Неподходящая кандидатка. Часть 1

  1. Неподходящая кандидатка. Часть 1
  2. Неподходящая кандидатка. Часть 2
  3. Неподходящая кандидатка. Часть 3

Страница: 3 из 4

дура, я составлю ей протекцию к одним знакомым.

— Ладно, замочите юбку.

Вскоре, юбка повисла рядом с блузкой, и я отвел посетительницу в кабинет.

— Приберите за собой.

Екатерина присела и подобрала чашку.

— Тут краешек откололся — голос у кандидатки был виноватый.

— Не пораньтесь.

Екатерина нашла осколок и, поднявшись, отдала его мне вместе с чашкой.

— А где у вас тряпка?

— Тряпки нет — это была правда, я пока доплачивал приходящей уборщице, но в дальнейшем намеревался обязанность раз в день пройтись со шваброй возложить на секретаршу.

— Но как я тогда смогу убрать?

Катерина стояла, подавленно глядя на лужу на паркете. Я хотел было сказать, что вытереть можно бумажными полотенцами, лежащими в шкафу, но решил кое-что проверить. Уже было очевидно, что Катерина готова ради должности со мной спать. Но даже проституцией можно заниматься, не теряя достоинства. Мне было интересно, готова ли кандидатка ради должности унижаться.

— Мне без разницы, чем вы это вытрите — я пожал плечами. — Хоть своими трусами, они все рано ни на что больше не годятся. Но чтобы через минуту этой лужи не было.

Раньше мне бы и в голову не пришло так разговаривать с женщиной. Но вереница шмар сделала свое дело, я стал намного нахальнее и циничнее. Екатерина явно не шмара, и, опять же, неделю назад я не поверил бы, что такая женщина как она стерпит подобное обращение. Кандидатка подняла на меня круглые от шока глаза, но поняв, что не ослышалась и что я не шучу, опять уныло уставилась на лужу. Всё ясно. Если не послала сразу — значит, раздумывает, значит, в итоге, согласится. У женщин, как известно, «может быть» означает «да». Так и есть: потоптавшись в нерешительности, Катерина развернулась боком, чтобы по возможности скрыть от меня свои прелести, и стянула трусы. Да, похоже, гордость она решила оставить за порогом моего кабинета. Держу пари, идя на собеседование, Екатерина Константиновна не могла себе даже представить, что ей придется вытирать пол, ползая на карачках, а из одежды на ней будет только развратный лифчик.

Я тем временем продолжал оценивать ее фигуру. Вполне ничего, формы округлые, но не сказать, чтобы она жирная. Животик подтянутый. Ляжки полноваты, но целлюлита не заметно. А лодыжки даже изящные. Женщина, ползая, старалась не поворачиваться ко мне кормой, но я все равно смог разглядеть, что у нее широкий таз и крепкие, упругие ягодицы. Трусы вскоре совсем промокли, а лужа еще оставалась.

— Сходите, выжмите в подсобку.

Сам я присел на свой стол. Екатерине пришлось несколько раз ходить в подсобку, и каждый раз она перемещалась бочком, не поворачиваясь ко мне жопой, а спереди прикрывала лобок скомканными мокрыми трусами. Я с трудом сдерживал улыбку. Неужели она не понимает, чем это все должно закончиться? Не девочка уже, вроде. Могла бы догадаться, зачем мужчина заставил ее снять трусы. Ну, а если уж подчинилась и сняла, то какой смысл прикрываться? Впрочем, так даже интересней, можно поиграть с ней как кошка с мышкой.

Наконец, Екатерина все вытерла. Я ей сказал оставить мокрые трусы в раковине, она подчинилась, и встала передо мной, ожидая дальнейших распоряжений. А ладонями все так же стыдливо прикрывает промежность.

Я передвинул ноутбук со своего стола на переговорный.

— Присаживайтесь, будете диктант писать.

Набирала текст Екатерина быстрее всех других претенденток, хотя ей явно мешало то, в каком виде она это делала.

— Набрали? Нажимайте печать. Принтер в приемной, принесите результат.

Тут кандидатке волей неволей пришлось продемонстрировать мне задницу: пятиться через весь кабинет было совсем уж глупо, и прикрыть ягодицы ладонями, как пизду, тоже не получится — слишком обширная цель. Какая, все же, великолепная жопа, так и переливается при ходьбе! И изгиб, в том месте, где зад переходит в спину, очень женственный.

Не доходя до двери в приемную, Екатерина вдруг отпрянула и присела.

— В чем дело?

— Там видно. В окно.

В моем кабинете было три окна, но у двух росло дерево, однако через третье действительно был виден дом напротив. Вероятно, из него просматривалась часть моего кабинета, правда, дом был довольно далеко, и вряд ли без бинокля кто-нибудь что-нибудь увидел бы.

— Ну так закройте жалюзи.

К окну Екатерина подходила гусиным шагом, прячась за подоконником. Она что, специально мне развлечения устраивает?

— Несите быстрее распечатку.

Екатерина скрылась в приемной, а когда вышла на женщине была ее старая юбка. Отдав мне листок, кандидатка отошла на несколько шагов — похоже, она боялась находиться рядом. Я пробежал глазами распечатку. Вроде, неплохо. Потом оглядел долгим, тяжелым взглядом посетительницу, вогнав её в краску.

— Кто вам разрешил одеться?

Екатерина испуганно сглотнула. Поползав без трусов по полу, она теперь даже не возражала, что ей, чтобы одеться, нужно разрешение.

— Но... вы же уже посмотрели, как я выгляжу... в этом... — она кивнула на испорченный наряд секретутки — и вообще.

— Да, выглядите так, будто эти вещи вам не подходят. Может, вам и работа не подходит?

— Но... я... — Екатерина комкала в руках свои вещи, не зная, что отвечать.

— Верните новый лифчик.

Помявшись немного, она завела руки за спину и расстегнула бюстгальтер. На этот раз, даже не стала прикрываться. Поняла, наверно, что игры кончились, и если будет продолжать играть в недотрогу, отправится домой. Я опасался, что грудь сильно провиснет, но зря. Спелые сиськи, всё ещё вполне крепкие, с большими ореолами вокруг сосков. Немного несимметричные, как бывает, когда женщина чаще кормила ребёнка одной из них. Сейчас груди покрыты мурашками, хотя у меня вообще-то не холодно.

Женщина кинула лифчик на стол.

— Ю-юбку снять? — упавшим голосом спросила она.

Я пожал плечами.

— Как сами считаете нужным.

Несколько секунд женщина теребила пуговицы на юбке, наконец, решилась, и начала дрожащими пальцами их расстегивать. Догадливая. Юбка сползла к полу, и Екатерина осталась посреди моего кабинета в чём мать родила. Руки опущены по швам, и слегка подрагивают — такое впечатление, что ей приходится бороться с собой: инстинктивно хочется прикрыться, но уже понимает, как это нелепо. Лобок она не брила, и треугольник курчавых каштановых волос почти полностью скрывал пизду.

Я выдержал мучительную для соискательницы паузу. Екатерина стояла, опустив голову, но искоса следила за мной.

— Подойдите ближе.

Екатерина вышагнула из юбки и чуть приблизилась, остановившись, однако, на таком расстоянии, чтобы я не мог, протянув руку, прикоснуться к ней.

— Повернитесь.

Женщина подчинилась. Я был уверен, что если сейчас прикажу ей наклониться, упереться локтями в стол и расставить ноги пошире, она и это сделает. Но у меня были несколько другие планы. Нет, я всё равно собирался её выебать, но не хотел брать на работу. Поэтому я опять сказал её развернуться ко мне лицом и, с деланным сомнением, сообщил, что всё ещё не уверен, что она подходит для этой работы.

— Погодите расстраиваться. Знаете, что я подумал? Есть другое место. Могу замолвить за вас словечко. Хорошая фирма, хорошая зарплата, но много работы, зато никаких особых требований к внешним данным. Может, вам это больше подойдет?

Екатерина энергично закивала. Похоже, по тому, как развивались события, она и не надеялась на такую концовку. Морально уже смирилась, что её прямо сейчас ебать будут, а тут такой шанс и работу получить и честь не потерять. Я вернулся за свой стол и позвонил своим последним клиентам. Я знал, что им нужен человек, и с ними у меня были хорошие отношения, в общем, договориться удалось легко, но я постарался, чтобы Екатерина этого не поняла. Упомянул, что на следующий заказ дам скидку. На самом деле, они и так это знали, я всем клиентам говорил, что дам скидку на второй заказ, но Екатерина должна была подумать,...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх