Ты должен жить

Страница: 9 из 14

в лохмотья и были все в крови, и поэтому для начала Тим решил отправить меня в ванну и подобрать мне что-то из своего гардероба. Размер у нас примерно одинаковый, разве что Тим был немного повыше меня и пошире в плечах, — Эмиль поднял зелёные глаза на Артура, — ну, вот примерно как ты. Я видел, как Тим смотрит на меня, и сам начинал испытывать к нему нечто большее, чем симпатию, но всё равно, раздеваться при нём стеснялся.

— Ладно, заяц, ванну я тебе набрал с ванильной пеной. Шампунь, гель для душа, скраб для тела — всё в ванной на полочке, пользуйся, не стесняйся. Шампунь для светлых волос — у тебя ведь крашеные? — спросил Тим.

— Нет, — улыбнулся я, — свои.

— Потрясающий цвет! — сделал Тим мне комплимент и продолжал. — Вот полотенце. Вот это всё новое и чистое, оденешь потом. Джинсы мне чуть узковаты, а тебе будут в самый раз. Лиловая водолазка — цвет твой. И голубые стринги — тебе должны понравиться.

Я смутился. Окажись я в бутике, я бы выбрал именно то, что принёс мне Тим.

— Спасибо тебе, — тихо сказал я.

— Ладно, — засмеялся Тим, — иди ныряй, герой, а я пока приготовлю ужин.

Тим проявил должную деликатность, не заходя ко мне в ванну. Роскошная джакузи, марки косметики «Кристиан Диор», «Шанель», «Ланком» на полочках. Всё красиво и дорого. Но разве это главное? Я был девственником, но явственно понимал, что встретил свою Судьбу.

— Как и я в своё время с Леонорой, — заметил Артур, внимательно слушавший историю Эмиля.

Артур протянул ментальный лучик между ним и Эмилем и направлял по нему энергию, питающую того, поэтому он не мог не заметить того, что его белокурый собеседник вскоре порозовел и ожил. «Хорошо», — подумал Артур. А Эмиль продолжал.

— Вещи Тима мне идеально подошли, я побрызгался «Фаренгейтом», стоявшим на полочке, и вышел на кухню. Аромат куриных грудок в кляре распространялся по всей квартире. А я, сам не ожидая от себя такой смелости, подошёл к Тиму, хлопочущему у плиты, обнял его и робко поцеловал в щёку. эротические истории sexytales Он выпрямился и застыл.

— Спасибо тебе, — сказал я.

А он вдруг развернул меня к себе лицом и, нежно проведя рукой по моим ещё влажным волосам, коснулся губами моих губ. Я вспыхнул, и вдруг ответил на его поцелуй, даже в чём-то беря инициативу в свои руки. Рядом с нами крутился мой второй спаситель, доберман Арни, тоже напрашиваясь на свою долю ласки и нежности, и, с сожалением оторвавшись от нежных губ Тима, я с удовольствием чмокнул Арнюху в кожаный нос. Тим плеснул нам понемногу белого вина в бокалы, мы чокнулись и выпили на брудершафт, потом поцеловались. Голова закружилась.

А ночью всё произошло. Мы с Тимом расстались с девственностью. И если по жизни в нашей паре ведущим был скорее Тим, то в постели всё было пятьдесят на пятьдесят. Тим покрывал меня поцелуями, опускаясь всё ниже и ниже. Я отдался ему первый. У Тима никого не было до меня, так же, как и у меня до него, но он был настолько нежен и осторожен, что мне даже не было больно. В свою очередь, когда пришла его очередь отдаться мне, я тоже постарался быть «на высоте». Мы улетели куда-то к звёздам. Наш полёт продолжался целую ночь и закончился только утром, когда Арнольд всем своим видом начал показывать нам: «Хватит трахаться, парни, я гулять хочу!» И мы пошли гулять с Арни.

Вдруг Эмиль взглянул в глаза Артуру:

— Это твоя работа?

— Что? — Артур сделал вид, что не догоняет, что имеет в виду Эмиль, хотя прекрасно понимал, о чём идёт речь.

— Мне стало ощутимо легче. Я ощущаю энергетическую подпитку.

— Вот и замечательно, — сказал Артур.

— Ну, зачем ты... Тебе ведь энергия и самому нужна. Я должен сам...

— Успокойся. Считай, что я поступаю так, как поступил бы на моём месте Тим, — и Артур едва коснулся ладонью бархатной щеки Эмиля.

Тот вспыхнул и затрепетал:

— Наша встреча неслучайна, — прошептал он.

— Знаю, — ответил Артур.

— Тим оставил мне письмо, — продолжал Эмиль, — в котором говорил о том, что я должен жить, что я ещё буду счастлив, что рядом со мной ещё будет любимый человек. Хотя ты ведь, Артур, не человек, ты сенс, паранорм, как и Тим, я это уже понял.

— Знаю, — ответил Артур.

— Но я боюсь. Боюсь полюбить ещё раз и ещё раз потерять дорогого мне человека. Я не переживу этого. Может быть, лучше зажать себя в кулак, выжить и стать одиноким зверем?

— Я тоже об этом думаю, Эмиль, — ответил Артур. — Но наша встреча действительно неслучайна, и это факт. Расскажи мне, что было дальше у вас с Тимом.

— Дальше? — грустно улыбнулся Эмиль. — Дальше было полтора года счастья, тщательно скрываемого от родных, а потом всё вскрылось. Родители Тима, ортодоксальные гетеры-бизнесмены, не могли смириться с тем, что их сын — гей и любит ровесника. Они связались с моими и рассказали их всё, для них это известие тоже стало шоком. Тима посадили под домашний арест, и отец с матерью решили отправить его в закрытый пансион в Англии, но не успели. Они слишком поздно сломали дверь в комнату Тима, когда услышали даже не собачий, а скорее волчий вой Арни, который понял, что его хозяин, вокруг которого валяется несметное количество каких-то пузырьков, уже не очнётся, сколько бы тот не лизал его похолодевшее лицо. На следующий день собаки не стало. Ветеринар констатировал инфаркт. Родители Тима передали мне его предсмертное письмо. Под воздействием трагедии они пересмотрели свои взгляды, но было уже поздно.

— Пусть бы он был с тобой, — сказал отец Тима, высокий холёный бизнесмен. — Пусть бы вы с ним были вместе, но он бы был жив.

Мать, хрупкая эффектная шатенка молча стояла рядом с ним с потухшим лицом. Я взял письмо. «Это вы убили его!» — хотелось крикнуть мне, но я сдержался. Потом были похороны. Элитное Троекуровское кладбище.

— Троекуровское? — переспросил Артур. — И тут параллель. Леонора похоронена там же.

— А я — вот... — и Эмиль как-то неуклюже вытянул вперёд перебинтованные запястья.

— Но ты выжил, — сказал Артур, — и должен жить дальше.

— Поможешь? — полушёпотом спросил Эмиль.

— Конечно, помогу, — ответил Артур.

— Спасибо, — одними губами прошептал оживший блондинчик.

В двери щёлкнула отмычка. Вошёл Игорь.

— Ну что, заговорщики? Жить будем?

— Конечно, будем! — ответил Артур, положив руку на плечо Эмиля. — А куда мы, на хер, денемся?

— Ну, только если на хер, — рассмеялся Игорь, замечая перемену в порозовевшем и посвежевшем Эмиле. — Вижу, что пациент скорее жив, чем мёртв. Молодец, Волчонок. я от тебя другого и не ожидал. Слушай, с тобой хочет поговорить Павел Олегович, твой новый врач, а тебя завтра переводят из изолятора.

— Ну, что ж, пока, солнышко, до завтра. Я попрошу, чтобы тебя перевели ко мне в палату.

— Я буду ждать.

Игорь проводил Артура в кабинет врача. Врач — молодой мужчина лет тридцати с шапкой русых волнистых волос — сидел за столом.

— Садись, Тигрицкий. Меня зовут Павел Олегович. Я наслышан о тебе.

— И какие же легенды ходят о моей скромной персоне? — иронично полюбопытствовал Артур.

— Да как тебе сказать. Не столь ты болен, как я вижу, сколь отличаешься от других. И ты далеко не прост.

— А Вы не столько психиатр, сколько психолог, — в свою очередь отпарировал Артур.

— Да, и тут ты не ошибся. Я сторонник по большей части психологического, а не психиатрического решения проблем, именно поэтому я и разрешил передать тебе твои вещи и средства по уходу за собой, поскольку вижу, как это важно для тебя.

— За это спасибо.

— Не за что. И ещё, как я вижу, ты обладаешь определёнными параспособностями: других парней себя уважать заставил, Радужного вернул с того света за полтора часа разговора.

Артур понял, что обладатель красивой фамилии Радужный — это и есть Эмиль, и ответил врачу, не спеша открываться:

— Ну, что Вы, параспособности ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх