Меч, магия и бронелифчики. Рассказ 3: Жрицы и амазонки

  1. Меч, магия и бронелифчики. Рассказ 1: Охота на дракона
  2. Меч, магия и бронелифчики. Рассказ 2: Колдунья и демоница
  3. Меч, магия и бронелифчики. Рассказ 3: Жрицы и амазонки
  4. Меч, магия и бронелифичики. Рассказ 4: В гареме дракона
  5. Меч, магия и бронелифчики. Рассказ 5: Арена гладиатриц

Страница: 10 из 11

и уплыть на север с женой?

— Нет! То есть мой долг жрицы Милосердной Богини требует моего присутствия здесь, и я не могу оставить свою родину, — ответила девушка. — И если ты уедешь на север, ты ведь будешь там единственным мужчиной — я не знаю, как воспримут это другие местные жительницы, — а если я поеду одна, то мне придётся расстаться с тобой, своим братом...

— Я обещаю, что буду защищать твоего брата от любых опасностей, даже со стороны моих соплеменников, — попыталась было возразить Адалбьорга, но Фиаммо, неожиданно посерьёзнев, встал с кровати и, подойдя к северянке, сел рядом с ней.

— Бьорга... — заговорил он. — Ты далеко не первая, кто признаётся мне в любви и предлагает мне уехать в далёкие земли. На самом деле, почти у каждой из жриц в этом храме есть влюблённый в неё мужчина или влюблённая женщина, которая предлагает жрице оставить храм и выйти за него или за неё замуж. У меня было несколько влюблённых в меня мужчин и женщин до тебя...

— Наш долг — и жриц Той-Что-Рядом, и жриц Огненносердной Богини, — заговорила Марина, — состоит в том, чтобы дарить доброту и любовь как можно большему количеству людей, пусть даже мы делаем это разными способами. Для нас выйти замуж и отдавать всю свою любовь одному-единственному человеку — значит отказаться от звания жрицы: служительницы наших богинь иногда выходят замуж, но тогда они перестают быть жрицами...

— Прости, Бьорга, но я пока ещё не готов оставить звание служителя Патиды, — вновь взял слово Фиаммо, — не думаю, что я создан для семейной жизни, — он улыбнулся. — Ещё меньше я готов оставить свою родину, своих подруг здесь в храме, всех влюблённых в меня мужчин и женщин и уплыть за тридевять земель в чужую страну, где я буду как белая ворона. Прости, — он коснулся руки северянки и посмотрел ей в глаза. — Но пока ты здесь, пока ты не уплыла к себе на север, я всегда буду готов разделить с тобой постель и подарить тебе немного любви, — при последних словах он придвинулся ближе к Адалбьорге, и его губы оказались рядом с губами северянки — юноша готов был поцеловать её, но остановился в последний момент, будто спрашивая её согласия.

Северной воительнице вдруг стало невыносимо грустно — хоть она и понимала, почему юноша и девушка не могут уплыть с ней на север, она хотела бы не расставаться с ними. На мгновение в её голове мелькнуло желание встать, попрощаться с братом и сестрой и уйти... но вместо этого она обняла юношу, прижав его к себе и припав к его губам, желая утопить в его ласке свою печаль. Они принялись целоваться, всё более и более страстно, а затем Фиаммо оторвался от губ северянки и с лукавой улыбкой окликнул свою сестру:

— Марина, не хочешь ли ты присоединиться к нам? — услышав эти слова жрица, собиравшаяся было незаметно выйти из комнаты, замерла, заливаясь краской. — В конце концов, наша гостья предлагала тебе выйти за неё замуж — ты её даже не поцелуешь? — при этих словах покраснела уже и сама Адалбьорга.

Несколько секунд юная жрица словно разрывалась между желанием уйти и желанием остаться, но затем, вероятно, решив, что Адалбьорга всё равно уже знает, что между ней и братом был секс, она подошла к северянке и, опустившись на колени рядом с ней, поцеловала её. Адалбьорга сперва нерешительно, а затем всё смелее принялась отвечать на поцелуй девушки, обняв её рукой, а затем Фиаммо, одной рукой обнимая северную гостью, а второй рукой обняв свою сестру, с улыбкой и без тени стеснения поцеловал Марину — и та ответила и на его поцелуй тоже.

Несколько минут троица целовалась друг с другом, а затем Фиаммо, улыбнувшись, оторвался от губ северянки и принялся освобождать её от одежды, а Марина, переборов последний приступ смущения, начала снимать с себя жреческое одеяние. Впервые Адалбьорга увидела девушку без одежды, совершенно скрывавшей фигуру, — обнажённая, Марина телосложением походила на своего брата, такая же худощавая и стройная, с маленькими острыми грудками, но с голубого цвета кожей и длинными светлыми, почти белыми волосами, которые прежде были спрятаны под капюшоном жреческого облачения. Когда все трое остались обнажёнными, Фиаммо, улыбнувшись, предложил северянке лечь на его кровать, а сестре — помочь ей ласкать их гостью. Адалбьорга легла спиной на кровать, а брат и сестра принялись ласкать её тело. Две пары рук исследовали каждый дюйм кожи, две пары губ целовали каждое чувствительное место её тела — ласки сестры были заметно менее умелыми, чем ласки брата, и Адалбьорга, наверное, закрыв глаза, могла бы определить, чьи руки или губы касаются её в каждом месте, но от одновременных ласк в четыре руки и в две пары губ северянка таяла, и ей не хотелось прерывать это наслаждение. Наконец, брат и сестра оба принялись ласкать возбуждённый член пеогины: то вместе облизывали член по всей длине с двух сторон, то один из двоих ласкал губами или языком головку, пока другой облизывал ствол или ласкал яички, то они отрывались от члена северянки, чтобы поцеловаться друг с другом, и снова принимались доставлять удовольствие своей гостье. Адалбьорге казалось, что Марина хоть и далеко не столь опытна, как её брат, но имела опыт в постели — возможно, она научилась чему-то от Фиаммо? Двойные ласки дарили северянке ни с чем не сравнимое, неведомое прежде удовольствие, но Адалбьорга желала большего...

— Я... хочу вас... — простонала она — её сил не хватило ни на что большее. Брат и сестра переглянулись, а потом Фиаммо с лукавой улыбкой спросил:

— Кого из нас ты хочешь — меня или мою сестру? — говоря по правде, Адалбьорга хотела бы овладеть ими обоими, но для этого ей потребовалось бы два члена, как у драконов (а у драконов действительно по два члена). Немного подумав, северянка ответила:

— Марина... ты позволишь мне... овладеть тобой?

Девушка замешкалась на секунду, а затем, согласно кивнув, оседлала лежавшую на спине северянку, опустившись своей киской на её торчавший вверх член. И воительница не смогла сдержать сладкого стона: Марина была первой женщиной — не пеогиной — с которой Адалбьорга занималась любовью, и ощущения внутри её пещеры любви, такой влажной и такой горячей, отличались от всего, что прежде испытывала северянка. Стонам Адалбьорги вторили стоны Марины, принявшейся двигаться на члене пеогины, а Фиаммо тем временем обнял свою сестру сзади, ладонями лаская её маленькие грудки, а губами лаская её шею, её уши, и пытаясь дотянуться до её губ. Марине явно нравились ласки её брата, но Адалбьорге показалось, что Фиаммо остаётся недостаточно вовлечённым в эти любовные игры, и что она хотела бы, чтобы он получил больше удовольствия... и чтобы больше удовольствия получила она.

— Фиаммо... я хочу, чтобы ты взял меня... пожалуйста... — простонала она. Юноша улыбнулся в ответ и, выпустив сестру из объятий, потянулся к прикроватной тумбочке, в которой он хранил кувшин с маслом. Адалбьорге пришлось сдвинуться на край кровати, и юноша, устроившись между её ног, принялся смазывать вход в её попку (не удержавшись при этом от того, чтобы второй рукой не поласкать её член), пока его сестра и Адалбьорга страстно целовались и ласкали друг друга. Долгой подготовки не потребовалось — вскоре северянка ощутила, как твёрдая плоть Фиаммо входит в её тело, а затем его сестра вновь опускается киской на член пеогины. И они оба принялись двигаться, каждый в своём ритме, так, что Адалбьорга не могла подмахивать им обоим и могла лишь вцепляться пальцами в покрывало на кровати и стонать, буквально кричать от удовольствия. Когда ею овладевал Фиаммо, это было совсем непохоже на секс с Арнбьоргой, но когда она чувствовала член юноши в себе, а свой член — внутри его сестры, это были совершенно новые, неземные ощущения. Однако, когда северянка была уже близка к вершине наслаждения, Фиаммо вдруг попросил:

— Бьорга... я хотел бы, чтобы ты овладела мной.

Любовные скачки остановились, и северная воительница на несколько секунд замерла в нерешительности: ей хотелось продолжить так, но ей хотелось и доставить юному жрецу ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

+8.2 (37)
24707
4
2 июня 2015
4
 
наверх