Наваждение. Часть 1

  1. Наваждение. Часть 1
  2. Наваждение. Часть 2: Семейка на отдыхе

Страница: 1 из 3

Яна крутилась возле огромного, в полный рост зеркала, любуясь своими стройными ножками и кругленькой попкой, обтянутыми леопардовыми лосинами.

— Куда это ты собралась? — сурово спросил ее отец Вадим Юрьевич, вошедший в дочкину обитель.

— На дискотеку, — ответствовала дочь и легкомысленно послала ему воздушный поцелуй через зеркальное отражение.

— А я тебя пускал?

— Ну пап, я уже взрослая, — заканючила Яна, как маленькая, тем самым доказывая обратное. — Мне уже 18, а я все время сижу дома, как клуша. Мне скучно!

— Почитай книги, — предложил альтернативу избавления от тоски Вадим Юрьевич.

— Вот еще, зрение портить, — фыркнула девушка и плюхнулась в кресло, обиженно сложив руки на груди, демонстрируя глубочайшую обиду.

— Никуда не пойдешь, — отрезал строгий отец и покинул комнату.

Дочь показала ему в спину язык и принялась со злостью снимать многочисленные заколки с волос, тихо бормоча себе под нос:

«Вот засада! И что я скажу Людке с Машкой? Меня, видите ли папочка не отпустил на танцы, потому что считает меня ребенком! Да меня засмеют по полной программе! И Кирилл найдет себе другую девушку, зачем ему такая тихоня, как я! Как задобрить отца? Я должна пойти сегодня в клуб, чего бы мне этого не стоило!»

Вадим Юрьевич восседал на кухне и пил кофе, всматриваясь в небольшой экран телевизора. Яна на цыпочках подкралась к нему и обняла его сзади за плечи. Отец не шелохнулся. Тогда она поцеловала его в щеку и шепнула:

— Отпусти, ну пожалуйста!

Он молчал, чувствуя невероятное волнение от того, что небольшие груди с вишневыми сосками (он случайно увидел их, когда дочка переодевалась) упирались в его спину. В их семье особо не принято было обниматься и целоваться по пустякам, поэтому девушка применила экстренные меры воздействия. Пусть он поймет, как она его любит, что готова его всего зацеловать!

— Папа, папуля, папулечек! — шептала проказница ему на ухо. Но этого ей показалось мало и чтобы добиться окончательного успеха, она устроилась на его коленях и доверительно заглянула ему в лицо.

— Яна, ходить по клубам небезопасно, — начал было отчего-то покрасневший, как спелый томат, отец.

— Я не одна, а с друзьями. Еще там будет Кирилл, мой парень, — объяснила она, поерзав на месте и ощущая странную выпуклость в отцовских штанах. Что он там прячет в кармане? — подумала девушка.

— Хорошо, пойдешь, — сдался мужчина и легонько прижал руками ее попку к твердому предмету в нижней части живота.

Но Яна не обратила на это ровным счетом никакого внимания, подпрыгнула и захлопала в ладоши, потом опомнилась и расцеловала лицо родителя:

— Я знала, что ты самый лучший папик в мире!

— Погоди, пойдешь, но под моим неусыпным контролем. Я отведу тебя в клуб и заберу оттуда тоже я, — промолвил отец, мысленно проклиная свою эрекцию и несдержанность.

Дочурка тут же сделала кислое лицо, как будто откусила добрую порцию лимона. Танцевать под зорким оком папика, что может быть хуже? Но делать нечего, придется соглашаться на его условия. Улучшит момент и убежит от него, чтобы побыть наедине с Кириллом.

Яна брела по танцполю, расталкивая локтями танцующих людей и рыская взглядом по всем закоулкам. Кирилл первый заметил ее и кинулся с объятиями и поцелуями.

— Тише, тут папа! — одернула его девушка.

— Че? Со стариком своим сюда пришла? Дура, да? — он выразительно покрутил пальцем у виска и пошатнулся. Парень явно перебрал горячительных напитков и нарывался на ночные приключения. Он зачем-то схватил проходящую мимо девчонку за руку и прижал к себе. Случайная прохожая на ура восприняла ухаживания симпатичного парня и стала заигрывать в ответ.

— Сам ты придурок, — зло процедила брошенная в одночасье девушка и гордой походкой прошествовала к своему отцу. Вадим Юрьевич цедил коньяк и ехидно улыбался. Он явно стал свидетелем разыгравшейся на танцполе сцены «милые бранятся».

— Все, мы можем идти домой? — иронично подняв бровь, уточнил отец.

— Это все из-за тебя! — вскипела Яна

— Вот как? И что ты собираешься делать дальше? Твой мальчуган вовсю уже утешается складной брюнеткой.

Он намерено злил дочь, только сам не знал зачем. Чертово неудовлетворение! Его жена, мать Янки уже полгода обреталась в Индии в служебной командировке. Вадим Юрьевич стал серьезно подозревать, что его Альбинка нашла там себе какого-нибудь любителя слона с труднопроизносимым именем и живет с ним в свое удовольствие, предаваясь любовным утехам в постельном раю. Она даже в скайп перестала выскакивать голенькой, его жена. А тут еще Янка, вся обтянутая-перетянутая леопардовыми брючками, младая искусительница. Дожился до стояка на собственную дочь. А она вся в мать красивая и ладно скроенная. Ну вылитая Альбинка в юношестве.

Хватит думать глупости, где Янка?!

Дочь его пропала из виду. Вадим Юрьевич ни на шутку встревожился и отправился искать Яну. Растолкал танцующих, но так и не обнаружил ее, точно так же, как не нашел и ее прыщавого друга. Отец пошел в ту сторону, где находится WC. Подергал несколько дверей подряд, последняя дверца поддалась и за ней обнаружилась довольно неприятная для родителя картина.

Янка стояла на коленях, закрывая лицо ладонями и что-то бормотала. Ей в лицо темнокожий юнец тыкал свой твердый с красной головкой член. Кирилл сердито предлагал ей «взять в рот по-хорошему», но Яна мотала головой и просила «заняться сексом, как обычно».

Тогда Вадим Юрьевич поступил так, как и любой другой бы отец: с силой толкнул парня, переведя того в вертикальное положение, поднял с колен дочурку и поволок к выходу, не обращая внимания на откровенно хихикающих подростков.

— Ты меня опозорил перед всеми! — попеняла отцу Янка

— Ты сама себя опозорила, что пошла в сортир не одна. Что бы было, не окажись меня рядом? Валялась бы оттраханная во все щели на полу и ревела! — Вадим Юрьевич был настолько зол, что перестал выбирать выражения в разговоре со своим глупым чадом.

Яна опустила плечи и собралась пустить горькую слезу, дабы разжалобить разъяренного льва. Но отец на это не купился и процедил:

— Марш в свою комнату потаскушка! Я позже решу, что с тобой сделать, задницу надеру или лишу всех компьютерных благ.

Девушка спорить не стала и поплелась в свою комнату. На душе у нее было гаже некуда: «Кирилл придурок хотел, чтобы я ему отсосала, а ху-ху не хо-хо? Даже противно думать об этом! Лучше бы трахнул, как всегда. Перед папой стыдно, ой как стыдно». Спать после всего случившегося ей не хотелось, поэтому она прилегла одетой в кровать и прислушалась к доносящимся из кухни звукам. Отчаянно хотелось перемирия с отцом, поэтому она тихо выжидала момент для своего выхода.

Неожиданно в квартире раздалась звонкая трель, оповестившая о приходе нежданного гостя. Вадим Юрьевич возликовал: «Альбинка вернулась! Где поймаю, там и трахну женушку! Пришел конец моему сексуальному голоду».

Но вместо 37-летней загорелой женщины на пороге маялся его друг детства Семен.

— Сеня? Когда откинулся? — сказать, что Вадим был удивлен, ничего не сказать. Сеньку посадили за финансовые махинации года 3 назад, а он уже вернулся и даже обзавелся небольшой наколкой.

— По амнистии освободили, — похвастался бывший заключенный.

Сказать по правде ровесник Вадима Юрьевича не был похож на человека, отсидевшего срок. Он выглядел значительно моложе своего законопослушного друга и никто не знал, как ему это удается. Семену на вид было лет 30, высокий, кареглазый, балагур и шутник, многие пророчили ему светлое будущее, которое в идеале оказалось не таким уж и светлым.

Хозяин квартиры опомнился и проявил радушие:

— Заходи, посидим, поговорим!

Друзья засели за кухонным столом, на котором тут же образовались холодное пиво и семга. Они привычно говорили обо всем и ни о чем, не забывая изредка чокаться бутылками.

— А моя зазноба меня не дождалась, — грустно поведал ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх