Калифорникейшен. Часть пятая (заключительная)

  1. Калифорникейшен. Часть первая
  2. Калифорникейшен. Часть вторая (романтическая)
  3. Калифорникейшен. Часть третья (развлекательная)
  4. Калифорникейшен. Часть четвертая (неожиданная)
  5. Калифорникейшен. Часть пятая (заключительная)

Страница: 10 из 12

— Вы хоть представляете, в какое положение вы меня поставили? О деньгах я уже не говорю. На кону моя репутация. И это люди, которым я согласился помочь?

Мама просто стояла, опершись о стенку, и молчала. Взгляд ее был пустой и безжизненный. Я чувствовал, что что-то нужно делать. Что-то нужно делать, дабы защитить маму и спасти ситуацию.

— Кто бы говорил о деловой репутации честного бизнесмена? — вдруг твердым голосом выпалил я.

Шигиро запнулся на полуслове, уставившись непонимающим взглядом на меня. Кривая ухмылка перекосила его лицо.

— Что вы имеете в виду, молодой человек? — холодно спросил он.

— Посудите сами — начал я — вы сказали, что за входной билет зрители уплатили почти миллион йен.

— Если быть точным — восемьсот тысяч.

— Восемьдесят тысяч йен — это почти тысяча долларов, по нынешнему курсу. Значит восемьсот тысяч йен — это уже где-то около десяти тысяч долларов. В прошлый раз я посчитал, в вашем клубе около двадцати столиков, и за каждым в среднем по два человека — это 40 человек в зале. Но вы сказали, что еще доставите столики, предположим — как минимум, пять. Это еще 10 человек. Итого 50 человек. Только за входные билеты вы выручите около пятисот тысяч долларов. Я уже не говорю о выпивке, которую они закажут в вашем баре. Я так понимаю, шампанского и виски, меньше ста долларов за бутылку там просто нет. А что уже говорить о тотализаторе — я даже боюсь предположить цифру. Вы пригласили своих самых респектабельных клиентов на самое, пикантное и экзотическое, как вы изволили выразиться, шоу. Шоу, равных которому, позволю предположить, в вашем клубе еще не было. Иначе бы вы так не суетились. И за это все, каких-то несчастных пятьдесят тысяч долларов. Это ведь всего лишь десять процентов от ожидаемого куша. И это вы называете честным бизнесом?

Шигиро безмолвно слушал мою тираду, с широко раскрытым ртом.

— Браво, браво — наконец он пришел в себя, и захлопал в ладоши — молодой человек, вы мне определенно нравитесь. Все больше и больше. Я и вправду, уже задумываюсь: «А не сменить ли мне менеджера в Сан-Франциско?».

— Я подумаю над вашим предложением, мистер Шигиро, но сейчас это к делу не относится — сухо отрезал я.

— И сколько же вы хотите? — почуяв азарт, зашевелился Шигиро.

— Мы хотим 50 на 50. Думаю — это будет справедливо.

— Вы хотите двести пятьдесят тысяч долларов за секс? — остолбенел мистер Шигиро.

— За секс со своей матерью. Самой красивой женщиной в мире — уточнил я.

Мистер Шигиро взглянул на маму. Мама слушала это все с не меньшим изумлением, чем Шигиро.

— Но это слишком много. Как насчет, ста тысяч?

— Это всего лишь двадцать процентов.

— Стоп, стоп — я вижу с математикой у вас все в порядке. Но поверьте — я не могу больше. Не могу. У меня ведь тоже есть обязательства перед властьимущими. Вы понимаете, о чем я говорю — чуть-ли не взмолился Шигиро.

— Сто тысяч долларов, плюс десять тысяч... ну, хорошо, хорошо — двадцать тысяч бонуса за каждую позицию, и выданный аванс я оставляю вам. Ну, что? По рукам.

— По рукам. Несите контракт.

— А анал считается? — услышали мы вдруг позади себя твердый голос.

Мы, как по команде обернулись, недоуменно смотря на стоящую прямо, как памятник маму.

— Я спрашиваю — анал защитывается, как смена позиции? — ледяным голосом повторила она.

— Ну, при сложившихся обстоятельствах, миссис Эллен, я думаю, что уговорю ведущего считать ЭТО — сменой позиции — изумленно, широко раскрытыми глазами, смотрел мистер Шигиро на маму.

Что-то подобное было написано и на моем лице, потому, что, только взглянув на меня, матушка чуть не расхохоталась.

— Вы тут так увлеченно делили шкуру неубитого медведя, А меня вы спросили? Или я уже не участник шоу всех времен и народов?

Мы переглянулись с мистером Шигиро, не зная, что ответить.

— Мистер Шигиро оставьте меня с моим сыном наедине. Пожалуйста.

Шигиро помялся, не зная как поступить.

— Не бойтесь — мы никуда не сбежим. У вас не клуб, а прямо крепость какая-то. Как отсюда можно убежать?

Когда Шигиро удалился и плотно закрыл за собой дверь, мама, наконец, взглянула на меня. От стыда, я не знал, куда глаза девать.

— Быстро же ты распорядился моей судьбой.

— Мам, извини, я не подумал.

— Не подумал о ком? Обо мне? А о чем же ты думал?

Неловкая пауза повисла в воздухе.

— Я думал о нас с тобой — смело заглянул я в материны глаза — посуди сама: во-первых — у нас, в самом деле, нет другого выхода. Без паспортов в чужой стране — мы никто. Он просто убьет нас... и только весной, когда сойдет снег, наши полуразложившиеся тела найдут где-то у подножья Фудзиямы.

От сего поэтического экспромта самому стало не по себе. Ничего себе картиночку нарисовал, но самое главное, что и сам поверил в то, что сказал. Смотрю, и в маминых глазах мелькнула тень — она тоже поверила.

— Во-вторых — Шигиро прав, нам и вправду не помешают деньги. Я так понимаю, с отцом все покончено.

— И, в-третьих — у тебя есть план Б?

При третьем аргументе, мама сникла вовсе, и опять превратилась в измученную, подавленную женщину.

— Нет у меня никакого плана Б — тихо произнесла она.

После мучительно-длинной, затянувшейся паузы, вдруг сказала.

— Да, ты прав. Ты абсолютно прав. И я рада... что, наконец-то, рядом со мной мужчина, который может взять ответственность на себя, и принять трудное решение.

Сильным, страстным поцелуем, она впилась в мои губы, не дав мне сказать ни слова в ответ.

— Давай подписывай контракт, у нас мало времени осталось, нужно еще кое-что обсудить.

Подписав все бумаги, мы, наконец, остались с мамой наедине. За дверью, конечно же, дежурил охранник, но в комнате мы были одни.

— То, что произойдет очень скоро — ты может и ждешь с нетерпением... но меня это страшит.

— Мам, о чем это ты?

— Я боюсь, чтобы ЭТО не разрушило наши взаимоотношения. Ведь после того, что случиться, наши отношения не останутся прежними. Ты понимаешь это?

— Понимаю, мам.

— Давай к этому относиться, как к приключению. Приключению в далекой экзотической стране. Конце концов — это всего лишь секс, а от секса никто еще не умер.

Последнюю фразу она произнесла улыбнувшись. Слава Богу, передо мной снова была моя мама. Та мама, которую я знал прежде. Веселая и непринужденная. Она уже почти полностью пришла в себя, и ее активность перла уже со всех щелей.

— Нам нужно разработать систему условных знаков.

— Каких еще знаков?

— Ну... когда ты уже не сможешь сдерживаться — ты должен подать мне знак, чтобы я остановилась. Ты понимаешь, о чем я? Просто ущипни меня незаметно.

Я на мгновенье представил себя в свете прожекторов, представил сотню глаз, уставившихся на меня — и мне уже стало плохо.

— Ты волнуешься?

— Да нет... просто душно очень в комнате.

Сердце колотилось, и я стал покрываться испариной.

— Да ты дрожишь весь, как осиновый лист — успокойся — мама крепко обняла меня, и прижала к себе.

Но от этого не стало легче. Почувствовав ее грудь — сердце заколотилось еще сильней.

— Тебе нужно снять напряжение. Сходи в туалет и... разрядись от семени.

— Что?

— Давай, давай, и не забывай — мы должны заработать побольше денег, а значит, ты должен продержаться подольше — она буквально вытолкала меня в спину в коридор — я тем временем переоденусь.

Охранник вопросительно глянул на меня. Жестом я показал в направлении туалета. Тот утвердительно кивнул, и увязался за мной. Я зашел в кабинку и закрыл дверь. Не успел я даже ширинку расстегнуть, как дверь распахнулась настежь. С недоумением я глянул на охранника. Широко улыбаясь, тот красноречивым жестом указал делать то, за чем я пришел. Черт возьми, дрочить при охраннике совсем не входило в мои планы. В свою очередь, а жестом попросил его выйти, но тот ...  Читать дальше →

Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх