Парень с обложки

Страница: 5 из 26

Алекс с квадратными от услышанного глазами стоял и только смотрел наглецу вслед. Потом, спустя некоторое время, он всё-таки сел в машину и, матерясь себе под нос, рванул с места. В его голове не укладывалось такое отношение людей друг к другу. Как можно отказываться от помощи, если она действительно нужна? И как можно так задуматься, что не заметить машину? И почему он, собственно, не тряхнул этого парня пару раз за плечи? Чисто для профилактики, чтобы тот знал на будущее, как нужно переходить дорогу? И почему у него не нашлось, что ответить этому молокососу?

У Макса же в голове были совсем другие мысли. Перед глазами почему-то оказалась мама. Ему казалось, что он пережил всё, что в тот момент пережила она. Панический страх, ужас сковали тело. Ноги стали будто каменными и не могли даже подогнуться. Глаза не закрывались, а лишь ещё больше округлились, когда перед ними с визгом затормозила машина. Как же он ненавидел таких водителей! Из-за этих сволочей погибают люди тысячами, и в большинстве случаев им за это ничего не бывает. Тот ублюдок, который сбил Софию, даже не соизволил остановиться. Со слов очевидцев было выяснено, что это была шикарная, дорогая машина, но её номеров никто не успел запомнить. Максим не знал, кто это был, но всем сердцем ненавидел этого человека. В его воображении вырисовался обобщающий портрет такого зажравшегося деньгами мужлана, который не знал, куда деть лишнее бабло, и который сравнивал простого человека с беспомощным муравьём.

Для себя мысленно этот парень поставил цель: добиться таких же успехов, разбогатеть и найти всё-таки того подонка, который убил мать. Но, как реалист, он понимал, что в этом жестоком мире он не сможет сделать это один.

5.

Машина плавно въехала на территорию парка. Густые кроны клёнов делали из аллеи тёмный тоннель. Алекс уже был в предвкушении разговора не из приятных, но, увы, избежать его не получалось. Правда, благодаря случаю на дороге, настроение у нег было боевым, и он бы сейчас не дал себя в обиду никому.

Ещё некоторое время Алексей не спеша ехал по аллее, пытаясь привести в порядок растрёпанные нервы. И вот его взору открылась светлая большая поляна, освещённая ярким солнцем; она была великолепна. Золотарёв мысленно улыбнулся и в очередной раз заметил про себя, что не зря взял на работу Севу.

Не успев остановить машину, он уже услышал нехарактерное для фотосессии движение. «Пошла жара», — подумал Алекс и вышел из машины.

Он не ошибся. Картина была великолепна. Высокая стройная брюнетка с волосами почти по пояс вовсю материлась и орала практически на весь персонал. В частности, на Севастьяна.

— Я не буду сниматься здесь!

— Да твоё дело — стоять и строить умное выражение лица. Или ты мозги уже вообще краской себе выжгла?

— Я не крашусь, — чуть ли не визжала девушка, — на себя посмотри.

— Да я тебе нос на фотках длинный сделаю! Будешь, как Баба Яга.

— Придурок!

— Стерва!

— Педик, — после недолгой паузы, уже не зная, что сказать, выкрикнула Марина, прекрасно понимая, что этим словом она Севу не заденет.

— Так, ну и что здесь происходит? — встрял всё-таки в разговор Алекс.

На него сразу посмотрели две пары глаз — одновременно удивлённо, но так по-разному.

— О, ну как же без тебя? — со стервозной улыбкой фыркнула Марина и направилась в сторону Алексея.

— Мариш, ну что опять? — решил начать по-хорошему Алекс.

— Мариш, что опять? — передразнила его девушка. — Не опять, а снова. Сколько можно? Я у тебя что, дешёвая моделька? Да если бы не я, у тебя бы половины заказов не было! Ты посмотри на это. Здесь же сплошные букашки, грязь и антисанитария. Я не могу сниматься в подобных условиях. Так и скажи своему фотографу. И что за причёска? У меня словно гнездо на голове! И я же просила свежевыжатые соки на съёмке, и где они? Мне что, от жажды подыхать?

Алекс слушал её с наигранным вниманием и пытался не зарядить ей конкретную такую пощёчину, чтобы остановить тот словесный понос, который у неё начался. Но, поскольку воспитание ему не позволяло бить женщин, он вынужден был решать всё мирным способом.

— Значит, так, — не выдержал и немного повысил тон Алексей, — если ты сейчас не закроешь рот, то я тебя уволю и сделаю так, что тебя ни одно агентство не возьмёт. Будешь уборщицей подрабатывать. Это место выбрал наш лучший фотограф, и ты должна его слушаться. И ещё, ты что, стилист, что собираешься решать, какая у тебя должна быть причёска? Твое дело — позировать для фотографа. Будь ты даже голая, ты должна вести себя нормально. Ты профи или кто?

Со стороны звучало грубо, но по-другому до неё не доходило. Марина прекрасно понимала, что Алексей, если бы захотел, свободно мог воплотить в реальность свои угрозы, и тогда ей уж точно придётся несладко.

— Пф, грубиян! — психанула девушка и, резко повернувшись, выкрикнула: — Ну, чего расселись? Мне нужно макияж поправить.

Алекс лишь улыбнулся, потому что знал, что у Марины со злости получаются обалденные фотографии. Она пытается доказать, что лучше неё нет никого, что однозначно идёт на пользу им обоим.

— Привет, мой спаситель! — наконец, подошёл к Алексею стоявший в стороне и улыбающийся во все тридцать два зуба Сева.

— Привет, — улыбнулся Алекс. — Почему спаситель?

— Ну как почему? Ты меня только что от тюрьмы спас. Мне же за убийство этой курицы не меньше пятнадцати лет дали бы.

— Но-но, — пригрозил ему шутливо пальцем Алекс, — какой бы стервой она ни была, но всё же на неё больше всего заказов. И она была права, когда говорила, что приносит нам чуть ли не половину прибыли.

— Но ей об этом знать не обязательно, — чуть обиженно перебил его Севка. — Ну и хрен с ней. Ты как? Когда новоселье?

— Да вот думаю, что неделька-другая, и можно будет въезжать. Там только ландшафт остался.

— Ммм, круто! Погуляем? — обнял Алекса за талию друг.

— По-любому! — ответил Ал и шутливо хлопнул того по попе, таким образом давая понять, что нужно начинать съёмку.

Алекс ещё некоторое время смотрел на то, как невысокий, вроде ничем не примечательный парень бегал вокруг Марины и щёлкал фотоаппаратом. Сева был от природы рыжим, и это ужасно ему не нравилось. Всеми возможными способами он скрывал и выводил веснушки, красил волосы в иссиня-чёрный цвет. Делать это ему приходилось часто, поскольку он не хотел допустить, чтобы даже один человек узнал его истинный цвет волос. В компании его настоящую сущность знал только Алекс, но Сева пригрозил его убить, если тот кому-то расскажет правду, и Алекс с улыбкой на губах клятвенно пообещал держать рот на замке. Эти двое знали друг о друге больше, чем кто-либо из их семьи. Гораздо больше...

6.

«Терпеть не могу утро», — думал Максим, вытягиваясь на постели в утро понедельника.

Сегодня у него первый рабочий день. Тяжёлая работа его никогда не пугала, и слов «не хочу» или «лень» парень не знал. Для него существовало «надо», и это слово перечёркивало два предыдущих.

Всё же этим «надо» он заставил себя встать с постели и пойти в душ. Горячей воды, как всегда, не было, и пришлось мыться холодной. «Когда же это закончится?» — прислонившись к стенке душевой, мысленно взмолился Макс.

В зеркало на него смотрел довольно симпатичный юноша, не очень высокий, не очень подкачанный, с длинной, почти до плеч, стрижкой и светло-русыми волосами. Над правой бровью красовался небольшой шрам — последствие очередной отцовской попойки. Тогда он не успел увильнуть от летящего в него табурета. Зелёные глаза были обрамлены густыми длинными ресницами. Девчонки часто говорили, что его глаза «завораживают». Не очень пухлые губы украшала маленькая родинка в левом уголке. Но это зрелище ему совсем не нравилось, особенно потому, что он с каждым годом он всё больше становился похожим на отца — на человека, который даже не знает, учится ли его сын, и, наверное, даже не помнит, когда у него день рождения....

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх