Парень с обложки

Страница: 4 из 26

просто среди них нет приличных. Потому что у тебя их такое количество, что я даже не знаю, как их называть.

Вика была права. Алексей не хотел серьёзных отношений, и его парни были лишь однодневками. Максимум продолжительности отношений равнялся у Алекса полугоду. Сожителем же его тогда был тот самый Сева, который работал фотографом в его фирме. Разошлись они мирно, так как оба поняли, что супружеская и моногамная жизнь не для них. Теперь они были хорошими друзьями и только.

— Ну что я могу сделать, если они сами ко мне липнут. Вот такой я неотразимый и невъебенный во всём, — гордо произнёс Золотарёв.

— Моя ты скромняжка. И не стыдно тебе?

— Ни грамма. Мне только двадцать восемь лет. Хочу пожить. Почему я не могу взять от жизни больше? Ты вот вообще скоро домохозяйкой станешь, нарожаешь кучу детей и будешь борщи варить.

— Так, никто ещё про пополнение и не думает. Не каркай тут. Пока замуж не выйду, рожать не буду.

— А замуж ты не выйдешь, пока родители не согласятся. Это замкнутый круг, сестрёнка.

Алекс услышал тяжёлый вздох в трубке, и ему стало очень обидно за сестру. Ведь она правда хотела малышей, и замуж хотела. Но такое у неё было воспитание. Она хотела красивую свадьбу, белое платье и малыша через девять месяцев. Всё как в сказке. Но жизнь не сказка, как ни крути.

— Ладно, милая, всё наладится. Мне нужно бежать. У меня встреча сейчас. Я потом ещё позвоню тебе. Маме и папе привет передавай.

Алексей положил трубку, потянулся и с фразой:

— Ой как же не хочется... как не хочется... Но нужно идти руководить, — встал с дивана и нехотя поплёлся в конференц-зал.

4.

— Делоне Роббер — французский художник, создатель стиля «орфизм». Родился в Париже 12 апреля 1885 года в аристократической семье. Оставив в 1902 году колледж, посещал частные уроки живописи, решив стать театральным живописцем. Испытал влияние неоимпрессионизма Жоржа Сёра, а также теории цвета, разработанной физиком Шеврейлем. В 1910 женился на...

Высокий довольно пожилой профессор нудно и монотонно излагал лекцию. Его голос звучал настолько спокойно, без какой-либо интонации и настроения, что студенты были готовы выть от скуки. Занимались они кто чем, пользуясь тем, что у преподавателя линзы в очках были толщиной с палец и на расстоянии вытянутой руки он видеть ничего не мог. Кто-то болтал с соседом, кто-то метал самолётики, кто-то рылся в телефоне. В общем, типичная ситуация, когда преподу тупо наплевать на то, слушают ли его, ведь героем он будет на экзамене, а студентам тупо наплевать на того Делоне Роббера, о котором он рассказывал.

И только один человек, сидящий на заднем ряду, пытался что-то записывать, прислушиваясь к словам преподавателя.

— Макс, ты вот на ботана совсем не похож, зачем тебе эта хрень, — спросил сидящий рядом Берт.

— Я на экзамене снова вас обую, как школьников, — ухмыльнулся Макс и продолжил писать. — Да и послушать интересно.

— Ой, да ну... Жил, рисовал, женился и умер. А мы вот должны теперь всё это слушать. Нафиг оно мне, хватит того, что я рисовать умею, зачем мне знать, на ком женился этот... — парень немножко замялся, вспоминая имя художника.

— Делоне, — Макс решил не утруждать мозг друга и подсказать ему.

— Да, именно. Я вот чего у тебя спросить хотел. У тебя какие планы на лето?

— Да никаких. А что, есть предложения?

— Деньги нужны?

— Пф, спрашиваешь! — наконец-то оторвавшись от конспекта, Макс заинтересованно посмотрел на друга.

— Ну вот, если я что-то просто говорю, то ноль внимания, а если речь зашла о деньгах... — наигранно, с обидой в голосе начал Берт.

— Роберт, ближе к делу, — прервал его Макс, зная, что сейчас услышит.

— Никогда меня так не называй, понял? — громко возразил парень.

— Роберт Пучинский, может, будете потише себя вести! — сделал замечание преподаватель.

Максим зашёлся от смеха, а Берт лишь побагровел от злости. В тот же момент прозвенел звонок, и все пулей, забыв о сонливости, начали собирать свои вещи.

— Ты же знаешь, что я не люблю, когда меня так называют.

— Слушай, вот что здесь такого. Твои родители тебя так назвали...

— За это я им уже 18 лет «спасибо» говорю. А ты меня так чтобы не называл. Ты мне друг или кто?

— Ладно, ладно. Всё, извини. Так что ты там говорил...

— А, да; работа есть на лето. У меня дядя занимается ландшафтным дизайном, и ему на сезон нужно много рабочих. Ты как?

— Конечно, я согласен. Когда начинать?

— Пока не закончатся экзамены, будем приходить после пар, а потом с семи до десяти вечера. Воскресенье выходной. График жёсткий, зато платит дядя Коля хорошо.

— Да мне не привыкать. Когда едем?

— Вот с понедельника и начнём. Там какой-то тип ему крупный заказ сделал. Там домище такой, я на фотках видел, и машина у него...

Берт продолжал говорить, но Макс его уже не слушал. Он планировал, что ему важнее всего купить. Новый холст и краски. Но ещё ему нужен был другой телефон. И не потому, что этот вышел из моды, а потому, что старый ремонту уже не подлежал. А ещё нужно помочь Маринке, ведь у неё в этом году выпускной. Мало того, что нужна куча денег на банкет, так ещё платье, причёска, туфли... Ох уж эти девушки! Кристи помочь не может. У них ведь пополнение в семье скоро будет со Стасом. Отец постоянно пьяный, так что от него толку мало.

Парни вышли из здания и разошлись в разные стороны. Берт, как всегда, поплыл к очередной красавице, а Максу сегодня хотелось просто поскорее лечь спать. Мысли витали где-то в облаках. Он придумывал эскиз для экзаменационной работы, которую уже надо было сдавать через неделю, а он ещё и не начинал его. Но проблемой это для него не было. Он мог нарисовать то, что хотел, и за ночь, главным было уловить идею. А она, как назло, никак не приходила.

— «Так, зелёный ещё мигает, проскочу», — подумал Макс и рванул переходить дорогу.

***

В машине играла негромкая музыка. Солнце светило ярко, да и после встречи с акционерами настроение у Алекса было отличное. Его чёрный BMW будто парил по дороге. Алекс очень осторожно водил и бережно относился к своей машине. Но на этот раз ему пришлось немножко поспешить, потому что в том разговоре с Севой на него наорали и со словами: «Если ты сейчас же не притащишь свою задницу сюда, то я эту курицу убью», — бросили трубку. Зная, что Игорь привык сдерживать своё слово, Алекс торопился прибыть поскорее...

Звук торможения колёс, крики прохожих, огромные глаза парня, резко остановившего посреди зебры, и глухой удар...

***

Высокий черноволосый парень с изящными чертами лица и тёмно-карими, почти чёрными глазами смотрел на лежащего на дороге парня и что-то громко ему кричал. Макс невольно засмотрелся на него и даже не заметил, что его зовут.

— Жив? Эй, парень! Жив, спрашиваю? — держа голову Макса, дрожащим голосом спрашивал Алекс.

— А? Что? Вы кто? — не успев всё-таки до конца прийти в себя, спросил парень.

— Жив, слава Богу. Кто, кто? Танк блин, который тебя переехал... — тараторил Алексей и одновременно помогал Максиму подняться на ноги. — Что же ты не смотришь на дорогу? Жить надоело? — поняв, что с парнем всё в норме, начал Золотарёв.

— Вообще-то там ещё зелёный горел, когда я переходить дорогу начал, — стал оправдываться пострадавший.

— Зелёный уже мигал, а это значит, что идти уже нельзя.

— Да, но и ехать нельзя тоже. Сами вон правила нарушаете, а люди страдают, — стоял на своём Макс.

— Не, ну нормально, да? Сам мне под колёса выпрыгнул, и я виноват? — задал вопрос в никуда Алекс и направился вслед за хромающим парнем. — Куда пошёл? Давай я тебя в больницу отвезу.

— Обойдусь без вашей милостыни. Думаешь, что если у тебя тачка крутая, то ты можешь правила нарушать? Ты думаешь, тебе всё позволено? Да вам, козлам таким, надо рожи чистить. Уроды! — выпалил парень и похромал в сторону дома.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх