Сочинение на тему «Как я встретил Новый год»

  1. Сочинение на тему «Как я встретил Новый год»
  2. Новогодние письма женщине

Страница: 1 из 2

Маленький норвежский порт. Портик. Даже не портик, а лишь небольшой нефтеналивной терминал в глухом фьорде между отвесными скалами. В отдалении огни с неясными очертаниями нескольких домиков, где живёт обслуживающий персонал. Легкий туман. Так. Дымка. Пронзительные крики чаек.
У причала борт о борт стоят два русских танкера. Очень похожих друг на друга. Развеваются два Российских флага. На корме каждого судна под названием крупными буквами написан порт приписки. Санкт-Петербург. Владивосток.
Картина, в общем-то, обычная и довольно унылая. Но на календаре 31 декабря. Конечно же, встречать Новый год полагается дома. Но уж лучше так, чем в океане на переходе кувыркаться.

Разумеется, экипажи уже перезнакомились, постоянно бегая друг к другу в гости. И уж два раза, разумеется, принято решение встречать Новый год вместе.
В Европе отношение к нашему самому любимому празднику категорически наплевательское. Они своё католическое Рождество отмечают, которое, кстати, уже прошло.
К востоку время старше. А мы и так на много миль западнее нашей столицы. Так, что получается полный винегрет.
Но уже отдан приказ двух капитанов: «Установить на обоих танкерах время московское», и вот-вот должны начаться приготовления к банкету. А пока идёт изнурительный процесс решения организационных вопросов. И первый из этих вопросов: На каком судне будем накрывать праздничный стол?

Россия у нас на всех одна. Но... Мы же Питерские. А это, как, никак — культурная столица. А эти тоже пыжатся... Подумаешь! Владивосток столица — Дальнего востока. Трудные переговоры практически зашли в тупик. До такой степени, что даже в моем собственном экипаже начинает появляться оппортунистическое крыло.
— Мастер! Надёжное флотское правило: хочешь жить всегда в уюте, водку жри в чужой каюте. Нужен нам этот геморрой? Завалимся к ним в гости, да и дело с концом, —
на очередном совещании старшего командного состава в моей каюте выдал мой собственный старший механик.
— Вот! Всю жизнь мне портили три вещи: водка, бабы и механики, —
повернувшись в кресле, я так глянул на него, что он даже пригнулся.
— Дед! Ну, ты и дал струю против ветра, —
возмутился старпом:
— Что эти там у себя на задворках империи, про нас подумают?

Во время очередного раунда переговоров я предложил компромиссное решение: организовать банкет на судне, у которого кают-компания больше. Так, как другого способа вывести переговоры из тупика не было, все сразу согласились и толпой пошли за танкерной рулеткой. В каюте задержался только мой старпом.
— Мастер, а ты у них в кают-компании был? — спросил он меня.
— Не-а, — честно признался я:
— только в каюте капитана.
— Рисковый ты мужик! — покачал он головой и отправился вслед за всеми.
Но уже через 10 минут мой старпом, брызгая слюной и размахивая пальцем перед носом дальневосточного старпома, кричал во всё горло:
— Восемь квадратных метров! Это вам не хухры-мухры! Это вам не козявки жевать!

Праздновать было решено на нашем судне.
Где-то через час в коридоре встретил я нашего повара Диму, который бурно спорил о чём-то с поварихой дальневосточного танкера. Пригласив к себе, я распахнул перед ними шкаф с представительскими фондами:
— Пользуйтесь!
У Димы глаза загорелись.
— Мы подумаем, — обиженно поджала губы повариха.

Ну, ничего себе. Это она во множественном числе себя так назвала МЫ. Я, наверное, старею. Совсем разучился обращаться с женщинами.
Выпроводив поварят, не успел я, по стариковски нацепив на нос очки, как следует устроиться на диване, развернув местную газету, как в каюту вломился капитан соседнего танкера. В том, что визит официальный, никаких сомнений не возникало. Золото бензелей парадного мундира ослепило глаза. На голове белая фуражка с а-а-хренительным крабом во весь лоб.

— Ну, вы Питерские совсем оборзели! Мы вам что? С голодного края сюда прибыли? — едва перешагнув комингс, зарычал он. Но, увидев у меня в руках норвежскую газету, осёкся, уважительно глядя на неё. Ага! Как бы не так. Я по-норвежски ни единого слова не понимаю. Просто люблю в местных газетах картинки рассматривать. Но, блин! Как приятно, почувствовать себя умнее, чем ты есть на самом деле!
Но, газета газетой, а конфликт необходимо было срочно гасить. Я с показным неудовольствием, мол, помешал чтению, отложил её в сторону. Пришлось включать на полную мощность все свои дипломатические способности. И вскоре, набивая трубку моим голландским табачком, он снисходительно согласился оставить данный вопрос на рассмотрение поварят.

За разговором поведал он мне, что родился на Сахалине. А во Владике высшую мореходку закончил. Там и работать остался. Питер посещал неоднократно. Разве мог я не поделиться с ним, что тоже доводилось бывать и во Владивостоке, и на Сахалине!
Как бы там ни было, приготовления к празднику шли полным ходом. Неизбежно возникающие конфликты решались исключительно дипломатическими методами. Правда, иногда взаимные визиты приходилось наносить на высшем уровне.
И вот, одевшись по первому сроку, оба экипажа стали рассаживаться за праздничными столами. Тут мне вахтенный начальник доложил, что на борт прибыл представитель портового контроля.

— Какого контроля? — удивился мой коллега, капитан:
— Где ты здесь порт увидел?
— Ну, раз есть порт контроль, а тем более его представитель, значит должен быть и порт, — пришлось мне урезонить его.
— Пригласить его сюда, — распорядился я.
Через минуту в кают-компанию вошёл высокий норвежец со скандинавской бородкой. На его безукоризненном белом кителе золотых пуговиц было больше, чем у нас с коллегой вместе взятых. Он поздоровался на хорошем английском и очень тепло поздравил всех присутствующих. Я уже говорил, что для иностранцев Новый год это не праздник. Это же надо! Какое знание традиций другого народа! Да, что я объясняю! Образованный человек всегда найдёт способ выпить на халяву. Мы радушно пригласили его к столу. И банкет начал набирать обороты.

И был дед Мороз с раскатистым голосом моего боцмана... И была очаровательная Снегурочка в настоящей песцовой шубке... И водили хоровод вокруг настоящей ёлки. И всё это под живую музыку... Тепло проводили старый год.
Что делает вся страна в последнюю минуту уходящего года? Правильно. Слушает речь президента. Когда я начинал ходить по морям, не было такой связи, как сейчас. За границей наши телевизоры не могли показывать русские каналы. Поэтому вместо президента речь произносил капитан. Появились спутниковые антенны, но традиция на флоте закрепилась. А за столом-то сидят два капитана!
Я повернулся к своему коллеге.

— Давай! Ты же писатель, — подтолкнул он меня в бок. Вот же сахалинец хитрющий! А весь день валенком прикидывался! Как права-то качал!
Я никогда не готовлюсь к подобным мероприятиям. Делаю это всегда экспромтом. Что я, президент, чтобы читать по бумажке речь, заранее написанную твоими нукерами?
Я просто говорил о нашей профессии. О том, сколько людей сейчас на всех морях и океанах держат в руках бокалы с шампанским. О вахтенных, которым и этого не дано. Не забыл напомнить, что нашим друзьям, чтобы вернуться в родной Владик, предстоит ещё обкрутить земной шарик. О тех, кто без нас дома поднимает за нас бокалы. написано для sexytales.org Я видел, как меня слушали. Видел, как теплели лица моряков. Я мог бы ещё долго говорить. Чего скромничать. Умею это делать. Умею и люблю...

— За нас! За флот! За Новый год! — закончил я, как раз под бой курантов... Бой курантов. Для нас это значит, что мы вместе со всей страной, хотя сейчас и вдали от неё. Что мы вместе со всеми. Шумные тосты! Брызги шампанского! Взаимные поздравления! Новый год наступил!
Задвинул тост и наш норвежский гость. Задвинул по-английски. Переводил мой коллега. Всем понравилось.
Меня всегда поражала манера иностранцев, пить, не закусывая....

 Читать дальше →
Показать комментарии (13)

Последние рассказы автора

наверх