Дракон. Глава 1

Страница: 5 из 9

порасспросить Зодрака, он наверняка знает. А может Луна виновата, или просто давно ни с кем не трахался? Парень нащупал неверными пальцами сигарету, с огромным трудом выгреб из потайного кармашка зажигалку и закурил.

Первый окурок незаметно исчез в песке. Вторая сигарета была почти докурена. Он успокоился, начал придумывать объяснения для Эргиза, для себя и для возможных любопытствующих. Когда резкий свист и сильный удар в плечо вернули Антона в ночную пустыню древнего Египта. Сначала боли не было, только удивление от вида торчащей из собственного плеча стрелы. Вместе с хлынувшей кровью пришли дурнота, жгучая боль и трезвость. Тело среагировало автоматически. Сделав три фляка назад, он скатился с холма, ящерицей промчался метров сто и припустил к лагерю. Странно, когда он бежал сюда, глаз холодно фиксировал расположение звёзд! Обратная дорога оказалась гораздо длиннее. Антон засомневался в верности направления, но тут увидел реку, непогашенные угли и спящих товарищей. Возникший из ниоткуда Зодрак, резко остановил его, встав на пути.

— Опупел, парень? Решил марафонцем заделаться? — Уперев одну руку Антону в грудь, злобно прошипел бес. — Носишься туда-сюда, как электричка в метро! Хочешь привлечь внимание?

— Зодрак, меня подстрелили, буди всех. — Выпалив это, Антон покачнулся. — Беги, я сам дойду. Противника не видел, но время отплыть у нас есть.

— Вот бля! — Долю секунды Зодрак разглядывал стрелу и тёкшую струйкой кровь. — Яда нет, задета вена. Зажми пальцами вот здесь. Ага, молодец. Иди не спеша, я погони не слышу. В лодке всё исправим. — И бес рванул к лагерю.

Антон прижал пальцы в указанных местах, сделал несколько глубоких вздохов и, кривясь от ставшей ощутимой боли, пошёл за другом. Он видел, как резво пробудилась секста, как быстро и слаженно свернули лагерь, успев одеться согласно легенде. Рамир отнёс вещи в лодку, они со Стэном и Зодраком спрятались в камышах. Минос подбросил в огонь сухого папируса, столб дыма и пламя быстро преобразили место лагеря. Сам командир, разложив оружие в пределах досягаемости, уселся по-турецки лицом к костру. Эр, сурово сжав губы, уставился на плечо Антона, не мигая. Парню показалось, что глаза дракона пожелтели, а зрачок стал вертикальной щёлкой.

— Это люди, Минос. Стрелу я вытащу, но рану до встречи с ними придётся оставить. — Эргиз подошёл к парню. — Потерпи, друг, больно не будет, только глаза не отрывай от моих.

Жёлтые блюдца рассекали узкие бездонные амбразуры с голубыми звёздами где-то внутри. Антон понимал, что Эр отломил наконечник, бережно вытащил древко и туго перебинтовал плечо льняными полосками крест на крест. Но боли не было никакой. Только неприятный хруст чего-то внутри, да толчки крови в голове.

— Вот и всё, герой. — Эр лукаво усмехнулся, скосил глаза на сидящего спиной Миноса, и, чуть наклонив голову, крепко, но нежно поцеловал парня в губы.

Антон опешил. Горячий, влажный и неописуемо ласковый поцелуй пронзил его не хуже проклятой стрелы! Требовательный язык совершил молниеносную экскурсию по нёбу и поборол язык хозяина. Антон открыл глаза, видя только улыбку по-мальчишески пухлых губ. Попытался проникнуть в уже снова зелёные смеющиеся глаза. Но тут же зажмурился от ещё одного быстрого поцелуя.

— Дезинфицирует. — Шепнул ему в ухо Эргиз. И сладкая дрожь прокатилась по телу от горячего дыхания.

— Что? — Пересохшим горлом просипел парень.

— Мой поцелуй убивает всех известных микробов. — Раздельно произнёс дракон и лизнул самую середину уха, успев чуть прикусить мочку. Не осознавая своих действий, парень прильнул к сослуживцу. Но тот вывернулся и отскочил, сделав страшные глаза.

— Командир, Тоха жить будет. Кстати, мы жрецы кого из богов? — Минос повернул сердитое лицо. — Ты не сказал, Командир. — Невинности выражения физиономии Эргиза позавидовал бы любой младенец.

— Бубаст и Нейт. — Минос перевёл взгляд с Эргиза на Антона, потом обратно. — Когда этот маленький эпизод завершится, напомни мне, дракончик, довести до личного состава сексты правила отношений между членами боевой единицы. Мои правила, поглоти тебя тартар! Да, Антон, говорю как новичку, людей не убивать даже в случае крайней необходимости. — Дактиль хотел добавить ещё что-то, но замер. Антон неожиданно осознал всем существом, что в окружающем пространстве появилось нечто. Минос внимательно глянул на него. — Ага, ты уже чувствуешь приближение людей? Быстро для новичка, но здорово для нас. Запомни эти ощущения, понадобится. Напавшие появятся через пару минут.

— Там не только люди, дактиль. — Внезапно проговорил Антон. — Что-то ещё, с чем я никогда раньше не встречался.

— Неплохо, парень, это местный божок. — Минос подмигнул Эру. — Ты и не мог его встречать, до твоего времени даже идола этой субстанции не сохранилось.

— А здесь эта мелочь может нам всю малину обосрать. — Процедил сквозь зубы Эр. — Что скажешь, босс?

— Угадай, мой невоздержанный друг, почему от божка не осталось и тени? Всё, вот они, приготовьтесь.

Антон повернулся, стараясь придать своим движениям плавность и значительность служителя таинственной богини ночи. Богини потусторонних тайн луноликой Нейт. К ним бегом приближались около двух десятков копейщиков и пара колесниц. В ближайшей, кроме возницы, стояли два лучника (Который? Жаль, что нельзя убивать людей!). В более богатой, с мальчиком-кучером, некто нарядный и важный. Три диверсанта, двое стоя, один сидя спиной, равнодушно ожидали дальнейшего. Копейщики окружили троицу с вымуштрованной сноровкой, направив своё оружие на жрецов и кормчего. Лучники и возница взяли на прицел каждого. Вторая колесница, видимо владелец страдал не востребованным талантом опереточной примадонны, сделала круг и остановилась.

Небо приняло бледно серый оттенок, легчайший туман поднимался от реки, люди молчали. Отметив про себя юность и необычную для этих мест красоту возницы, Антон спокойно смотрел на хозяина всего представления. Щедро накрашенное лицо скрывало возраст. Худоба и гладкость кожи не говорили ни о чем. Только золотое ожерелье на голом торсе да тончайшая материя юбки просто кричали о знатном происхождении. Воины его почему-то нисколечко не смущали.

— Кто из вас посмел нанести рану одному из жрецов ужасной в гневе Нейт? — Голос Эргиза напоминал шипение разъярённой кобры. — Видимо, время самых страшных пророчеств пришло на землю Копт. Горе всем нам.

— Ты спал сто веков, жрец? Никто не вспоминает старых богов и забытые культы. Единому богу, Амону-Ра, поклоняются ныне и в верхнем, и в нижнем Египте. — Голос вельможи выдал всё: богатый, глуповатый бездельник, ищущий приключений от скуки. — Назови себя и своих спутников!

— Амон-Ра, отец всего сущего, но старые боги помогают ему управлять тремя небесами бытия. — Надменно изрёк Эр. — Твоё невежество объяснимо, молодые вельможи редко учатся в храмах, предпочитая слушать дома греческих и персидских философов.

— Мой учитель служил в библиотеке Миц-Рима! Его аттестат выдан воспитателем Искандера! А список заслуг подписали богатейшие семьи столицы! — Вскипел молодой вельможа. — Весь мир преклоняет колена перед его мудростью и знаниями! Его имя Федул Лестригон!

— Незнакомое, странное имя, да и смутное время сейчас. Замер Нил в ожидании чуда и приезда владыки мира, сына Ареса, царя гиксосов Искандера. — Эргиз устало прикрыл веки. — Этим пользуются жулики всех мастей, торопясь набить мошну. Много фальшивых бумаг развелось, лживых книг и пустяшных людей.

— Да кто ты такой, чтоб произносить хулу?! — Антон страшно веселился, наблюдая, как Эргиз дразнит вельможу. — Я Дирхет! Старший сын Паниптаха, повелителя крепости Иттиди и всего Фаюмского оазиса! Мало кто из живущих достоин целовать следы моих сандалий!

— Да? А что из желающих очередь? — Эр принял расслабленную позу, положил руку на плечо Антона и кротко спросил. — Брат Антон, видимо богиня поразила меня слабостью глаз. Сколько здесь людей? Я вижу лишь горстку солдат,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх