Неподходящая кандидатка. Часть 2

  1. Неподходящая кандидатка. Часть 1
  2. Неподходящая кандидатка. Часть 2
  3. Неподходящая кандидатка. Часть 3

Страница: 3 из 3

же наоборот, видя, что разговоры во время соития смущают мою партнершу, находил в этом какое-то садистское наслаждение.

— Но вы же чувствуете разницу, когда член в резинке или э... голый?

— Да.

— И как лучше?

— Я не знаю.

Толку от нее сейчас было не добиться. Я вышел из женщины и скомандовал ей распрямиться. На полированном столе от разгоряченного тела остался запотевший силуэт, особенно хорошо получились круги от грудей.

— На диван.

Екатерина послушно просеменила к дивану и встала поперек него на четвереньки. Похоже, она меньше смущается, когда во время совокупления не видит меня.

— Раком вам больше всего нравится?

— Что? — Катя обернулась. — Я не знаю.

— Вы не знаете, какая у вас любимая поза в сексе?

Подумав, Катя пискнула

— Раком.

Толкнув в бок, я опрокинул секретаршу на спину, давая понять, что её предпочтения особо никого не интересуют. Лежа поперек дивана, она сама развела ноги, но мне показалось, недостаточно широко, и я, взяв их за щиколотки, раздвинул еще шире. На лице у Катерины было такое страдальческое выражение, будто я её сюда силой затащил, и вдобавок, держу на мушке. Но пизда с лицом не согласна, блестит от соков. Полюбовавшись лежащей у моих ног полностью распахнутой женщиной, я опустился коленями на край дивана. Так как мои руки были заняты, Кате пришлось самой направлять и вставлять в себя мой орган. Я резко вошел во всю длину, Катя застонала, а её полные груди красиво колыхнулись. Мне очень хотелось снова помять эти роскошные сиськи, для этого пришлось отпустить ее ноги, и партнерша тут же обняла меня ими, скрестив за моей спиной. Не столько в порыве страсти, сколько наоборот, чтобы смягчать мои толчки, которые, судя по стонам, причиняли ей не только удовольствие, но и определенную боль. Я развернул тело женщины вдоль дивана и навалился сверху. Наши лица оказались на одном уровне, но Катя, похоже, не была готова к такой интимной близости, и отвернулась. Пару минут я размеренно двигал тазом, и вдруг почувствовал, что Катя как-то необычно заволновалась.

— Извините, — она даже посмотрела мне в лицо — это что, камера?

Вот, блин, заметила.

— Она выключена. Видите, красного огонька нет.

От огоньков я избавился в первую очередь.

— А-а. Но всё равно, когда она так направлена, немного...

— Как вы ко мне обратились? — я перебил Катю, перейдя в контратаку. — «Извините». Так в трамвае к попутчику обращаются. Вы что, не помните, как зовут мужчину, с которым сейчас трахаетесь?

— Помню, конечно. Алексей Владимирович.

По-моему, Катя обиделась. Но зато на мгновение забыла про камеры, что мне и было нужно. Чтобы у Катерины не было времени на всякие глупости, вроде разглядывания потолков, я решил увеличить темп. Обвивающиеся вокруг меня ноги мешали, поэтому я закинул их себе на плечи. Придавленное к дивану тело женщины теперь было практически сложено вдвое. Может, Екатерина и занималась гимнастикой в детстве, но судя по сдавленному пыхтению снизу, уже давно отвыкла от такой акробатики в постели. Я долбил ее как отбойный молоток, не обращая внимания на стоны, постепенно переходящие в крики. Немного выдохшись, я вышел из Кати, и, не давая разогнуться, переместился к ее лицу и сказал открыть рот. Двигать головой, зажатой между собственных ног, Катя не могла, зато мне ничего не мешало трахать ее в рот. Я запихивал член глубоко, до самого горла. Кате это явно не нравилось, она недовольно смотрела на меня, но возражать, понятное дело, не могла, рот был занят. Через какое-то время, я почувствовал, что скоро кончу, и поинтересовался у Кати, куда она предпочитает, чтобы я это сделал.

— Во влагалище? — Катя что-то промычала, отрицательно мотнув головой. Видно, она не очень верила в мои обещания позаботиться о ней при залете.

— В рот? — опять нет.

— А куда же? На диван я кончать не буду, он новый. Могу на вас, но душа у нас нет, так что смотрите сами.

Екатерина затравленно глядела на меня снизу. Мыслительные процессы в такой позе, с ногами за ушами, и хуем в глотке, давались ей с трудом. Наконец, она что-то промямлила.

— Что вы сказали? В рот?

Екатерина скривилась, но кивнула. Отлично! Я сделал еще пару фрикций, потом почти вытащил хуй, оставив внутри только головку — мне хотелось спустить не в горло, а на язык, так Катя лучше прочувствует вкус. Ощутив первый сгусток семени, Екатерина вздрогнула и задержала дыхание. Я выплеснул ей в рот еще несколько зарядов и вынул хуй, но женщина не торопилась глотать. Может, она надеялась, что я ее отпущу, и у нее появится возможность куда-нибудь сплюнуть мою сперму, но я, разумеется, не собирался этого делать. Поняв это, Катя все же сглотнула, хоть и сморщилась от отвращения еще больше.

— Очень хорошо — я потрепал ее по щеке.

Я слез с Кати, не давая, однако, ей опустить задранные ноги. Стоя рядом с диваном, я придерживал их у ее головы левой рукой и коленом, а правой залез в пизду.

— Что вы делаете? — Катя попыталась освободиться, но ей это не удалось. Тело женщины сейчас стояло почти вертикально, попкой вверх, что давало мне полный доступ к манде.

— Хочу, чтобы вы тоже кончили.

— Не надо.

— Ну почему же, вам понравится — я сношал ее тремя пальцами, большим натирая клитор. Помимо своей воли, Катя застонала от желания — Оближите — я поднес пальцы к ее рту, а когда она исполнила команду, вернул в пизду. — Ведь нравится?

— Да — выдохнула Катя.

Было видно, что она действительно получает удовольствие, хотя, отчасти и ненавидит себя за это. Но от этого наслаждение, с определенным мазохистским подтекстом, становится только острее.

Видя, что Катерина больше не собирается вырываться, я отпустил ее, позволив разогнуться, и очень быстро довел пальцами до оргазма. Кончая, Катя зажала мою руку полными ляжками. С трудом вынув руку, я вытер смазку о ягодицы женщины, и пошел отдыхать на кресло. Следующие минут 10 мы провели в молчании. На меня накатила апатия, лень было даже смущать женщину разговорами. Катерина, лёжа на диване, постепенно приходила в себя. Изредка, беспокойно поглядывала на камеры, но больше этот вопрос не поднимала. Идиллию прервал телефонный звонок. Екатерина вскочила.

— Мне ответить?

А она серьезно относится к своим обязанностям, усмехнулся я про себя. Неужели хочет выслужиться?

— Нет, просто принесите трубку.

Завершив разговор по телефону, я сообщил.

— Через пятнадцать минут придет другая кандидатка.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

7 комментариев
  • Дмитриева Марина
    6 июня 2015 12:52

    Он ее и будет постоянно унижать и постоянно показывать ее незначительность? Или пряники тоже предполагаются?

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • sp415
    6 июня 2015 13:33

    Мне сложно ответить на ваш вопрос, т. к. я не знаю, что для вас пряник. Или, что, по вашему мнению, явилось бы пряником для героини. А унижать, да, и дальше будет, категория такая, «Подчинение и унижение».

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Дмитриева Марина
    6 июня 2015 13:56

    Ну в идеале, пряником, точнее розовым пирогом, были бы свадьба и любовь до гроба :) Шутка...
    Для меня пряником, в данном рассказе и исходя из условий повествования, было бы чуть больше похвалы в адрес героини.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • sp415
    6 июня 2015 16:35

    Вы что, хотите разбить семью? Подумайте о детях :)
    Что касается похвалы в адрес героини, то грубоватые комплименты возможны, но сочинять и петь в её честь романтические сонеты ГГ точно не будет.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Дмитриева Марина
    6 июня 2015 18:28

    Нет, я читала про мужа, но почему-то в голове прочно сложился образ одинокой женщины с тремя детьми, которая вынуждена все тащить на себе. Точно муж есть?
    В третей части видимо герой будет ее унижать перед новой претенденткой. Если так, то буду разочарована.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    adgadg (гость)
    8 июня 2015 22:07

    Согласен. Подчинение и унижение (в отрыве от садо-мазо) это бывает интересно. Сейчас рассказ отличный. Но одно дело, когда секс по принуждению и с некоторой долей смущения и унижения, и это игра такая. А другое дело, когда человека полностью растаптывают, унижают прилюдно. Если герой намеренно смущает героиню, пошлит, заставляет переступить через свои моральные барьеры — это гуд, возбуждающей. Но если перегнуть палку, довести женщину до отчаянья, истерики — возбуждение пропадает (по крайней мере для меня). Герой сам решает что делать с женщиной, но за каждый кнут, неплохо бы потом выдать и пряник. Не нужно бессмысленного унижения, это уже будет не преодоление барьеров, это мрак и ужас.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    Тадеуш (гость)
    6 июня 2015 13:20

    Иллюстрация понятия «мужчина-босс». Светски беседуя, вполне вежливо, с видом, как так и надо, вертит подчиненную как обычную проститутку.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх