Ты должен жить

Страница: 12 из 14

мне, что наше законодательство узаконило однополые браки? — подъебнул Игоря, да и себя самого Артур.

Игорь засмеялся.

— Почти. Насчёт законодательства не знаю, но вот предки Радужного горят желанием познакомиться с тобой.

— Вот это номер! — только и смог сказать Артур. — А с какой целью? — задал он вопрос Игорю.

— Ну, по крайней мере, от них идёт позитив, — как видно, Игорь тоже обладал определённой эмпатией, к тому же Артур ему доверял.

— Ну что ж, пойдём познакомимся, — и Артур последовал за Игорем.

Они вошли в комнату свиданий. Реакция родителей Эмиля была близка к шоку — всё-таки юноша был очень похож на Тима.

— Здравствуйте, — улыбнувшись, шагнул вперёд Артур.

— Здравствуй, — практически одновременно ответили родители Эмиля.

— Ты Артур, мы о тебе наслышаны, — сказал отец Эмиля бархатным баритоном. — Меня зовут Герман Натанович.

— А меня Лада Леонидовна, — приятным голосом представилась мать.

— Спасибо тебе, Артур, — продолжал Герман Натанович, — ты помог нашему сыну.

— Мы не возражаем против вашего общения, — вступила в разговор Лада Леонидовна, — каким бы оно ни было.

— Если вам хорошо вместе, — продолжил Радужный-старший, — мы не вправе становиться у вас на пути. Мы уже один раз совершили ошибку, которая стала роковой для друга нашего сына Тима и чуть не стала роковой для него самого, и мы не хотим повторения трагедии.

— Спасибо вам, — сказал Артур, — моей матери было бы чему у вас поучиться. Эмиль действительно для меня уже очень много значит.

— Артур для меня — тоже, — подал повеселевший голос притихший было Эмиль.

— Так что, молодые люди, — и Лада Леонидовна провела рукой по щеке Артура, — если вы хотите быть вместе, мы возражать не будем. Наш дом — это твой дом, можешь бывать у нас в любое время дня и ночи.

— Мама, папа, — проговорил Эмиль задрожавшим голосом, — спасибо вам.

Мать обняла его и прижала к себе белокурую голову, а отец дружески положил руку на плечо Артура.

— Сынок, — заговорила Лада Леонидовна, — мы хотим забрать тебя отсюда под расписку. Павел Олегович не возражает.

— Мама, — посмотрел на мать Эмиль. — Пока Артур здесь, я тоже тут останусь. На следующей неделе у него комиссия относительно выписки. Я хочу выйти отсюда одновременно с ним.

— Эмиль, — вступил в разговор Артур, — ты не обязан оставаться здесь из-за меня.

— Нет! — вскинул голову Эмиль. — Я остаюсь! Я так решил! — хрупкий котёнок был твёрд, как скала.

— Ну, хорошо. Лада, им действительно лучше сейчас побыть вместе. К тому же врач говорил, что Артура он скоро тоже выпишет.

— Ну, ладно, — согласилась мать. — А это вам, — и родители поставили перед парнями два пакета с пиццей, фруктами, орехами, пирожными и всякой всячиной.

— Спасибо, — в один голос поблагодарили их юноши.

На следующий день Павел Олегович вызвал к себе Игоря, с которым был скорее в дружеских, нежели в профессиональных отношениях. На «вы» и по имени-отчеству Игорь называл того только при персонале.

— Звал? — появился в дверях Игорь.

— Заходи, — ответил Павел. — Что там с афганом твоего подопечного? — поинтересовался он.

— Афган под стать хозяину, — ответил Игорь, — построил кладбищенских полканов не хуже, чем наш Тигрицкий здешних орлов.

— Покормил? — продолжал Павел. — Естественно. Ральфа вспомнил. А знаешь, он его ждёт, это видно.

— И дождётся, тем более с твоей помощью, я в этом не сомневаюсь. Только вот... — и врач замолчал, помрачнев.

Игорь посмотрел на него и всё понял. На столе у Павла лежали снимки Артура и заключение.

— У него онкология, Игорь, — сказал врач. — Наш юный сенс Радужный всё правильно увидел. И срок угадал — примерно год. Сестра рентгенокабинета в своё время работала в хосписе, имеет опыт в таких делах, так вот она тоже так сказала.

— Блядь! — по-военному выразил свои эмоции Игорь. — Паша, ну почему?

— Знаешь, Игорь, я и сам задаю себе этот вопрос с тех пор, как получил результаты.

— Вот знаешь, Павел, пацан-то би, даже скорее гей, но насколько же в нём силён мужской стержень! Я раньше с предубеждением к ним относился, но Тигрицкий заставил меня изменить свою точку зрения на этот вопрос. И Радужный тоже. Он не такой сильный, не такой борзый, как Артур, но это такое светлое и верное создание!

— Игорь, они оба — люди Индиго, только у Тигрицкого потенциал боевого мага, а Эмиль — прирождённый целитель, светлый маг. Вот они и нашли друг друга. Но только у Артура до сих пор сильна связь с его первой любовью, Леонорой, поэтому он не сможет пережить её надолго, — Павел как сенс это видел.

— А как же Эмиль? — спросил Игорь. — Переживёт ли он вторую потерю?

— Эмиль выживет. Этот год они будут вместе, родители Эмиля возражать не будут, я сделал всё возможное, чтобы они поняли, что сына надо любить таким, какой он есть, и приняли его выбор, и Артур станет для него тем, кем стала для него в своё время Леонора. Вот что, Игорь, всё-таки ты ему ближе. Попытайся грамотно сказать ему об этом.

— Да, ну и задачу ты мне поставил, командир. Ладно, постараюсь. Но чертовски несправедливо всё это! — и Игорь процитировал Высоцкого: «Смерть самых лучших выбирает. И дёргает по одному».

Он чуть задержался в дверях, взглянул на Павла и стремительно вышел из кабинета.

Разговор с Артуром Игорю облегчил он сам. Вернее, говорить ему особенно не пришлось. Он подошёл к Тигрицкому, специально улучив момент, когда Эмильчика не было поблизости.

— Волчарка, — чуть дрогнувшим голосом начал Игорь, опустившись рядом с ним.

— Я знаю, что ты хочешь мне сказать, — и Артур мягко взял Игоря за руку. — Всё нормально. За этот год я поднатаскаю Эмиля, как меня в своё время Леонора. Только вот времени у меня на это в три раза меньше. И ещё, я вот о чём думаю. Эмиль тоскует не только по Тиму, Тима я ему как-то заменяю, но и по Арни, их доберману. Так вот, Арни ему вполне бы мог заменить Ричард. Только вот согласятся ли его родители взять пса к себе?

— Думаю, что согласятся, — задумчиво сказал Игорь и, помолчав, добавил, — но, относительно Ричи, красная кнопка в моём лице у тебя всегда есть. Если не Эмиль, то я заберу его к себе. Но Эмилю он будет нужнее. Думаю, что его предки это поймут.

— Вот и я о том же, — тихо сказал Артур.

— Я слышал, что кто-то говорил обо мне? — услышали они звонкий голос Эмиля.

Он подошёл, обнял Артура сзади за плечи и вдруг изменился в лице, увидев физиономию Игоря.

— Садись, — мягко привлёк его к себе Артур.

— Значит, я был прав, — упавшим голосом сказал Эмиль.

И вдруг, полушёпотом, он вскрикнул:

— Я ненавижу свой дар!

Но он тут же взял себя в руки и, взглянув в глаза Артуру, сказал:

— Сколько бы тебе ни было отпущено, я буду с тобой до конца. А Ричард останется со мной. Мои родители любят собак.

— Спасибо тебе, телепат мой милый, — и Артур обнял его за плечи.

— Хочешь, ты будешь жить у меня, со мной, и Ричард тоже? Мои возражать не будут. Хочешь?

— Хочу, — ответил Артур. — Дома меня уже ничего не держит. Лори больше нет, с матерью мы чужие люди, а мой любимый кактус, который цветёт каждый год на мой день рождения, мы заберём к тебе.

— Ладно, я пойду, вы тут не скучайте, — произнёс Игорь. — Кстати, скажу тебе по секрету: через два дня Павел собирает комиссию по поводу твоей выписки, так что скоро вы увидите Ричарда.

Когда Игорь ушёл, Эмиль обратился к Артуру:

— У меня для тебя подарок.

— Ты сам для меня — подарок Судьбы, — взглянул ему в глаза Артур.

— Да ну тебя, — зарделся Эмиль.

— Вот, держи, — и он протянул ему лист бумаги, на которым красивым каллиграфическим почерком было написано:

ДВОЕ

Клочья из шерсти. Взгляд, как наган.
Волку подобен бродячий афган.
Спутаны пряди светлых волос.
Могила хозяйки с останками роз.
Разбросаны веером ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх