Калифорникейшен. Часть пятая (заключительная)

  1. Калифорникейшен. Часть первая
  2. Калифорникейшен. Часть вторая (романтическая)
  3. Калифорникейшен. Часть третья (развлекательная)
  4. Калифорникейшен. Часть четвертая (неожиданная)
  5. Калифорникейшен. Часть пятая (заключительная)

Страница: 2 из 12

этого зависела вся моя жизнь. Мама обмякла и улыбнулась. Видать это подействовало, и, наверное, даже позабавило ее.

— Ну, хорошо, но вот только то, о чем ты думаешь денно и нощно — не случится никогда. Ты ведь понимаешь... о чем я. Правда, Денис.

Она редко называла меня Денисом, только тогда, когда речь шла о серьезных вещах. А сейчас она говорила именно так: твердо и серьезно. Мой глубокий вздох досады, видать, не убедил ее.

— Нам ведь обоим было хорошо. Правда? Пусть это будет нашим маленьким секретом. Никто не должен об этом знать — не мигая, смотрела она

в мои глаза.

— И в НЕЧТО большее, о чем ты мечтаешь, это НЕ может перерасти. Грех это. Ты ведь меня понимаешь?

Я прекрасно все понимал. Разумом понимал, но сердце отказывалось.

Я еще больше хотел оказаться в том вожделенном месте, куда сейчас подбирались мои пальцы. Влажное тепло обволакивало мой настырный перст, податливо проникающий все глубже и глубже. Легкий стон сорвался с маминых губ.

— Дэн, прекрати — мне неудобно. Давай в другой раз — вдруг задыхаясь, проговорила она, и твердым движением вытянула мою руку.

Я машинально поднес влажный палец ко рту, чтобы вдохнуть знакомый запах, и почувствовать на языке самый лучший вкус в мире.

— О, господи — вдруг испугано, выкрикнула мама, и быстро охватив мой палец своей рукой, стала его вытирать.

От неожиданности я открыл глаза, как будто, проснулся от сладкого сна. Остатки крови, которые мама тщательно пыталась удалить с моего пальца, поблескивали в тусклом свете освещения салона.

— Блин, я думала они начнутся позже — мама бросилась рыться в своей сумке.

Нашла, наконец то, что искала — салфетки, быстро отбросила плед и, застегивая на ходу зиппер, побежала в сторону туалета. Благо, все пассажиры дремали в своих креслах, и на нее никто не обратил внимания.

Я начал понимать, что произошло. Значение выражения «критические дни» до меня стало доходить в каком-то саркастически-юмористическом ключе. Да, это случается именно в самый «критически неподходящий момент». Я даже засмеялся про себя этакому каламбуру.

Мама вернулась через минут десять, виновато глядя на меня.

— Извини, они должны были начаться на дня три позже. Наверное, перелет как-то повлиял?

— А сколько они будут продолжаться?

— Да дня три, четыре. А почему ты спраши... ? — вдруг оборвав на полуслове фразу, мама внимательно глянула на меня.

От неожиданности я замялся, не сообразив, что ответить даже, и только почувствовал, что краска заливает лицо.

— Ну, ты наглец. И не мечтай даже — мама отвернулась в другую сторону, всем своим видом демонстрируя, что разговор... и все остальное — закончено.

В аэропорту нас встречал тощий японец в очках с плакатом «Wilsons». Я быстро направился к нему. Он услужливо схватил мой чемодан, и согнулся почти пополам в поклоне, как умеют только жители Востока. «Вы одни?» — на ломаном английском не успел произнести он, как за моей спиной появилась мама (первым делом после прибытия, она, конечно же, заскочила в туалет). Высокая, статная белая женщина видать произвела впечатление на нашего встречающего. Он только открыл рот, и смотрел снизу вверх, из своего преклоненного состояния, на мою маму, грациозно поправляющую непослушные волосы.

Абсолютно новая, неизведанная жизнь восточного мегаполиса проносилась за окном такси. Незнакомые рекламные плакаты, незнакомые автомобили, незнакомая архитектура, необычные, куда-то постоянно спешащие люди. Темп жизни японского города — вот то, что поражает в первую очередь. Я вдруг осознал, насколько размеренной и обычной была моя жизнь в Сан-Франциско.

Номер отеля — небольшой, под стать низкорослым японцам. Две узенькие кровати, разделенные тумбочкой, телевизор-видеодвойка, телефон, стол, плательный шкаф — вот, пожалуй, и все убранство комнаты. А вот ванная комната — это нечто. Плитка, с драконами и пагодами, душевая кабинка с прозрачными пластиковыми и дверями, и чудо японской техники — унитаз с подогревом. На правом подлокотнике находился пульт с множеством кнопок, как у пилота вертолета. Унитаз одновременно выполнял функцию и биде. Эдакий японский вариант два в одном (как видеодвойка). Сиденье подогревалось, играла музыка, распылялся освежитель, и еще черт знает что, предназначение чего я так и не понял.

Первый день, до самого вечера мы провели в компании нашего гида. Он знакомил нас с окрестностями, провел инструктаж, как пользоваться транспортом, где поменять деньги, и вообще рассказал много полезностей, необходимых для туриста. Отужинав традиционным японским суши в уютном ресторанчике со стриптиз шоу, к моему большому удовольствию, мы, вымученные полусуточным перелетом, но полные новых впечатлений, наконец, дотащились до наших постелей... и заснули мертвецким сном.

Разбудило яркое солнце, бившее прямо в глаза. Вчера мы не опустили жалюзи, не до того было — слишком устали. Бросил мельком взгляд на кровать, стоящую рядом. Мама, по всей видимости, еще спала, повернувшись ко мне спиной, и свернувшись калачиком. Вскочив на ноги, подбежал к окну, теша себя мыслью еще подремать, если закрою жалюзи,... но рука так и замерла посредине, на ручке управления шторками. Вид утреннего города завораживал. Не знаю, сколько простоял так, как из оцепенения вывел голос, раздавшийся позади.

— И долго мы будем еще так красоваться?

Я недоуменно обернулся. Мама не спала, просто лежала в кровати и, улыбаясь, кивком головы показывала на мой пах. Я невольно опустил глаза. Член выпирал из плавок, демонстрируя утренний стояк во всей красе.

— Ты когда последний раз этим занимался?

— Да с неделю назад.

— Ну, сорри, ничем помочь не могу. Природа есть — природа — засмеялось она, похлопывая себя по выпиравшему из-под простыни бедру. Беги в ванную, позаботься о себе, а я тем временем теть Тане перезвоню. И вправду, про теть Таню мы совсем забыли. Отцу позвонили еще вчера, прям из аэропорта, сообщить, что долетели нормально.

Я подал телефонный аппарат маме просто в постель, и с глубоким вздохом разочарования, поплелся в ванную комнату. Дрочить совсем не хотелось. Удовольствие от мастурбации сейчас и рядом не стояло с тем кайфом, который я испытал после нашего с мамой сеанса mutual wank. Душ, правда, взбодрил, разогнав окончательно остатки сна и дурных мыслей. Закончив все утренние процедуры — вышел из ванной, всеми помыслами уже в будущих туристических достопримечательностях. Все, что мы хотели бы с мамой посмотреть, уже давно было расписано на целую неделю. В дневное время (мы так договорились с мамой) мы следовали моему списку — это исторические места, музеи, театры, прогулки по городу, а вечер отдавали на мамино усмотрение. У нее был свой список. Его набросала мамина coworker, у которой родители жили в Японии. Мамин список был довольно своеобразен: всевозможные шоу для взрослых, стрип-бары, массажные салоны, и прочие «вкусности». Вот почему, ID всегда приходится носить с собой.

— Мам, а чего сегодня по плану? — радостно вопросил я, выходя из ванной, и вытирая мокрую голову полотенцем.

Мама не отзывалась. Она, молча, сидела на кровати, в той же позе, в которой я ее оставил, и пустым взглядом смотрела в окно.

— Мам, что случилось? Что-то с тетей Таней?

Мама повернулась медленно в мою сторону. В ее глазах блестели слезы.

— С теть Таней все хорошо.

— Может с папой что случилось?

— С кем, с кем, а вот с ним, точно ничего не случилось — и она обратно отвернулась к окну, не сдерживая уже слез.

— Это со мной случилось — закричала она вдруг в истерике — поверила подлецу: чуть-чуть внимания, букетик дешевых цветов, ресторан на берегу океана — я глупая, и развесила уши. Еще о новой жизни размечталась. Дура набитая.

Она резко обернулась ко мне, глаза ее горели и сыпали искрами, рот перекосило от гнева.

— Представляешь, не успели мы еще взлететь, как эта стерва уже была у нас в доме. П-Р-Е-Д-А-Т-Е-Л-Ь....  Читать дальше →

Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх