Ты должен жить

Страница: 6 из 14

Артур таял в её руках. И, когда она едва коснулась языком его напряжённого естества, он чуть слышно прошептал:

— Можно сначала я?

— Конечно, — уступила ему инициативу Леонора, переворачиваясь на спину.

Сколь ни была искушена Леонора в таких ласках, как кунилингвус, такого удовольствия, как с Артуром, она не получала никогда и ни с кем. Юноша обладал редким талантом и понимал язык тела, к тому же он чувствовал её на ментале, и стоило ей лишь повести бедром или подумать о чём-то, и он тут же осуществлял её желание.

— Милый мой, — прошептала она. — Ты далеко не первый мой партнёр, но ты значишь для меня гораздо больше, чем все предыдущие. Ты моя первая любовь!

— А ты — моя первая и последняя, — прошептал Артур.

— Не зарекайся, солнышко. Ты не разлюбишь меня, но такие, как я, умирают молодыми. Я это знаю, — и она нежно поцеловала его.

— Значит, я буду с тобой до конца твоей жизни, — прошептал юноша, отвечая на её поцелуй.

Леонора решила ответить Артуру на его неземную оральную ласку тем же. Она опустилась ниже и стала играть с юным девственным членом Артура. Потом она нежно обхватила его губами и осторожно ввела палец в нетронутую попку паренька. Из груди у того вырвался стон.

— Не больно? — прошелестела Леонора.

— Нет, я уже готов к этому, — прошептал Артур, гладя платиновую гриву Леоноры. — Пожалуйста, возьми меня, — выдохнул он.

— Спереди или сзади?

— И там, и там, — прошептал Артур, — я везде — твой.

Леонора перевернулась на спину, и Артур нежно вошёл в неё. Их коитус был трепетным, долгим и завершился ярким одновременным оргазмом. Они идеально подходили друг другу, имея равный сексуальный потенциал, что с бешеной сексуальностью Леоноры встречалось в её жизни не так уж и часто.

— А теперь возьми меня сзади, Королева, — прошептал Артур.

— Ты уверен в том, что готов к этому? — зелёные глаза Леоноры сверкнули в ночи.

— Да, — решительно прошептал юноша. — Я действительно ХОЧУ этого.

Леонора, не вставая с постели, придвинулась к секретеру и вытащила из него кожаную голубую коробку.

— Страпон? — произнёс паренёк.

— Угадал, — коснулась его груди Леонора. — Конечно, живого тела он не заменит, поэтому я не возражаю против ещё одного юноши в нашем тандеме.

— Я тоже. Но нужен индивид НАШЕГО уровня.

— Вот именно, — согласилась Леонора.

А пока... Леонора игриво и нежно толкнула партнёра на подушки, перевернула его на живот и скользнула языком в ложбинку между ягодиц. Даже уже ничему не удивляющийся в отношениях с ней парень был в восторженном шоке от столь откровенной ласки.

— Я люблю тебя, Королева, — чуть слышно прошептал юный фаворит.

— Аналогично. Ну что, ты готов? Будет немного больно, — и женщина выдавила себе на ладонь немного дорогого клубничного лубриканта, хотя в этом и не было особой надобности — настолько юноша был готов к тому, что должно было сейчас произойти.

— Ну что? — улыбнулась Леонора, пристегнув страпон. — Молодой человек готов принять позу «пьющего оленя»?

Артур имел представление о «Кама-Сутре» и прекрасно понял, что она имеет в виду. Головка искусственного члена упёрлась в девственный анус юноши. Он вздрогнул.

— Расслабься, — прошептала Леонора.

Юноша расслабился, и фаллоимитатор начал входить в него, преодолевая сопротивление девственного сфинктера.

— Ой! — вздрогнул парнишка. — Немного больно.

— Сделай глубокий вдох, солнышко, — нежно целуя его спину, прошептала в ответ Леонора.

Паренёк вздохнул полной грудью и полностью открылся. Леонора двигалась в его теле нежно и осторожно.

— Обалденно, — прошептал смущённый Артур, войдя во вкус, но Леонора вдруг вышла из него.

— Хватит. Всё-таки для тебя это первый раз. Но у нас с тобой осталось ещё одно неопробованное удовольствие.

— Ты хочешь, чтобы теперь в активе был я?

— Да, мой маленький сенсорик, вот именно, — и Леонора перевернулась на живот.

Артур ответил ей всеми теми ласками, что получил от неё, и превзошёл в них и сам себя, и всех предыдущих любовников Леоноры. Он вошёл в неё нежно и неожиданно умело, и они растворились друг в друге, слились в одно целое.

— Милый мой, солнышко моё, мне ни с кем не было так хорошо, как с тобой.

— Правда? — прошептал Артур.

— Правда, — закрыла ему поцелуем рот Леонора..

— Что же ты будешь делать дальше, будущий Волк? — спросил Игорь, подождав, пока Артур окончательно вернётся к действительности.

— Становиться НАСТОЯЩИМ, — последовал ответ. — А если серьёзно — жить. А насчёт Волка... Знаешь, она часто говорила мне: «Помни, миссия одинокого Волка — приходить людям на помощь тогда, когда им это особенно нужно, и незаметно уходить, оказав её, не требуя ничего взамен — ни любви, ни дружбы, ни благодарности».

— Сильно сказано, — было ответом Игоря.

— Жить по такому принципу очень нелегко, — продолжал Артур, — но я постараюсь.

— Ты знаешь, у тебя это получится, — санитар положил руку на плечо юноше.

Две искристо-бирюзовые молнии сверкнули из-под длинных пушистых ресниц, и Игорь понял: он допустил прокол.

— Ладно, извини, — проговорил он, убирая руку.

— За что? Всё в порядке, — пожал плечами Артур.

Его поняли по взгляду, так зачем же обострять ситуацию? Да, он держал дистанцию, но тем не менее всё больше и больше проникался симпатией к Игорю, несмотря на его белый халат.

— А на каком кладбище она похоронена? — Игорь вдруг задал вопрос, которого Артур меньше всего ожидал.

— Какое это имеет значение? — он недоумённо вскинул брови.

— Знаешь, не удивляйся моему вопросу. До Чечни я служил на границе, и у меня был Ральф, чисто чёрный немец. Он появился у меня ещё щенком-карапузом, я вырастил его, выдрессировал и специально попросился в погранвойска, чтобы не расставаться с ним.

Артур замер. Сказать, что он внимательно слушал Игоря, — это не сказать ничего. Он весь просто превратился в слух и напоминал сейчас натянутую струну, сплошной оголённый нерв. Игорь продолжал рассказ:

— Мы прослужили вместе год, а потом он погиб при задержании. Нарушитель пошёл на меня с ножом, а он бросился наперехват. Спасти Ральфа не удалось. А я... Неделя лазарета. Думал, что свихнусь к чёртовой матери. Потом вышел и написал рапорт, попросился в Чечню. Смерти искал, — Игорь опустил глаза. — А Ральф так со мной и остался.

Игорь грустно усмехнулся и помолчал, потом вновь заговорил:

— Я почему тебя о кладбище спросил, — он сделал паузу. — Ваш, то есть теперь твой Ричард... Я понимаю, что если уж он не ушёл с тобой, то со мной он и подавно не уйдёт, хотя я бы с удовольствием взял его к себе, пока ты здесь, и даже насовсем. Но это ТВОЙ пёс, и он должен дождаться тебя живым и по возможности здоровым, насколько это возможно для него под открытым небом. Ему ведь тоже придётся отвоёвывать своё место под солнцем среди кладбищенских собак. Ну, так вот, есть-то ему что-то надо. Так вот я...

Артур широко распахнул просветлевшие глаза, не веря услышанному, и, проглотив комок в горле, произнёс:

— Она... они... на Троекуровском.

— Элитное кладбище, — заметил Игорь.

А Артур продолжал:

— Ты сам не знаешь, что ты для меня делаешь.

— Я делаю это не только для тебя, — ответил Игорь, — но ещё для него, для твоего Ричарда. И для себя. Понимаешь, он должен дождаться тебя!

— Понимаю, Игорь, — потеплевшим тоном ответил юноша и тихо добавил. — Спасибо тебе.

— Брось, — Игорь легко сжал узкую холодную кисть пацана, свободную от бинтов, и Артур ответил ему, наконец, убедившись в том, что перед ним ДРУГ.

Ведь и Леонора сначала стала для него другом, потом в чём-то матерью, потом сенсеем в эзотерических дисциплинах и уже потом — первой, настоящей Любовью. Артур отличался от своих сверстников тем, что не спешил начинать взрослую жизнь. Порой у Артура ёкало сердце при взгляде на молодых ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх