Сон. Часть 1: Контакт

Страница: 1 из 3

Я не очень люблю эти переговоры, но я психолог и консультант с нашей стороны, это моя обязанность подсказывать о чем думает клиент, как реагирует и на что, почему тормозит с ответами или категорически не соглашается на наши предложения. Это моя работа следить за глазами и мимикой, за жестами и то как одет клиент, как держит ручку и то как пьет чай или кофе, по этим движения можно сказать многое, но не всегда, порой и я сама попадаю впросак.

Сегодня шли тяжелые переговоры, они уже были третьими, я присутствовала и на первых и на вторых, сложность в том, что каждый раз приезжали совершенно разные представители. Мы поставляем лес, хороший лес, но они почему-то решили, что если у нас его много то можно и по дешевле, на нашем рынке конкурентов хватает и мы так же боремся за своего клиента, если уж вцепились, то стараемся не отпустить.

Эдмонт, красивее имя, смуглый, но ни негр, на лбу ни одной складки, кажется ему не присуще понятие улыбки, у рта нет складок, ровный не плоский как у негров нос, но губы пухловаты. Я совершенно не разбираюсь в расах, но мужчина что сидел передо мной и четко произносил каждое сказанное мне на удивление был симпатичен, даже как женщине, но почему так. В какой-то момент я даже поймала себя на мысли, что рассматриваю его, белые зубы, чуть заметная щетина, сережка в правой мочке уха, голубой камень, его блеск все время отвлекал меня, но глаза, темные, да темно-коричневые, как кора старой сосны.

— Оль, что вы скажите на это?

От неожиданности я вздрогнула и чуть тряхнула головой, как бы сбрасывая с себя последние мысли и стараясь понять, что я упустила в разговоре.

— Я думаю, условия по шестому пункту подойдут?

Алексей Валерьевич, наш юрист и основной представитель с нашей стороны в утверждении всех нюансов по контракту. Обычно он немного расхлябанный, вечно жует жвачку и крутит в руках карандаш, но когда вопрос касается переговоров его просто не узнать, строгий, отутюженный, как с обложки журнала и вихрь мыслей тут даже и смотреть на него не надо, кажется он знает все законодательство что было выпущено в России и за рубежом, ходячая энциклопедия.

— Не совсем согласна, но... — я так делала всегда в переговорах, что бы дать понять противоположной стороне, что надо дать еще уступку. Сказать честно я так и не смогла уловить последней мысли в разговоре, но Эдмонт кивнул головой в знак согласия.

Через час все было законченно, основные моменту утрясены и теперь осталось только все перенести на бумагу и к обеду подписать. Комбинат получал пятилетний контракт, загруженность составляла примерно 23% от объемов мощности, а это хорошее начало года. Я с облегчением вздохнула, когда были поставлены подписи и печати, теперь можно и расслабится.

Я работала в месте Виталием, мой муж, он хоть и не мой начальник, но сегодня так же был с нами, он относился к финансовому отделу и в месте с коммерческим директором Галиной Петровной, очень полная женщина, но умничка, сегодня целый день сидел и считал. В последние время он стал брезгливым, то не так то это, порой меня это бесило, уже второй год придирается, что у нас не дом, а гостиница, а что же он хотел если я постоянно в командировках, сам настоял, почти заставил работать на фабрике. Наверное его раздражало то что я порой больше его зарабатывала и чуть более свободна чем он сам, даже не знаю, но и сегодня он был не в духе и это не смотря на положительный результат переговоров.

Я устала, хотелось куда ни будь уйти и ни кого не видеть, на душе скребли кошки, хотелось сделать что-то гадостное, свою злобу выплеснуть, редко такое бывает, но сегодня почему-то было особенно противно, даже стыдно за себя. А ведь он мог мне сказать хотя бы спасибо, но он промолчал.

Я стояла и смотрела через окно на голую пихту, январь, на улице сегодня было очень холодно, наверное под тридцать, да еще ветер гнал мелкий снег. Нет, ни куда не пойду, скоро собираемся в ресторане, все вместе, что бы попрощаться с нашими гостями, они завтра улетают, а потом запрусь в номере и до пятницы ни куда не выйду, ни хочу.

Услышала английскую речь, я знала этот хрипловатый голос, не смотря, что для них английская речь была не родной, но они все же предпочитали говорить на этом языке. Я повернулась на голос и улыбнулась. Эдмонд в сопровождении своих коллег вышел из-за большого и пышного пестролистного фикуса, похоже они направлялись в ресторан. Увидев меня он в первые улыбнулся, удивительно, но улыбка была приятно спокойной, да же нежной, странно это видеть на его лице. Я не очень знаю английский язык, Эдмонд, что-то сказал своим товарищам и те пошли к лифту, открылась дверь и они как призраки растворились среди зеркал. Он посмотрел в окно, потом на меня, я как девочка не выдержала его взгляда и опустила глаза, он начал, что-то говорить, но я буквально все забыла, даже те скудные знания о языке и те выветрились из головы.

Я слушала его голос, спокойный, убаюкивающий, гипнотический, я его не прерывала, а просто слушала, а потом он коснулся моей руки и только тогда я очнулась, что это со мной. Улыбнувшись в ответ я развела по детски ладошки в сторону давая понять, что увы, ничего не поняла, он понял, что я имела в виду, засмеялся, сжал мою ладонь, а потом порывшись в своем кармане достал визитную карту гостиницы и положил ее мне в руку. Я не понимающе заморгала глазами и что-то в ответ промычала, но он холодно, разжал мои пальцы и положил в них визитку гостиницы, после сжал мои пальцы, так что бы визитка не выпала и повернувшись ко мне спиной пошел спускаться по лестнице в низ. Еще не скрывшись из виду, я посмотрела на визитку, 1248, это гостиный номер, 12 этаж и 48, я жила на 11 этаже в 6 номере, и что это меня дернуло подняться на этаж выше. Однако в сердце защемило, так по детски защемило, так происходило со мной всегда, когда я ждала подарка или чего-то необычного. Посмотрев еще раз на номер я не спеша пошла к огромному пестролистому фикусу, как он тут вообще растет, повернула за ним и пошла по длинному коридору. Почти в самом конце холла была дверь с номером 1248, не задумываясь, я опустила визитку в щель электронного замка, щелчок, дверь сама собой приоткрылась. Не вертя головой по сторонам, я уверенно вошла как в свой собственный номер.

Вечер был скучным, почему-то все ели, как будто голодные, особенно всех больше уплетала, по иному сказать и нельзя Галина Петровна от нее не отставал и Виталик, как будто хотел обогнать своего шефа в поглощении пищи, фу противно. Ни кто не танцевал, так только какая-то компания в конце зала все смеялась и прыгала, я ей завидовала. Наши гости попрощались, Эдмонд, встал и поклонился в знак признательности за прием, я поспешила так же встать и протянула ему руку в знак благодарности. Он подошел поближе, сжал мою ладонь, его пальцы были горячими, нет не теплыми, а горячим, удивительно, на лице не было той самой улыбки, а так хотелось ее увидеть и понять, что же он хотел мне сказать, но в место этого он сделал шаг вперед и прикоснулся к моему животу. Я вздрогнула, да это было случайно, но я, кажется ощутила сквозь ткань блузки, тепло его руки. Улыбка так и не появилась на его лице, он наклонил голову, попрощался и ушел, сердце так и заныло, стало так грустно и даже обидно, но почему, так, почему. Я села за столик и уже не обращая ни на кого внимания, налила себе бокал вина и небольшими глотками осушила его. Думала, что поможет, но с каждым глотком, сердце все больше и больше ныло, казалось, что я что-то потеряла и потеряла на всегда. Я осушила еще один бокал, по ногам пошло тепло, оно опустилось до самых пальчиков ног, а потом стало медленно подыматься, легкая истома, слабость и спокойствие, вот что я ощутила. А еще я ощутила радость.

Я ушла танцевать с той самой компанией, что тусовалась в дальнем конце зала, они были рады когда я к ним присоединилась, оказывается праздновали годовщину свадьбы. Олег и Аленка, они год назад отмечали ее в этом же зале и вот теперь собрались в узком кругу, что бы вспомнить....

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх