Парень с обложки

Страница: 18 из 26

поинтересовался Макс и присел рядом.

— Лучше всех... покойников, — последние слово он произносил, закутываясь в тёплое одеяло по самые уши.

— Знаешь что? Ты им будешь, если сделаешь так ещё раз, понял? — голос у Севы был строгим и немного на повышенных тонах, что удивило Макса. Он никогда не слышал, как его парень кричит, а тут, судя по интонации, он и стукнуть готов.

— А давай ты будешь орать завтра? Ты меня убьёшь.

— Убью? Я тебя убью? Да я тебя чуть не убил вчера, когда ты испоганил все мои ковры в гостиной, разнес ванную и оттоптал все ноги нам с Максом, когда мы тебя тащили в квартиру. Гад ты, Золотарев! — Сева уже говорил спокойнее. Злость немного поумерилась, и он взял себя в руки. — Я там чуть дуба не дал. Думал, ты до утра не дотянешь. Что, забыл, что было в прошлый раз?

— А что было? — это свои пять копеек вставил Макс.

Он всё время лишь переводил взгляд с одного парня на другого, и с лица не сходила глупая улыбка. Их отношения были такими милыми. Сева сейчас был похож на заботливую мамочку, которая отчитывала провинившоеся чадо.

— Да это чудо природы...

— Сева, ни смей! — Ал попытался встать, но его выпад сразу же был отбит другом.

— Он напился в усрачку, и голый бегал по офису. Так мало того, что его потом еле откачали в больнице, так еще и какой-то хитрый журналюга его успел сфотографировать. Эти заголовки нужно было видеть, — парни громко засмеялись, но Алу было не до смеха. Во-первых, от их громкого гогота голова трещала ещё больше, а во-вторых, он не любил, когда вспоминают эту историю.

— Ну ты сволочь, Севка! Макс, а ты знаешь, что он рыжий? — Ал задал вопрос и хитро улыбнулся. — Глаз за глаз.

— Ну, готовься, гад! Сейчас будет зуб за зуб, — Сева, забыв о болезни друга, набросился на него.

Парни дурачились, а Максим в стороне за ними наблюдал. С лица все же не исчезала улыбка, пока он не понял, что смотрит лишь на одного из соперников...

Он был немного расстроен, так как Сева не успел рассказать всё об Алексе. Этот недоделанный алкаш начал орать в самый неподходящий момент и понеслось: тазики, тряпки, холодный душ, в который его пришлось запихнуть в майке и трусах, так как снять их он не дал. Но Максим знал, что если этого не случилось именно сейчас, то позже он уломает своего парня. Максим умел быть настойчивым и умел добиваться своей цели.

***

— Алексей Кириллович, Вам звонят из журнала «Men». Соединить? — послышался тонкий голосочек из коммуникатора.

— Да, соединяйте.

— Золотарёв слушает, — как всегда, твёрдым голосом ответил Ал. У него уже выработалась привычка так отвечать. Образ сильного и властного человека настолько укоренился уже в его характере, что он порой забывает, что может быть и другим.

— Алексей, здравствуй, — послышался голос на том конце, и Ал сразу же смягчил свой тон. Этот голос он узнает из тысячи.

— Здравствуйте, Дмитрий Петрович. Сто лет Вас не слышал. Вы по делу?

— Да, вот слышал, что у тебя бомба имеется замедленного действия.

— Это Вы сейчас о чем?

— Как о чем? О парнишке твоем, новом. Говорят, что его появление в трусах от «Мадлен» произвело фурор. Хотелось бы посмотреть на это чудо.

Вот как раз этого Ал и боялся. После той фотосессии мужского белья заказы стали сыпаться как из ведра. И все хотели Макса. Видимо, не только на Ала он влияет странно.

— Ну, он не модель. Он студент, там ещё работы много.

— Леша, не падай на мороз, — мужчина засмеялся и добавил: — Я же тебя знаю, как свои пять. Бережешь для тендера?

Ал тяжело вздохнул, и на его лице снова появилась улыбка.

— Вы и вправду меня знаете как никто. Да, берегу именно для этого. Есть просто гады, которые так и норовят нагадить.

— Что, опять достаёт? — в голосе собеседника проскочили явные нотки раздражения. — Блин, вот всё-таки жаль, что не удалось его тогда ещё посадить. Мало жизнь испортил, ещё хочет.

— Мы с Вами оба знаем, что он мне не простит. И давайте забудем об этом.

— Конечно, родной, но всё равно я хочу посмотреть на этот брюлик, — в трубке вновь раздался смех.

— Он только алмаз, — выдохнул Ал.

— Ой, Золотарёв, не прибедняйся, ты же у нас знатный ювелир. А знаешь что, ты приведи его на прием, что делают организаторы тендера. Там и посмотрим.

— Ладно, я подумаю.

— Отлично, значит до пятницы, — и послышались короткие гудки. Может быть, Ал и хотел бы что-то возразить, но этот человек слишком много для него сделал.

— Привет, дружище, — раздался весёлый голосок.

— Тори?! Ты что здесь делаешь?

— И я рада тебя видеть, тоже скучала, — затараторила Вика и плюхнулась на диван.

— Ну, конечно, я рад тебя видеть. Просто неожиданно... Могла бы позвонить, мы бы нормально посидели где...

— Я беременна.

— ... нибудь... Что?!

— У нас с Юрой будет ребёнок.

— Милая, я так рад за тебя, за вас... Ай, я буду дядей, — радости Ала не было предела. Он поднял Вику с дивана и крепко обнял, после чего, довольный, уселся рядом с ней и начал тупо улыбаться.

Да, Ал безумно любил детей и очень хотел своих, но об этом его желании, как и о многих других, никто не догадывался.

— Лёш, как маме сказать? — вот именно сейчас не на шутку взволнованный Ал заметил замешательство и панику у сестры.

— Молча.

— Да ты что?! Точно, ты гений, братик, я им на пальцах объясню, круто! — Вика посмотрела на Ала такими злыми глазами, что ему стало на мгновение страшно. Но только на мгновение.

Он на секунду отвлекся и в сотый раз понял для себя, что сестра у него чертовски красива. Каштановые волосы волнами спадали на плечи, карие глаза были обрамлены пушистыми ресницами, немного веснушек на носу, которые она старательно скрывала, пухлые губы. Хоть девушки и не были в его вкусе, но в красоте он разбирался как никто.

— Ты, как всегда, всё воспринимаешь всерьез.

— А ты находишь повод для веселья? Да они Юру расчленят.

— Тори, ты как маленькая. Конечно, расчленят. Они же всё это время думали, что вы спите на разных кроватях и в разных комнатах. Вика, вы вместе уже четыре года. Ты беременна, и это прекрасно. И пусть они и не воспримут эту новость, как тебе хотелось, зато я буду всегда рядом. И к ним я пойду с вами.

— Спасибо, — девушка лишь обняла брата. Они уже давно умеют общаться без слов. Они были самыми дорогими людьми друг у друга, учитывая то, что у них были оба родителя.

— Алексей Кири...

— Привет, — не успела Юля предупредить о приходе гостя, как тот, не дожидаясь разрешения, вошёл.

— Викуся, привет, родная.

— Привет, Сева. Отлично выглядишь! Прям цветешь. Поделишься секретом?

— Сев, блин, ты как танк, а может, у меня здесь кто другой бы сидел, — начал было возражать Ал, но эти двое уже увлеклись друг другом.

Как ни странно, но Вика была единственным человеком, который назвал брата дебилом и тупым идиотом, когда они с Севой решили расстаться. Но что с неё взять? Ей это было позволено.

Махнув рукой на этих двоих, Ал увлёкся своими делами.

— ... он чудо. Сейчас сама увидишь, — услышал Алекс между прочим, сказанным Севой, и по вискам сразу забегали мурашки.

От этого состояния Золотарев приходил в ярость. Ещё с того дня, когда парни его откачивали, он не перестаёт думать о Максе. Этот факт при любых иных обстоятельствах никогда бы не заставил переживать его, но зная, что Сева счастлив с ним, Ал не мог позволять себе даже думать о нём.

— Добрый день, — прозвучало в дверях кабинета, и мурашки у Ала забегали еще быстрей. Он был в такие моменты похож на школьника.

— О, а вот и он, — Сева радостно вскочил с дивана и подошел к Максиму. — Милый, познакомься, это Виктория, сестра вот этого нахмуренного мужика у окна, — Сева ткнул пальцем в Ала.

— Да нормальный я, просто в отличие от некоторых, я пытаюсь работать, — Алекс пытался держаться как можно спокойнее, но ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх