Парень с обложки

Страница: 21 из 26

. Ладонь легла на шелковые волосы, и по телу сразу пробежала дрожь. Севе хотелось быть с этим человеком вечно, любить его, быть его другом, советчиком, любовником, рабом... Да кем попало, лишь бы он был рядом, лишь бы можно было в любой момент вот так прикоснуться к нему. Парень опустился на локоть, обнимая Максима за талию, рука подняла его рубашку и начала гладить плоский живот.

— Мой маленький уснул так быстро, — еле шептал Сева. — Я тебя никому не отдам, мой ангел. Никому!

***

— Привет, братишка, — радостно пролепетала Марина. — Как у тебя дела?

— Да как обычно, а что?

— Да ничего, просто мой брат, оказывается, моделью стал и молчит. Я видела тебя на бикбордах. Почему я ни черта не знаю?

— Извини, как-то так вышло, — начал оправдываться Макс, но через секунду понял, что это не так уж необходимо.

— Короче, я хочу услышать все при встрече, понял? И никаких отказов не принимаю. Я хочу тебе кое-что рассказать, — уже радостным голосом сообщила девушка.

— Судя по твоему голосу, это что-то приятное? — парень заулыбался, если хорошие вести были у его сестер, то это автоматически становилось радостью и для него. Так было с детства, так продолжалось и сейчас.

— Ладно, дорогая, тогда увидимся завтра, — услышав на другом конце короткое «Пока, целую», Макс положил трубку.

В комнате было довольно темно, погода мрачная, и настроение соответствовало обстановке. Из-за работы в агентстве совсем не было времени ни на что. Примерки, дополнительные съемки, так еще и подучиться пришлось: как ходить, как сидеть, как стоять... Казалось, что на следующем уроке его будут учить правильно спать и ходить в туалет. Но больше всего угнетало совсем не это. Сева уже две недели как уехал в Питер, и поговорить они так и не успели. Разрывать отношения по телефону было, по мнению Макса, отвратительно, и ему приходилось в очередной раз вежливо разговаривать со своим парнем и каждый раз слышать его «люблю» в трубке. При каждом таком звонке сердце начинало ныть, ведь ответа на такое признание не поступало.

— Раздалась противная мелодия телефона. Такой звонок стоял лишь на одного человека, и уже само воспоминание о нем заставляло сжать кулаки.

— Отец? — безразличным тоном ответил парень.

— Здравствуй сынок, — Макс иронично улыбнулся.

«Снова пьяный», — подумал он и решил не затягивать с беседой.

— Что случилось, раз ты удостоил меня такой чести?

— А я не понял, я что не могу поговорить с сыном? — голос мужчины раздражал все больше. Хотелось сейчас взять его за шею и спросить, где же он был все эти годы.

— Не виляй. Говори, чего звонишь.

— Сынок, — раздалось уже жалостливее, — они все вынесли. Я думал, что выиграю, а все проигралось само...

Отец продолжал, а по щекам сына покатились слезы. Он снова играл... Из-за одной такой игры ему пришлось два месяца быть за прислугу у местного бухарика, потому как проигрывать больше было нечего. Ничего, кроме детей...

— Что ты хочешь от меня?

— Может... поможешь отцу с денежкой?

— Знаешь, у меня нет отца, с тех пор как ты проиграл меня в карты. Ты, как всегда, думаешь о детях, когда нет денег. Я ничего не буду тебе давать.

Трубка была положена, а слезы полились теперь во всю силу. Почему-то именно сейчас, как никогда хотелось прижаться к кому-то родному. Кто поймет, выслушает, пожалеет...

***

— Да, хорошо... Хорошо, мы будем скоро у вас.

Ал положил трубку и принялся в быстром порядке собираться в дорогу. Только что ему позвонили из «Gold Way» и сообщили о внеочередной съемке. Это жутко разозлило Золотарева. Верхом непрофессионализма было сейчас то, что они сделали. Но тендер был настолько важен, что оставалось просто закрыть глаза и делать все, как говорят заказчики. Нужно было еще забрать Макса и Аню, девушку, которая будет тоже сниматься для тендера.

Выскочив из кабинета и дав Юле краткие указания, он побежал к машине. Время шло на минуты, а в его деле время — это деньги.

Машина плавно скользила по дороге. Все сегодня было на стороне Ала. Удалось заключить неплохую сделку, принять на работу трех замечательных моделей, которые принесут неплохие доходы, так еще и все светофоры были зеленые. Нюанс с внезапной съемкой он не брал во внимание, так как уже привык к тараканам заказчиков, а вот от повода лишний раз увидеть Максима лицо вообще начинало сиять. Ал мысленно проклинал сам себя за столь глупое поведение. Только на горизонте появлялся этот парень, мозги отключались. И как он только себя не корил за измену другу, но все впустую. Ал даже пытался пару раз снять симпатичных пареньков в клубах, но как только дело доходило до постели, все пассии были выгнаны к чертям собачьим.

Главная дорога закончилась, и машина плавно въехала в небольшую улочку частного сектора. Ал отлично знал, где живет Максим, так как часто приходилось отвозить его после поздних съемок. Был бы на месте Сева, это было бы его обязанностью, но он по каким-то мутным обстоятельствам срулил в Питер и даже не попрощался. Ал подъехал к небольшим воротам и, заглушив мотор, вышел из машины. Погода заставила поежиться и поскорее пойти в дом. Да, он мог позвонить ему, но так же они меньше побудут вместе.

Золотарев опять выматерился про себя, когда у двери понял, что на лице дебильная улыбка.

На удивление, после нескольких звонков дверь не открыли. Ал только сейчас подумал, Максима-то может дома и не быть, и он еще раз выматерил всю эту влюбленность. Минуту помедлив, он все же дернул за ручку, и дверь открылась. Видимо, тети Вали не было дома, иначе сейчас уже была бы куча вопросов и рассказов. Хотя, может, оно и к лучшему...

Долго не медля, он сразу направился к комнате Макса и, увидев чуть приоткрытую дверь, тихо вошел. На кровати, уткнувшись лицом в подушку, тяжело всхлипывал его любимый человек.

Макс, все же услышав не громкое шуршание, поднял голову.

Алу же сейчас как никогда захотелось обнять и приласкать это зареванное, лохматое чудо. Он не привык отказывать себе в желаниях. В несколько шагов комната была пересечена, и он уже стоял возле кровати парня, глаза которого округлялись по мере того, как приходило осознание происходящего.

— Ты что... — вопрос задать Макс не успел. Сильные руки притянули его тело к себе, и к его губам прижались чужие, требовательные, такие чувственные...

Глаза Ала были закрыты. И было так не потому, что он был заядлым романтиком, а потому, что боялся увидеть взгляд целуемого. Да, всесильный и бесстрашный Алексей Золотарев боится заглянуть человеку в глаза. Да к тому же парню, который ему нравится. Да это нонсенс, господа! Первое, что делал Ал, когда окучивал очередную жертвую, это пристально смотрел ей в глаза. А что сейчас? Он трусит? Ноги стали будто ватными, голова стала кружиться.

Их губы лишь были прижаты... Хрупкие плечи Максима все так же сильно сжимали руки Алекса, глаза одного были закрыты, и лишь трясущееся ресницы выдавали его состояние, глаза второго же просто не могли заметить этого, так как от происходящего округлялись все больше.

— Ты зачем меня целуешь? — первым оторвался Макс.

— Я?

— Здесь есть еще кто-то?

— Нет.

— Ну?

— Я хотел тебя успокоить...

С предыдущего положения изменилось лишь положение губ. Ал все так же держал парня за плечи, а тот не очень-то и спешил вырываться из этого плена. Их глаза были напротив, щеки обоих краснели, а губы слегка приоткрыты.

— Тебе это не удалось, — голос Макса заставил выпрыгивающее сердце в миг остановиться, но следующие действия заставили его биться в трижды быстрее. — Но можно попробовать еще раз...

Теперь уже Макс был хозяином ситуации. Его руки обвили шею Алекса, и их губы вновь встретились. Этот поцелуй уже не был таким целомудренным, как предыдущий. Они изучали друг друга... Языки плясали бешеный канкан, а руки блуждали по телу партнера. Рассудок обоих был помутнен окончательно.

Алекс ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх