Дракон. Глава 1

Страница: 7 из 9

секстой и хозяевами, окружёнными горсткой верных прихлебателей.

— Вернулся Аменемхет! — Взревел божок. — Кончилось время Иттиди! Но ты, порождение Матери мира, — кривой коготь простёрся в лицо Эргиза, — покинешь со мною землю сию!

— Секста к бою! — Резко бросил Минос. — Живых остаться не должно. Эр, чучело твоё. — Есть, сэр. — Дракон мгновенно принял подлинный вид, и по-кошачьи вцепился в божка всеми четырьмя лапами и зубами. Тот тяжеловесно взмыл в воздух вместе с противником.

— Нам же нельзя убивать людей. — Непонятно кому сказал Антон.

— Люди погибнут в буре, место скроет пустыня. — Стэн проверил пальцем лезвие ножа. — А ты ничего не видел.

Эта безумная резня долго являлась парню в кошмарах. Потом ему приходилось много и жестоко убивать людей и разных существ. Всё слилось в единый фон, оставляющий неприятный осадок, без чего-то конкретного. Но лица последних Хозяев Иттиди он помнил. А вот смерть божка, вихрь, занёсший руины песком, и путь в оазис Амона из памяти выветрились начисто...

Зато ночь в небольшой пальмовой рощице у чистейшего родника запомнилась в мельчайших деталях. Он устроился вдали от всех за кустами. Два одеяла не могли согреть дрожащее тело, хотя обычного при простуде пота не было. Решив, что это нервное напряжение выходит таким макаром, парень попытался вспомнить что-то хорошее из своей жизни. Когда рядом оказался Эргиз, отечески гладивший его волосы, он и не заметил. Сообразил только, ощутив спиной горячее гладкое тело.

— Эй, друг, ты ничего не перепутал? — Антон отбросил руку, обнявшую его. — Я не трахаюсь с парнями!

— А я не парень, и мы не трахаемся.

Антон повернулся на другой бок, чтобы оказаться лицом к лицу. Эр без улыбки посмотрел ему в глаза, кончиками пальцев провёл по щеке, векам, губам. Почти не ощутимо поцеловал колечко в левой брови, потом кончик носа. Взял руку Антона и перецеловал все пальцы, задержавшись на среднем. Потом положил эту руку себе на затылок и крепко обнял парня, прижавшись всем телом...

Желание, спорящее по силе с прорывом плотины, родилось где-то в ступнях и волна за волной затопило человека. Они уже не сдерживались. Страстные долгие поцелуи в губы сменялись лёгкими укусами в шею, плечи и руки от кистей до подмышек. Где-то на краю сознания Антон испугался, что не знает, как себя вести в постели с представителем своего же пола. Но это оказалась последняя тень здравого смысла. Их ладони без стеснения изучали тела друг друга, прекрасно зная как прикасаться в каких местах. Рты ненасытно ласкали каждую клеточку кожи, которой успевали завладеть. Напряженные члены терлись друг о друга, порой доставляя боль. Когда нежные пальцы Эргиза и его мудро-ласковая ладонь завладели торчком парня, умудряясь ласкать не только ствол, но и мошонку, Антон стремительно направил обе руки от лопаток вниз, к двум крепким полушариям... Одеяла давно были отброшены, забыты всякая осторожность и стыд. Эр положил его на спину, сел сверху, так что головка Антона упёрлась между мошонкой и дырочкой партнёра, страстно поцеловал в губы, основательно изучив в который раз весь рот своим невероятно гибким и длинным языком, и начал медленное путешествие вниз по телу. Поцелуи сменялись поглаживанием губами, те, в сою очередь, различными касаниями языка, то плашмя, а то кончиком. Основание шеи, ключицы и грудь дали временную передышку, зато соски вызвали бурю восторга. Член парня сладко пульсировал, зажатый между их влажных тел. Его живот, пупок, лобок и пах ныли, требуя продолжения, а головка настойчиво касалась лица Эргиза.

И вот это произошло: влажный жар рта мягким коконом накрыл сначала пересохшую в пытках головку, а затем и весь член. Антон застонал, раскинул ноги, давая другу лечь удобнее, запустил пальцы тому в волосы и выгнулся дугой. Эргиз виртуозно исполнял на его члене любовную сонату. Бравурные аккорды глубоких заглатываний и сильных сосательных движений где-то внутри рта сменялись легато поцелуев головки, а стремительное аллегро кончика языка по стволу и уздечке переходило в нежнейшее адажио ласк мошонки и под ней. Несколько раз Антон был готов кончить, но Эргиз, тонко чувствуя это, резко менял характер ласк в опасной близости от края водопада.

Немного вернулась способность мыслить, вместе с ней пришло желание самому доставить удовольствие другу. Антон притянул к себе лицо партнёра, благодарно поцеловал умелые губы и подтолкнул тело Эргиза вверх, давая понять, чего хочет. Долю секунды он решался. Потом, наконец, поцеловал стоящее перед глазами орудие греха в середину ствола. Эргиз чуть отстранился. Но Антон властно взял партнёра за ягодицы ладонями и полностью ввёл член в свой рот. Он знал, что ему нравилось, когда кто-либо это делал, и старался делать так же. Парень неожиданно поймал себя на ощущении, что ему необыкновенно приятно вытворять это с Эргизом! Что он получает наслаждение оттого, что членом другого парня владеет его собственный рот, и он может ласкать губами и языком именно то, к чему раньше никогда не собирался даже прикасаться руками! Стремясь доставить удовольствие, Антон исступлённо покрывал поцелуями крупные безволосые яички и гладкую кожу под ними.

Где-то вверху стонал Эргиз. Фантазия парня иссякла, да и собственный член снова требовал внимания не только руки Антона. И вновь искуситель понял это. Он присел над парнем на корточки, смочил собственной слюной свою дырочку и головку Антона, взял член рукой, сдвинул кожицу и сел на него...

Антон пару раз занимался анальным сексом с женщинами. Особых восторгов это не вызвало, как и желания повторить. Сейчас, лежа на спине и лаская руками соски и довольно большой стоячий член другого парня, который сидел на его орудии, он пытался сообразить, что же происходит. Кто-то, кажется Серж, не скрывавший своей бисексуальности, говорил о сильном различии ощущений. Но что? Крепкие мускулы под тонкой кожей? Да. Абсолютно другие запах и ощущения? Да. Сильные прикосновения рук и тела? Тоже да. Более тугой вход, более умелые поцелуи, более изощрённый минет? Да, да, да! И самое интересное, владение мышцами сфинктера! Внутри своей попки, Эргиз играл на его члене словно пальцами...

Антон вошёл в раж. Он привык верховодить в сексе, а тут, даже выступая в активной роли, чувствовал, что всё-таки им управляют. Эргиз, не слезая с члена, повернулся к Антону спиной, лёг на него. Какое-то время они занимались любовью так. Потом, подчиняясь воле соблазнителя, не вынимая, просто перекатились на живот. Теперь парень сам стал работать бёдрами, задавая темп и глубину ввода. Он просунул руки под грудь друга, целовал затылок и шею. Самую красивую в мире шею, перетекавшую в мускулистые плечи! Покрывал поцелуями повёрнутое в профиль прекрасное лицо без намёка на щетину и упивался ощущениями хозяйничающего в жаркой влаге члена. Тут Эргиз приподнял попку вместе с Антоном и встал на колени. Самая известная своим неприличным названием поза долго не задержалась. Парни выпрямились. Со стороны это выглядело, будто двое стоят на коленях друг за другом. Антон получил возможность ласкать руками грудь, живот и член любовника, да и целоваться в губы стало гораздо удобнее. Одной рукой Эргиз гладил его затылок, а другой, просунутой между собственных ног, ласкал подтянувшиеся вверх яички.

— Я скоро кончу, Антоша. — Прошептал невероятный любовник. — Ты готов? Давай вместе.

— Давай. — Антон крепко ухватился за тонкую, без намёка на жирок, стальную талию и взвинтил скорость. Эргиз занялся собой, сжав в кулак его мошонку...

— Давай! Давай, милый! Ещё немного! Как мне хорошо с тобой! Давай, Тошенька!

Антон взорвался. Чтобы не разбудить криком лагерь, впился в затылок Эра зубами, и со всей силы прижал к себе его тело, пытаясь засунуть, извергающий накопленное месяцами, член поглубже. Эргиз крепко сдавил его внутренними мышцами, быстро-быстро заработал рукой, выдохнул и откинулся назад с глухим и высоким стоном. Член Антона ещё пульсировал, выбрасывая последние капли, а он уже мог целовать ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх