Водяной

Страница: 1 из 2

1.

— Водяной, Водяной, что сидишь ты под водой? — нараспев звонко тянули хором девушки, водя на берегу хоровод, вокруг стоящей в центре с повязкой на глазах девчушки. — Выйди на минуточку и поймай Анюточку!... — на последнем слове они точно бусины порвавшегося ожерелья рассыпались вокруг подружки, позванивая крохотными рыбацкими колокольчиками. Вытянув перед собой руки, водящая пыталась, полагаясь лишь на слух, изловить зазевавшуюся подружку.

Его большой рот искривила усмешка: однажды он так взял и вышел... и поймал. Была ли это именно Анюточка, он так и не узнал — девку со страху Кондратий хватил, так у него на руках и преставилась. Что тогда началось!... Мужики сетями всю реку перетянули, поп местный чуть ли не каждую корягу святил, что ни день — в лодке выплывал на середину и над водой с молитвами кадилом чадил. Еле ушел тогда от багров...

Н-да, да что там и говорить — не те нынче девки, совсем распоясались. Вот раньше бывало, стащишь у купальщицы сорочку и все, твоя она, что хочешь делай, ибо голой в отчий дом вернуться стыд не позволял. А сейчас? Трусы и так едва срам прикрывают. Ты с нее плавки сорвешь, а она с гоготом из воды кидается, едва ладошкой прикрывшись, и ржет на весь пляж «гляньте прикол — я трусы потеряла!». И все довольны — на айфоны фоткают, в Инстаграмм выкладывают — хохма дня, ёпть!

Он ухмыльнулся: ценности хоть и изменились, а вот золото по прежнему в цене. Стоит с руки умыкнуть колечко и можно уже поторговаться с приглянувшейся красоткой. И не важно, замужняя, иль нет, а в обмен на безделушку редко кто отказывает в ласке Водяному. Да и ломаются они, как правило, больше для проформы:

— Верни кольцо, ну, пожалуйста! — канючит обычно незадачливая ротозейка.

— Развлечешь меня, отдам, — улыбается он, откровенно разглядывая очередную жертву.

— Что ты?! — барышня испуганно таращит глаза. — Мне нельзя, я замужем!

— Жалость-то какая, — притворно вздыхает Водяной, демонстративно вертя между пальцев золотой ободок. — Значит, придется тебе муженьку сознаться, что ты — как есть, раззява, и подарок его с бриллиантовой россыпью, в реке утопила. Ложь не далека от правды будет.

— Я не могу так, — она уже чуть не плачет, — если скажу такое, он мне в жизни больше ничего не купит. Ну, отдаааай!..

— Сырость не разводи, вода и так мокрая! — после такого окрика жертва реже бежит в слезах каяться в утрате ювелирного изделия, а чаще остается, покорно ублажая прихоти хозяина реки.

А чего бы им собственно не оставаться? Не такой уж он и страшный, даже наоборот. Деревенские байки про плешивого обрюзглого старика с зеленой бородой и лягушачьими лапами не имели с ним ничего общего. Еще будучи человеком, он был статен и хорош собой. Молодому красавцу женщины прохода не давали, ему лишь оставалось выбирать, кого осчастливить горячими ласками. Так продолжалось до тех пор, пока в одну из летних лунных ночей, под его конем не проломился старый мостик. У этого моста была дурная слава: слишком часто с него падали люди — кто поскальзывался, у кого нога меж досок проваливалась. Лошадей через него обычно в поводу переводили. В ту ночь он — счастливый и пьяный — пренебрег осторожностью и, не сдержав коня, понесся галопом по проклятому мосту... Конь выбрался из омута, его же так и не нашли — русалки утащили молодого красавца себе на забаву — так он стал водяным.

Время текло, столетия сменяли друг друга, его человеческое имя давно истерлось в памяти. И не мудрено: имя живет, пока есть тот, кто тебя им называет. Обитание в мире водном отразилось и на облике: некогда загорелая кожа стала бледной с оливковым отливом; позеленел от водорослей русый шелк густых волос, обернувшись жесткой гривой. Теперь из-под припухших век в обрамлении изумрудных ресниц он смотрел на этот мир цепким взором речного хищника. Лишь тело, за исключением появившихся меж пальцев перепонок, осталось неизменным — красивым и сильным. Все та же стать, рельеф упругих мышц и необузданная мощь. Забрав из памяти имя, время оставило нетронутой его молодость. Если подумать, не такой уж и плохой обмен, учитывая, что в основном все его развлечения, так или иначе, связаны с охотой на девиц.

До пляжа из-за деревьев донесся грудной женский голос, звавший ужинать, и подружки, прервав игру, хохочущей гурьбой скрылись на территории турбазы. Солнце садится, становится прохладно. Погрузившись в прогретую за день воду, Водяной меж тем не спешил покидать свой пост в зарослях камыша. Уж кому, как ни ему знать, что именно с приходом сумерек и начинается самое интересное.

Спасаясь от будничных городских переживаний и вечерней речной прохлады, гости турбазы редко ограничивают себя в спиртном. Очень скоро хмель, разлившись по жилам, приглушит их здравый смысл и потихоньку начнет подталкивать на поиск приключений. Тогда-то, разбившись на парочки, мужчины и женщины разбредутся по территории в поисках уединения. И сколько бы сторож Иваныч не увещевал об опасности ночных заплывов, никто его не слушал, самонадеянно отмахиваясь от надоедливого, вечно пребывающего под мухой, старика.

Не прошло и часа, как он был вознагражден за ожидание: держась за руки, на пляж вышли парень и девушка. Он в распахнутой на груди рубашке и шортах, она, несмотря на вечернюю прохладу, в купальнике и ярком парео, завязанном на округлых бедрах. Оглянувшись и убедившись, что за ними никто не пошел, парень потянул подругу вдоль берега к закрепленному под старой раскидистой ивой понтону, который байдарочники использовали в качестве пристани. Берег там был куда круче, а нависшая над водой густая крона скрывала любовников от посторонних глаз. От людских глаз, — ухмыльнувшись, мысленно поправил себя он, потому как со стороны реки их было видно просто превосходно. Для Водяного все их действия разворачивались, будто на сцене, — пара молодых и страстных любовников для единственного зрителя, чем не благодать?

Едва усевшись на краю понтона и свесив в воду ноги, парень нетерпеливо притянул к себе девушку за шею, жадно впился поцелуем в податливый рот. Она льнула к нему, гостеприимно принимая его язык, и сама с удовольствием играла язычком во рту партнера. Какое-то время парочка самозабвенно целовалась. Отдав дань прелюдии, парень вскоре перешел к более решительным действиям: сначала он просто сунул ладонь в чашечку лифчика, немного помял упругую девичью грудь, поиграл пальцами с затвердевшим соском, а после, не встретив сопротивления, и вовсе заголил бюст подруги.

Хороша девица — точно спелый плод налита. Груди аппетитно стояли торчком, призывно дразня припухшими вершинками, и парень не отказал себе в удовольствии потискать и попробовать на язык упругое тело. Она чуть откинулась назад и выгнулась навстречу его ласкам, откровенно блаженствуя от того, что ей мнут и лижут сисечки. Запрокинув голову, девушка широко развела ножки, давая понять, что не против пойти дальше. Продолжая целовать и посасывать обнаженные груди подруги, парень протянул руку к ее промежности и принялся гладить и массировать сквозь ткань спрятанный в трусиках купальника девичий бутон.

Водяному было прекрасно видно, как она плавно покачивает бедрами, все сильнее распаляясь под пальцами любовника. Еще немного и он решительно сдвигает в сторону трусики, обнажая потемневшую от желания раковину. Сочная, горячая девичья щелка гостеприимно приоткрыла налившиеся лепестки, дразня капелькой влаги у самого входа. Парень принялся тереть пальцами клитор подруги, то и дело норовя, как бы про между прочим, нырнуть в разгоряченное влагалище и пощекотать девичью письку изнутри. Над водой зашелестели приглушенные стоны.

В какой-то момент, девушка отстранила приятеля от своей груди, дотянулась до его шорт, забралась ладошкой за резинку и высвободила его окаменевший член. Они снова принялись целоваться, одновременно лаская друг друга руками. Потом она уложила любовника на понтон, на всякий случай скользнула взглядом по берегу — нет ли кого поблизости? Убедившись, что они в безопасности ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (51)

Последние рассказы автора

наверх