Парень с обложки

Страница: 25 из 26

выпустить наружу эмоции. Горячие слезы без единого звука катились по щекам, а в памяти проносился в очередной раз разговор с доктором.

— Доктор, что с ним?

— Ваш друг всего лишь потерял сознание. Анализ крови показал, что он принимал большое количество успокоительных препаратов. Такая доза и лошадь вырубит, вот сердце и не выдержало. Но его вовремя привезли. Полежит немного у нас и будет как новенький. Здоровый как бык.

Облегчение наступило сразу же, но последняя фраза заставила насторожиться.

— Как это здоровый? А рак? Вы его полностью обследовали?

— Какой рак, любезный, упаси вас Господь. Здоров ваш друг. Мы здесь свое дело знаем и определить уж такую болезнь сможем, — врач развернулся и ушел, а Алекс не мог сдвинуться с места.

— Он так хотел его удержать... — это выговорил вслух и не обращал внимания на взгляды проходящих мимо него людей.

20.

— Мать вашу, как это нет наших фотографий? Я отправил их через своего человека за неделю до положенного срока. Да ни хрена я понимать не хочу! Работа была сделана, а сейчас вы мне говорите, мы вылетели из гонки? Я не грублю. Да... Нет... Но что — то же можно сделать? Хорошо, мы будем на месте.

Давно работники в офисе не видели своего шефа в таком состоянии. За последнюю неделю они так натерпелись, как за все время работы здесь.

Ал впопыхах набрал номер Севы и попробовал успокоиться, ну хоть попытаться, по крайней мере.

— Сева, помнишь, я отдал тебе фотографии, которые должны были участвовать в тендере? Ты точно их передал?

— Конечно, — прозвучало в трубке немного неуверенно.

— Сева, это жопа! Огромная такая жирная задница! Их нет там. И они грозятся, что нас исключат. Короче, собирай манатки и быстро в главный офис заказчика, а я заберу наших натурщиков.

Ал бросил трубку и сорвался с места. Упустить эту возможность он не мог. И будет хвататься за самый ничтожный и мелочный шанс. Да не быть ему Алексеем Золотаревым!

— Аня, я еду за тобой, у нас срочная повторная съемка для тендера, будь готова через час буду у тебя, — Ал вел машину и не переставал давать указания.

— Номер Макса даже искать не надо. Он знает его на память. Последнюю неделю он бессонными ночами смотрит на него и безумно хочет набрать, но этот плод для него запретен. А сейчас можно... Сейчас он его сможет хотя бы увидеть... О том, чтобы дотронуться, он может только мечтать...

— Макс, я выезжаю, ты готов? Отлично.

Через некоторое время из ворот выбежал Макс, и на лице Золотарева засияла улыбка. Нет, он никогда не сможет забыть его.

— Поехали? — парень захлопнул дверь, и машина рванула.

***

Славянцев сидел в своем кожаном кресле, в руках тлела любимая сигара, а с губ не сползала довольная улыбка.

— Але, — ответил он на долгожданный звонок.

— Птички в клетке, — прозвучало на том конце, и улыбка стала еще шире.

Из стоящего рядом бокала не спеша выпит глоток янтарного напитка, а рука набрала нужный номер.

— Начинайте, я скоро буду, — мужчина положил трубку и снова затянулся горьким дымом. Наконец, он сможет отомстить своему обидчику.

Славянцев закрыл глаза и вспомнил лицо Алекса. Кто бы мог подумать, что минутная похоть, минутная слабость к этому щенку сможет сломать его жизнь?

А ведь он ему даже начал доверять. Уголок губ поднимался вверх, когда он вспоминал искаженное от боли лицо своего любовника, когда он со всей силы вторгался в его тело, как катились слезы по его щекам. Но он никогда не проронил ни слова. Золотарев всегда был гордым.

Но он выбьет из него эту гордость. И отомстит за предательство, за все отомстит...

***

Звонок разрезал тишину в машине, и Максим посмотрел на дисплей телефона. Незнакомый номер.

— Да?

— Максим Громов?

— Да, это я. А вы...

— Марина Громова ваша родственница?

— Да, это моя сестра. Что с ней?

— Ее сбила машина. Вам нужно приехать.

— Что с ней? Она жива? — Макс сорвался на крик. Руки задрожали, и сразу наступила паника.

— К сожалению, спасти ее не удалось...

— Где она? Адрес.

— Ал, быстро на Западную 28. Марина, нет, только не снова, — Макс рыдал во весь голос и рвал на себе волосы. Судорожно сокращались легкие, и было трудно дышать. Перед глазами плыли круги и образ матери. Нет, этого не может быть! Ну не может жизнь заставить одного человека пережить столько боли.

Ал же, не говоря ни слова, развернулся по встречке и, выжав из машины все, что можно, помчался по указанному адресу.

Машина въехала в темный двор, Ал остановился. Он знал, здесь была раньше больница, но сейчас это было лишь заброшенное здание. Лишь он повернул голову назад, как увидел загородивший выезд черный джип.

— Макс, это ловушка, — рыкнул Ал, когда увидел несколько головорезов, вышедших из-за угла. Они медленно приближались, а следом показался и виновник сего торжества.

Пока Славянцев подходил к машине, двое его прихвостней вытащили парней из салона.

— Ну, здравствуй, малыш. Я скучал по тебе, — на лице Михаила, как всегда, ублюдская улыбка, а глаза Алекса сразу сузились от злости.

— Где Марина, урод? — Максим рванулся вперед, но удар в солнечное сплетение одного из шкафов заставил его согнуться от боли.

— Не тронь его, сука! Он не нужен тебе.

— Ой, как ты ошибаешься, Золотарев, — Славянцев подошел к Алексу и взял его за подбородок, сильно сжав. — Я отомщу тебе за его счет. Ты будешь смотреть, как твой любимый будет кричать от боли, и ничего не сможешь сделать. Ты поплатишься за то, что предал меня. Да еще и самым наглым образом: втерся в доверие, узнал все тайные ячейки моего бизнеса и тупо сдал. Да ты знаешь, каково это, когда всё забирают?

— Однако не все забрали, — съязвил Ал. — Ты ведь остался. Жаль, что ты, ублюдок, тогда сбежал в Лондон, и мы с Дмитрием Петровичем не засадили тебя за решетку. Я бы постарался, и там бы узнали твои пристрастия к жестокому сексу.

Последнее слово, и лицо Ала обдало острой болью. Пощечина — это были лишь цветочки. Как только Ал повернул голову от удара, Славянцев нанес очередной удар в живот. Ал согнулся от боли, но полностью ему этого сделать не дали. Головорезы держали его с обеих сторон и не давали двигаться. А удары все продолжались. Из носа уже шла алая кровь, а во рту чувствовался металлический привкус. Волосы прилипли к лицу, но Ал после каждого удара приходил немного в себя и смотрел на врага ненавидящим, испепеляющим взглядом.

— Ты говоришь, что постарался бы за меня в тюрьме? А знаешь, мои пристрастия ведь не изменились. Но это сейчас испытает на себе твой дружок.

— Не тронь его! — еще одна попытка вырваться, но снова обжигающий удар в живот, и все перед глазами темнеет.

— Окатите его водой. Я хочу, чтобы он это видел, — Славянцев подошел к Максиму, все ещё держащемуся за живот и рванул его рубашку. Пуговицы посыпались на землю, еще движение и в сторону полетел кусок тряпки, бывший когда-то одеждой.

— Смотри, Алекс, сейчас он узнает, каково было тебе. Может, посочувствует, — Михаил залился минутным диким смехом, а потом резко дернул вниз брюки Макса вместе с бельем.

— Мм, парень-то хорош. Не зря я заплатил его отцу алкашу такие деньги.

Макс резко поднял голову, и на глаза показались слезы. Он снова его продал... Неужели опять придётся это выдержать? Как тогда... Боль, унижение... Он повернул голову в строну Ала, и, увидев окровавленное лицо, невольно вздрогнул.

— Где Марина? — лишь смог прошептать Макс.

— Не переживай. Её сейчас трахает один из моих людей, который так любезно в это время кадрил ее. Она оказалась неплохим источником информации. Твой непутёвый отец не очень много знает о тебе. А ты довольно смазливый. Если будешь паинькой, то я оставлю тебя в живых, — Славянцев снова зло улыбнулся и рванул ремень уже на своих брюках.

— Держите его крепче! — скомандовал он. — Ну, расслабься, ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх