Парень с обложки

Страница: 2 из 26

Конечно, младших не было при этом всём. Виктор вышел из больницы, молча сел в машину и тронулся с места, и только Максим, который сидел на переднем сидении, видел, как по щекам папы стекают слёзы. В салоне была тишина, все молча плакали. Они не знали, что же будет дальше, как они переживут похороны и будут жить без неё.

Сами похороны были ужасны. Крики сына и дочери, обмороки, уйма народу. Лишь Виктор пил стакан за стаканом, пытаясь хоть как-нибудь унять ту жуткую боль, что была у него в груди. Как теперь жить, он не знал. В душе была лишь пустота и желание забыться.

2.

2004 год

— Отдай бутылку, зараза, — Виктор с криком гнался за Мариной, которая отобрала у него очередную бутылку.

— Папа, хватит пить. Сколько можно? Смотри, что с фермой. Она же в упадке полном, — на ходу пыталась успокоить его дочь.

— Да мне наплевать на неё. Мне ничего не нужно. Отдай, — не прекращал он.

— Папа, хватит уже, — в разговор вмешался Макс, схватил его сзади за плечи и с огромным усилием повалил на землю. — Марина, неси верёвку.

Хоть Максим и был ещё юн, но он был крепким парнишкой — подкачанным, высоким, загорелым.

После смерти матери отец начал пить. Ферма начала приходить в упадок. Так как платить зарплату работникам у них не было возможности, то дети большинство работ выполняли сами. Виктор постоянно был в запоях, и место главного мужчины в доме было предоставлено Максу.

Марина бросила бутылку и молниеносно принесла верёвку. Они оба навалились на отца и в очередной раз его связали. Почему в очередной раз? Да потому что если он перепивал, то начинал драться. Кристина не раз ходила с синяками из-за него. Марина умудрялась убегать, Максим мог дать сдачи или увернуться, а Кристина говорила всё в лицо и не хотела уступать. Когда Виктор трезвел и с трудом, но вспоминал, что наделал, то просил у Кристи прощения на коленях. Но надолго ли? На следующий же день он снова нажирался, как лось, и творил то же самое.

В последнее время он не трогал старшую дочь. Причиной этому был её парень. Стас был старше Кристи на шесть лет. Он служил в милиции и был довольно крепко сложен. Он пару раз присутствовал при таких семейных разборках и забирал отца в милицию на пятнадцать суток. После таких профилактик он был как шёлковый около месяца, а потом всё начиналось сначала.

— Алло, Кристина, мы с Максом папу снова связали. Ты когда с работы будешь? Да? Предложил переехать? А ты что? Неужели ты уйдёшь от нас? А, ты ещё ответа не дала? Ну, правильно. Как мы тут без тебя? Ладно, тут отец в кухне летней спит. Мы к бабушке с Максом. Там нужно ей помочь, картошку копать.

После смерти Софии её мама переехала жить в ту же деревню, что и они. Она первое время помогала им с делами фермы. Они с Виктором и так не любили друг друга, а теперь вообще чуть ли не воевали. После очередной ссоры Виктор послал тёщу во всем известное место, и она больше не приходила к ним. Внуки приходили к ней в гости. Но назвать Марию Степановну хорошей бабушкой было нельзя. Она всегда держала дистанцию с внуками, и ласкового слова или объятий от неё дождаться было невозможно...

— Бабушка, мы закончили. Мы голодные до ужаса. Есть что покушать? — звонким голосом проговорила Марина.

— Ох, у меня только яйца в холодильнике. Идите, пожарьте их себе, — ответила женщина и ушла к себе в комнату.

— Ну, яйца так яйца, — выдохнул Максим, — неси, Мариша, сковородку, что ли.

Марина начала искать сковородку, но там, в тумбочке, где она обычно лежала, её не было.

— Макс, её нет здесь. Посмотри в кладовой.

— Нифига ж себе! — выкрикнул Макс, когда открыл дверь кладовой. — Марина, посмотри.

В кладовой стояли консервы, разнообразные крупы, тушёнки и припасы. Марина и Макс стояли у кладовки и только переглядывались.

— Пошли отсюда. Я больше жрать не хочу, — не выдержал Макс.

Они решили уйти, не попрощавшись. Однажды они зашли в бабушкину комнату после работы, чтобы сказать до свидания, но оказалось, что разбудили её, и тогда им было что послушать. Они люди умные и учатся на своих ошибках. Теперь, если бабушка была у себя в комнате, они к ней не заходили.

Когда они уже собирались выйти из дома, услышали:

— Стойте, паразиты. Стойте, воры.

Ребята переглянулись и непонимающе посмотрели на бешеную бабулю.

— У меня... там... деньги лежали. А ну отдавайте. Я вас ещё в милицию сдам, сволочи.

— Бабушка, уймитесь, не брали мы у вас денег, — начала оправдываться Марина.

— Мариша, не говори ей ничего, мы не виноваты, небось снова забыла, где оставила, — сказал Макс и направился к выходу.

— Ты какой же, как твой отец, обалдуй. Все вы — его отродье. Вы виноваты, что моей девочки нет в живых, — не унималась бабка.

— Ты хоть понимаешь, что говоришь? Да мне нафиг не нужна твоя картошка грёбаная. У меня и дома есть, над чем корячиться, так ещё и у тебя здесь. Ты нас больше не увидишь. Понятно? Сама тут делай всё.

— А те сто рублей вы мне всё же вернёте, — крикнула она вдогонку.

Марина уже хотела выйти за калитку, как вдруг увидела на траве скомканную бумажку. Да, это были те самые сто рублей. Видимо, они просто вылетели у бабушки из кармана. Марина вернулась, подняла купюру и под пристальным, уже понимающим, что наделала, взглядом бабушки отдала ей деньги.

— Вот, бабушка. Теперь ты точно нас не увидишь, — проговорила девушка и поспешила поскорее уйти.

Ребята слышали, что им что-то кричали в ответ, но внимания не обращали. Слишком многое на них навалилось. Они уже знали, куда нужно идти, если надо за что-то заплатить, знали, как продавать и выращивать овощи, и не забывали, что им нужно ходить в школу, а Кристи на работу.

Брат с сестрой шли домой молча. Был уже вечер, Кристина должна была быть уже дома. Но, завернув за угол, они увидели старшую сестру с её парнем.

— Крис, а ты почему не дома? — полюбопытствовала Мариша.

— Да вот, со Стасом задержалась. Я уже иду. Всё, пока, милый, — и, поцеловав парня в щёчку, она быстро пошла догонять родных.

Дверь на летнюю кухню была открыта, что немало удивило ребят.

— Я же закрывал, Мариш, — посмотрел на сестру Макс.

— Да, я же помню. Неужели развязался? — удивлённо сказала Марина и пошла смотреть, там ли отец.

На кухне его не было. Тогда пришедшие пошли в дом, обошли все комнаты, осталась только спальня мамы с папой. Когда они вошли в неё, то застыли, как каменные статуи. На кровати был отец, почти голый, а рядом в таком же одеянии какая-то женщина.

— Ооо, миллые мои... при... шли. Познакомьтессссь, это вашшша новая ма... ма, — заикаясь, еле выговорил Виктор.

— Ах ты, сволочь, — первая не выдержала Кристина. — Пошла вон отсюда, шалава, — перешла она на крик.

Кристи схватила за волосы не очень трезвую барышню и, стащив её с кровати, ударила по лицу.

— Что, не успел похоронить одну, уже другую в дом привёл? У нас одна мама. И ты её нам никем не заменишь, тем более какой-то потаскухой, — с этими словами она выволокла женщину из комнаты, несмотря на её вопли и крики.

— Не смей её трогать. Она меня любит. Она меня развязала, когда родные связали и бросили, — еле встав с постели и пошатываясь, подошел он к Кристине.

Марина и Максим уже знали, чем такие ссоры заканчиваются, и Макс подбежал к отцу, перехватывая уже поднятую руку, а Марина стала уводить кричащую отцу всякие гадости Кристину.

— Я больше не останусь в этом доме. Лучше умереть, чем иметь такого отца. Ты ничтожество. Посмотри, что ты сделал с собой, с фермой? — кричала неугомонная Кристи.

— Да лучше бы ты умерла, а не твоя мать! — выкрикнул в ответ уже слегка протрезвевший Виктор и в ту же секунду понял, что сказал.

В ответ он получил пощёчину от того же Макса и упал на диван.

Ребята вышли из комнаты и закрыли её на ключ. Отец бы больше не полез драться, но дать ему час-другой для того, чтобы ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх