Парень с обложки

Страница: 16 из 26

будут искать, — попытался хоть немного выиграть для себя время Ал, но эта минута или две лишь немного оттянули бы неминуемое.

— А ты наивней, чем я думал, — сказал Михаил со зверской улыбкой на лице и, схватив парня за руку, рванул на себя.

По всему телу сразу раздалась тупая боль из-за множества синяков, нанесенных прошлой ночью.

Его тело было бесцеремонно брошено на кровать животом вниз, пальцы его мучителя грубо впивались в нежную кожу и оставляли новые отметины. Сил вырываться не было. Оставалось только сжать сильнее зубы и делать то, что он скажет, потому что будет еще хуже.

Острая боль пронзила тело юноши, когда Михаил грубо и резко его взял. Слезы лились из глаз, кричать было нельзя, потому что этот урод бил его куда попало и изо всей дури.

Когда Ал услышал дикий рык и почувствовал стекающую по ногам сперму, то облегченно вздохнул. Может быть, этого ему хватит.

— Ну, что, крысеныш? Не понравилось? А ведь это может быть тебе в кайф. Завтра я приду снова, и мы либо повторим сегодняшний урок, либо ты будешь купаться как сыр в масле, когда дашь согласие быть моим.

Ал с трудом переборол рвотный рефлекс, когда чужые губы властно прижались к его губам. Сейчас в душе Алексея боролись два чувства: наложить на себя руки или убить чертову тварь, чтобы такое ничтожество больше не ходило по белому свету.

***

Кружка черного кофе давно остыла в руках у Золотарева, а перед глазами все витали фрагменты тех дней.

Да, среди тех двух вариантов Ал смог найти и третий. Просто убить его Алу показалось мало. Ему захотелось его унизить, уничтожить и стереть в порошок, что он со временем и сделал.

Алу хотелось больше всего на свете забыть события прошедших дней и больше никогда не вспоминать, и, может быть, это у него и получилось бы, если бы Михаил не напоминал о себе. Вот и на этот раз он позвонил и напомнил, каким жалким Ал был, когда-то. Но если бы не он, то кто знает, смог ли бы Золотарев стать тем, кем он есть сейчас.

На столе лежали три приглашения. На улице был уже поздний вечер, но домой ехать не хотелось. Чего он там не видел? Телека с разнообразной фигней? Или четырех стен? А коротать вечера в клубах ему уже осточертело. Ал все чаще стал задерживаться на работе, и все чаще ощущал одиночество внутри. Да, ему ничего не стоило найти себе какого-нибудь парня, чтобы провести вечер нескучно, но эти ничего не обещающие и непродолжительные связи уже сидели ему в печенках.

Рука сама потянулась к телефонной трубке. Он надеялся, что этот человек сможет, как и прежде, его подбодрить.

***

Макс лежал на кровати и бездумно щелкал каналами. Мысли его были где-то далеко. Что самое странное, он и сам не понимал своего состояния. Казалось бы, что он должен быть счастлив, ведь есть человек, который его любит и готов посвятить ему всю свою жизнь, и этот человек ему вроде нравится. Так почему тогда на душе кошки скребут?

Парень так углубился в свои размышления, что от резкого телефонного звонка чуть не упал с кровати.

— Возьми трубку, у меня руки заняты, — послышался голос Севы из кухни, который уже полчаса с диким грохотом кастрюлями и сковородками пытался приготовить обещанные блинчики.

— Алло, — ответил Макс, но в ответ было лишь молчание.

— Э... А Сева есть, — прозвучало как-то странно и до боли знакомым голосом.

— Алексей? — неуверенно спросил Максим.

— Да, я. Так Сева есть?

— Да, он на кухне. Сейчас позову.

На другом конце послышался легкий стук трубки о стол, и Ал нервно вздохнул. Он никак не ожидал услышать сейчас Максима. Почему-то сердце снова заныло. Ал в очередной раз поразился тому, как влияет на него этот парень.

— Ты с чем любишь: с вареньем или со сгущенкой? — спросил Сева, как только увидел в дверном проеме своего возлюбленного.

— Там тебе Алексей звонит.

— Ал? Что случилось? — Сева начал мыть руки и пошел телефону.

— Он не сказал, — Макс старался выглядеть невозмутимо и для убедительности даже стянул у Севы новоиспеченный блин, и весь засунул его в рот. Правда уже через мгновение пожалел об этом, так как блин был только со сковородки и ужасно горячий. Максим мысленно поблагодарил Бога, что Сева ушел к тому моменту, потому что картина бегающего по кухне парня была великолепна.

— Ал, что случилось? — голос Севы выдавал все его беспокойство.

Он прекрасно знал своего друга и понимал, что если тот в это время не развлекается в каком-нибудь клубе, а звонит ему, то тому очень плохо.

— Славянцев звонил, просто... — с небольшой уже охотой сказал Алекс.

— Вот сука! И что хотел?

— Он тоже участвует в тендере, — голос немного подрагивал, и Сева сразу понял, почему.

— Ты что, пил? Ал, твою мать, ну зачем ты?

У Алекса была такая аллергия, о которой, наверное, мечтали все девушки для своих парней — аллергия на алкоголь. У Золотарева сразу все лицо, шея и грудь покрывалось красными пятнами, так мало этого, он от малейшей дозы уходил в аут. Да, как это ни парадоксально звучит, но такой с виду крепкий и несгибаемый Алекс тоже имел свои слабости.

— Да я совсем немного, — начал оправдываться Ал, но много говорить ему не дали.

— Я сейчас приеду. Ты где?

— Я в офисе.

Ал услышал только короткие гудки после этой фразы. Он не знал, почему позволил Севе ехать за ним, ведь он испортил тому вечер. Но на душе было так гадко, что автоматически захотелось испортить настроение кому-то еще. В таком состоянии больше всего хотелось чувствовать рядом близкого человека. Услышать слова поддержки и на ушко тихое: «я люблю тебя несмотря ни на что», хотелось опереться на кого-то, почувствовать, что ты нужен, полюбить, наконец-то.

Бутылка дорого конька была не допита даже до половины. После звонка старого «друга» всегда появляется желание напиться и забыться, хоть на некоторое время. Хоть немного выкинуть из головы те времена и то унижение, которое ему пришлось пережить. А еще хочется хотя бы одну ночь не видеть кошмаров. Не срываться в холодном поту с криками...

Но этого никто и никогда не узнает. Даже Сева не знает всего, что происходит с Алом. Он никогда и никому не позволит залезть в его душу так далеко, чтобы прочитать эти мысли и желания. Он Алексей Золотарев! Всегда строгий, невозмутимый и непоколебимый, и никто не узнает, что он может быть слабым.

— Сев, что случилось? — Макс стоял в полном недоумении, когда Сева резко положил трубку и начал собираться.

— Нужно забрать Ала из офиса. Этот дурак снова выпил.

— Ну, выпил человек, и что? — Максим до сих пор не мог понять, что происходит. Голос ему показался вполне нормальным, и он не видел места для паники, а вот Севе, скорее всего, казалось наоборот.

— Его нельзя оставлять пьяного одного. Если хочешь, можешь поехать со мной, и я тебе все расскажу.

Макс не колебался ни минутки. Узнать больше об Алексе ему хотелось подсознательно.

Парни вышли из дома, и, уже выехав на дорогу, Сева нарушил образовавшуюся тишину.

— У Ала аллергия на алкоголь, и если он выпьет, то ему делается плохо. Причем обычной рвотой не обходится. В последний раз его еле откачали.

— Так зачем пьет? — Макс слушал как никогда внимательно, дабы не пропустить ни единого факта.

— Он пьет крайне редко. Лишь тогда, когда ему очень плохо.

— У него неприятности? — парень не понимал, почему такому человеку может быть плохо. У него есть семья, любимая и хорошая работа, внешность, деньги, положение. Но он не понимал тогда, что все эти привилегии не делают человека счастливым.

— Я не имею права рассказывать тебе об этом, котёнок. Не обижайся, но это не моя тайна. Скажу только, что есть один человек, который когда-то сильно навредил Алу и теперь постоянно мешает ему жить.

Макс не имел привычки что-либо выспрашивать у людей, когда рассказывать отказывались. И никогда не страдал по этому поводу, но сейчас все внутри просто распирало ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх