гораздо веселее, иногда даже забывала про этот злополучный палец, но потом себя одернула и попробовала им пошевелить. Особой радости от этого не испытала и поняла, что поторопилась. Не будем спешить, всему свое время.

Следующие два или три сеанса прошли легче, ощущение «непустой» попки стало привычным, никакого беспокойства уже не доставляло. Так что вторая попытка моего «резинового друга» увенчалась успехом, причем как-то даже буднично, словно он каждый день в меня ныряет. Я уже уяснила для себя, что все движения должны быть медленными, даже очень — очень медленными, чтобы не спугнуть себя или не причинить себе боль. Делай сейчас то, что можешь, завтра сможешь больше. Засунув его наполовину, я тихонько лежала и привыкала к ощущению растянутости попки — ведь это уже не пальчик, разница чувствуется. Основным чувством было любопытство, осознание «наполненности», но негатива не было. Ну и славненько, большего для начала и не надо. Потихоньку затолкала его до конца и порадовалась своей предусмотрительности — с более крупным «тренажером» вряд ли такое удалось бы. Полежав так минут десять, осторожненько извлекла «сокровище» и отправилась в ванную. Хорошо, что мужа дома не было — в спальне появился легкий запашок, и пахло совсем не розами. Но к этим издержкам процесса я уже привыкла в первые же сеансы, да и пахло совсем чуть-чуть. И теперь запах вызывал у меня легкое возбуждение — в программе моего компьютера этот запах четко связался с будущим сексом. Отмыв хорошенько вибратор и ополоснувшись под душем, пошла на кухню, сварила кофейку, села перед телевизором — и поймала себя на ощущении, что забыла вытащить вибратор. Была полная иллюзия, что он еще там — кстати, ощущение прикольненькое. Так и проходила полдня с блудливой улыбкой на лице, пока дела домашние не отвлекли.

Следующие мои упражнения существенно расширили мои возможности — я научилась расслаблять попку, иногда пробовала сжимать своего «пленника», тихонько им шевелить. Чтобы пресечь возможные негативные ощущения, совмещала свои манипуляции с мастурбацией, и в конце концов дождалась-таки: мне стало это нравиться! Не зря потратила три месяца, чему-то полезному научилась. Вот ведь житейская ирония — чтобы научиться зад напрягать, сначала пришлось напрягать голову.

Итак, полпути я прошла. Теперь предстояло самое главное и сложное — втянуть в эту игру мужа. Причем сделать это надо так, чтобы он почувствовал себя ведущим, а не ведомым. Опять голову напрягай. Вечером, перед сном, я совсем будничным голосом, как будто на кухне у плиты, заявила: «Веня, у меня последнее время появилось ощущение, что моя попка сухая и шелушится. Жутко неприятное ощущение. Помажь ее, пожалуйста, кремом, а то мне ногти мешают». Ясное дело, я ее отмыла до блеска, чтоб ни малейшего запашка не возникло. А сама встала на коленочки, опустилась на локоточки, спинку прогнула, ну как есть кошка мартовская. Когда он стал кремом мазать, я начала попкой поигрывать, постанывать, делая вид, что это меня заводит. Тем более что мне и притворяться-то не пришлось, это действительно было очень приятно и здорово заводило. Короче, финал этого спектакля вам и так уже ясен — измочаленный супруг долго потом приходил в себя. Опасаясь спугнуть дичь, следующий такой заезд я предприняла только через две недели. Потом так же неспешно стала просить его намазать попку уже в процессе секса.

В общем, через полтора месяца анальная стимуляция уже стала привычным инструментом в наших шаловливых ручонках, и муж дошел уже до того, что сам иногда брал в руки тюбик с кремом, не дожидаясь моей просьбы. Это не могло не радовать, но почему-то дальше он никак не хотел продвигаться. Пришлось разориться на покупку анального душа и фирменной смазки с его любимым ароматом — ничего, он потом сполна все возместит. И в очередной раз, когда он уже разгорелся, я виноватым голоском прошептала: «Зай, а мне... в общем, у меня внутри тоже сухо, смажь меня там», и потом добавила: «Только тихонечко!». Его палец замер, видимо врожденная брезгливость боролась с любопытством, потом нажим усилился, и палец занял свое место. Попытку пошевелить им я пресекла испуганным: «Ой, нет-нет-нет... «. Все-таки раньше я сама полностью контролировала процесс, а теперь пришлось бороться с его естественным для мужика стремлением засадить поглубже да порезче. Потом я уже сама немного подвигала попкой — да нет, нормуль, все-таки тренировки дали свой результат. Для меня ведь сейчас главное — чтобы ненаглядный увидел, что мне это приятно. Все завершилось дружеским сжатием пальца и его освобождением, а дальше уже по отработанной схеме.

Так понемногу я подводила мужа к первому полноценному контакту, которого сама уже давно хотела и которого боялась — а вдруг что не так пойдет. Ведь сейчас все идет под полным моим контролем, каждое движение отмеряю с точностью до миллиметра. А предложи мужу проявить инициативу — кто знает, дернется резко, сделает больно, все труды насмарку. Заводить с мужем разговор об этом и тщательно расписывать все как по нотам тоже не хотелось — все-таки это не производственный процесс, должна быть хотя бы минимальная интрига и романтика. Поэтому очередной мозговой штурм выдал рецепт будущего счастья — мужа надо обездвижить, чтобы он сам замер. На том и порешили. Вечером ласковая мурлыка предложила своему котику очередную забаву — игру под названием «Замри!». По очереди будем в любой момент говорить друг другу «Замри» и творить с ним все, что в голову придет, конечно, без особых извращений. Любимый пошуршал извилинами, прикинул свою выгоду и согласился. Естественно, первой была моя очередь, и я постаралась удивить мужа, не знаю уж, насколько это удалось. Следующие две недели прошли в сплошной акробатике, я и не думала, что мой Веня способен на такие фантазии. Перечислять все позы и все места, где я эти позы принимала, даже не решусь.

Конечно, оставаться неподвижной, когда хочется извиваться и орать, было непросто, но ведь и ему несладко приходилось, так что все по-честному. К тому же новизна всегда обновляет отношения, и Веник стал как-то заботливее, щедрее в проявлениях чувств, это тоже дорогого стоит. Так мы и резвились, пока я не поймала себя на мысли, что мы начинаем повторяться, а это значит — фантазия иссякает. Видно, пришло время для очередных перемен. И вот вечером, после моего первого оргазма, когда Веня отвалился и дал мне время передохнуть перед второй серией, я сказала ему заветное «Замри!», моментально смазала себя и его, и прижалась попкой к его головке. Озадаченный муженек еще не успел понять мой коварный замысел, а я уже с замиранием сердца начала усиливать нажим попки на его «богатырский жезл» (ну это я так, к слову, было в моей жизни и побогатыристее). Хоть я уже сотню раз этот момент в голове прокручивала, а все-таки было страшновато — вдруг что не так пойдет. Чтобы помочь попке расслабиться, я представила себя анакондой, проглатывающей добычу.

Вот я широко распахиваюсь навстречу несчастному кролику, заглатываю голову и начинаю медленно натягиваться на него. «Кролик» действительно начал медленно погружаться в меня, и я даже смогла обернуться и послать благодарную улыбку озадаченному кролиководу, который с некоторым смятением на лице наблюдал за погружением своего достоинства в неведомые глубины. Дойдя до половины, я остановилась — все-таки стало чуть-чуть некомфортно, попка-то моя еще не привыкла к таким растяжкам. Поэтому я просто лежала, привыкая к новым ощущениям и прижимая мужнину руку к груди — люблю я, когда он мне сосочки крутит. Его конец сидел во мне плотненько, я даже чувствовала его пульс. Да, это получше вибратора, поприятней. Пару раз Веня пытался пошевелиться, но мое испуганное «Ой, замри-замри... « остужало его пыл. Поэтому он просто старался напрягать ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)
наверх