Калифорникейшен. Часть пятая (заключительная)

  1. Калифорникейшен. Часть первая
  2. Калифорникейшен. Часть вторая (романтическая)
  3. Калифорникейшен. Часть третья (развлекательная)
  4. Калифорникейшен. Часть четвертая (неожиданная)
  5. Калифорникейшен. Часть пятая (заключительная)

Страница: 7 из 12

Кайо быстро поднялась, и смущенно обернулась к аудитории. Клок ее мокрых лобковых волос, безобразным жмутом свисал спереди. Она сжала плотно ноги, и застенчивым движением скрестила спереди руки, скрывая от жадных глаз публики свое интимное место.

Ичиро тоже поднялся, закрывая глаза от яркого света прожекторов. Ведущий что-то говорил им, наверное, подбадривал, и хвалил молодого человека, намекая на то, что в его возрасте, не каждый смог бы так долго продержаться. Ичиро глупо улыбался и кланялся, мама с гордостью смотрела на своего сына.

Кайо легла на спину и широко раздвинула ноги. Зияющее, розовое, влажное влагалище взрослой женщины, с потеками жидкости, растекающимися по внутренней поверхности бедер, открылось публике. Говоря сыну что-то ободряющее, она потянула его за руку вниз, располагая его прямо между своих, широко расставленых ног. Ухватив Ичиро за ягодицы, Кайо твердым движением притянула его к себе, и, подвигав немного бедрами, буквально, насадила себя на его член. Не отпуская худосочных ягодиц молодого человека, она подняла ноги вверх, и заложила их за бедра Ичиро, да так, что ее пятки уперлись в ягодицы сына. Помогая себе бедрами, она начала двигать тело Ичиро взад-вперед, помогая себе пятками. Она как-будто придавала его движениям необходимую силу и ритм. Молодой человек все очень быстро понял, и через несколько мгновений уже сам справлялся с задачей. Кайо расслабилась, отпустила сына, и освободившиеся руки расположила на спине Ичиро, вскоре обвив их вокруг его шеи.

Молодой человек все больше распалялся. Его яйца громко шлепали о промежность матери, и темп все возрастал. Их тела ударялись друг о друга так сильно, что Кайо понемногу начала скользить по полу сцены.

Неожиданно, в самый разгар сладострастного действа, Ичиро громко вскрикнул. Кайо быстро отпустила его шею, и с силой оттолкнула его от себя. Как кошка, она вывернулась из-под него, и вскочила на колени. Ичиро так же быстро поднялся на ноги, со страхом смотря на свою мать. Кайо, не мешкая ни секунды, охватила пульсирующий член сына, и неистово стала его дрочить. Молодой человек закрыл глаза, согнулся, оперевшись о плечи матери, и гримаса перекосила его лицо. В это же время, Кайо закрыла глаза и придвинулась поближе, так, что головка члена ее сына буквально касалась ее носа.

Тело Ичиро замерло на мгновение, изогнулось назад и... первая струя спермы ударила прямо в лицо Кайо. Он с силой сжал ее плечи... и струя за струей ложились на лицо его матери. Кайо покорно стояла на коленях, принимая весь нектар своего сына на свое лицо.

Ну, все — это я уже вынести не мог. Знакомое щекотание поднималось от яиц до головки. Еще не хватало, кончить здесь, сейчас в штаны. Я, что есть силы, сжал свой напряженный член, как учила мама. Острое болевое ощущение мгновенно вытеснило все сексуальное напряжение, и я, закрыв глаза, дабы не видеть происходящего на сцене, согнулся над столом.

Бурные аплодисменты вернули меня к действительности. Кайо и Ичиро собирали свою одежду, и все время, кланяясь, покидали сцену.

Было уже достаточно поздно — к полуночи, и мы не рискнули идти пешком по ночному малознакомому городу. В такси мама не унималась, и все делилась впечатлениями.

— Представляешь? Это — не актеры. Это живые люди с улицы, такие как мы с тобой.

— Почему ты так решила?

— Так сказал мистер Шигиро.

— А что он еще сказал?

— А еще мистер Шигиро сказал — мама нежно взяла меня под руку, и прильнув ко мне — что молодой человек был девственником. Представляешь? Это был его первый сексуальный опыт, да еще такой необычный — перед публикой. Ты бы смог так?

Меня уже начало раздражать постоянные упоминания этого имени с маминых уст.

— А не объяснил ли тебе, твой дорогой мистер Шигиро, почему у этих обоих людей с улицы одна и та же фамилия?

Мама удивленно посмотрела на меня, стараясь уловить мой взгляд в темноте салона такси.

— Это не клуб, где молодых людей лишают девственности, как ты подумала — продолжал раздраженно я.

— Мистер Шигиро... — начала было мама, но я ее резко прервал.

— Мистер Шигиро, мистер Шигиро — заладила. Включи мозги.

После некоторой паузы, я и выпалил.

— Это были мать с сыном. Ты стала свидетелем того, от чего меня так сильно оберегаешь и сама боишься. Это инцест-клуб.

— Грех это, как ты говоришь. В клуб греха пригласил тебя твой любимый мистер Шигиро — не унимался я, добивая маму.

Нависла длинная, гнетущая пауза.

— И ничего он не любимый — еле слышно проговорила вдруг мама.

— Ты что, не поняла, о чем я? — изумленно я посмотрел на нее.

— А тебе разве не понравилось? — вдруг произнесла она ангельским голосом, еще сильнее прильнув ко мне.

Ну, вот, в этом и вся моя мама. Я ей об одном, она мне о другом. Как было не влюбиться в такую женщину.

— Понравилось, понравилось — расхохотались мы оба, да так громко, что таксист даже обернулся.

В отличном настроении мы вернулись в гостиницу, и я бодро вставил ключ в замочную скважину... но он не проворачивался. Почувствовав неладное, тихонько толкнул дверь вперед... и она подалась.

— Мам, ты хорошо помнишь, что закрывала дверь?

— Закрывала. Отчетливо помню.

Мы, не сговариваясь, бросились в комнату, к тумбочке, в которой хранились паспорта, кредитные карточки, наличность. Ящик был пуст. Ни денег, ни документов, ни кредиток. Чемоданы, со всеми вещами тоже пропали. Мы уселись на кровать, молча смотря друг на друга.

— Нас обокрали? — мама растерянно смотрела на меня.

— Похоже на то — нервно засмеялся я.

Мы еще какое-то время сидели молча, свыкаясь с мыслью, что нас, и в самом деле, обворовали. Первой пришла в себя мама. Она схватила трубку телефона и, запинаясь, начала объяснять что-то сонному метрдотелю. Через секунду, протирая глаза, он уже стоял перед нами. С его слов, а правильнее сказать, из его жестикуляции, мы поняли, что завтра воскресенье (верней уже сегодня, на часах 00—15) и полиция не работает, нужно ждать до понедельника. Мама в ответ что-то начала кричать о правах человека, об ООН, о консульстве США, но все без толку — он ничего не понимал. Но вот международные слова FUCK и BOSS он понял сразу,... и бросился куда-то немедленно звонить. Через полчаса в дверях нашего номера стоял уже хозяин отеля.

Угадай из трех раз, дорогой читатель, кто стоял перед распахнутой настежь дверью, обворованного номера. Правильно, и раза достаточно... это был мистер Шигиро.

Оправившись от первого шока, мама, буквально, бросилась ему на шею.

— Мистер Шигиро. Вы наш ангел-хранитель — чуть не расцеловала она нашего гостя.

Я был готов прибить ее за эти слова, но терпеливо ждал, чем это все закончится.

— Какая жалость, миссис Эллен. Служащий мне все рассказал уже. Очень сожалею. Я приложу все усилия. Можете не сомневаться, ведь пострадала репутация моего отеля. Примите мое искреннее сожаление.

Он щелкнул пальцами, и метрдотель исчез за дверью, а его место занял телохранитель мистера Шигиро.

— Понимаете, пропало все — и паспорта, и кредитки. У нас в понедельник самолет, но мы не сможем улететь без паспортов. И денег муж не сможет прислать, ведь мы их не получим просто, без тех же чертовых паспортов.

— Не волнуйтесь, миссис Эллен. Можете жить в отеле, сколько необходимо. Я обо всем позабочусь.

— Вы так добры, мистер Шигиро. Что бы мы без вас делали — чуть не расплакалась мама.

— Только вот, полиция в Японии очень коррумпирована, и не поворотлива... и, как говорят у вас в Штатах: не подмажешь — не поедешь — и он показал характерный жест, потирая пальцами.

— Я все понимаю, мистер Шигиро, мы возместим все расходы.

Шигиро широко улыбнулся своей обезоруживающей улыбкой, взял вдруг стул и поставил его посредине комнаты. Вынув из внутреннего кармана сигару, он начал ее распаковывать. Усевшись в кресло поудобней, и закинув ногу на ногу, принялся ее раскуривать....  Читать дальше →

Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх