Метаморфозы Галины

Страница: 1 из 2

Галина спешила домой, одолеваемая страстью наслаждения. Сексуального наслаждения. Уже третий месяц её муж Алекс был на другом континенте и обеспечивал семейное финансовое благополучие, и Галине, как никогда, его не хватало. Хотелось просто заняться сексом. Хотя нет — не просто заняться — хотелось чего-то новенького. Но сейчас это было неосуществимо. О том, чтобы найти кого-нибудь на стороне не могло быть и мыслей — Галя была строго воспитана — и поэтому могла рассчитывать только на свою фантазию и силу воображения.

Придя домой, и наспех перекусив, она вышла на лоджию. Закат над морем навевал романтические мысли. Галя вспомнила, как они с Алексом любили гулять на закате вдоль набережной, бегать по песку и догонять уходящую волну. Однажды, во время такой прогулки они увидели молодую красивую девушку, сидящую на берегу у парапета на квадратной тележке. Ног у девушки выше колен не было. Она печально смотрела на заходящее солнце, а затем покатила потихонечку вдоль набережной. Галя тогда остановилась, долго смотрела в след девушке, в груди ее что-то качнулось, и она спросила — Ты бы смог такую полюбить?

— Тебя я любую буду любить — ответил Алекс, и попытался поцеловать в губы, но Галина подставила щеку — Но ты же не хочешь быть такой?

— Нет, не хочу.

Больше к этой теме они не возвращались. Но Галя часто вспоминала ту девушку и думала, как она живет, как передвигается, какие трудности испытывает. Сейчас же её посетила некая идея. Ещё очень смутная идея, но очертания её заставили сердце стучать быстрее.

Что нужно — широкая доска, раздвижной стол, пила. Все это было. Точно — Алекс привез дерево бразильского дуба — красивая с красным отливом полированная доска стояла уже год на лоджии, и они никак не могли ее никуда приспособить. Правда, Алекс просил ее не трогать. Но, во-первых — сейчас он далеко, а во-вторых — ну очень ей нужна именно сейчас красивая и широкая доска.

Галя видела, как отец раньше выпиливал в фанере разные отверстия, и, вооружившись дрелью и электролобзиком, принялась за дело. Жалко было сверлить и пилить такую доску, но потихоньку желание пересилило. Когда просверлено было первое отверстие, в ход пошла пила. И вскоре отверстие дюймов семь уже было готово. За ним на некотором отдалении последовало второе. Потом края были зашкурены и Галина, в предвкушении новых интересных ощущений, понесла её в комнату.

Она сняла скатерть с большого стола и, раздвинув его половинки, положила доску сверху в проем — она почти подошла по ширине. Между плоскостью доски и поверхностью стола положила свернутое вдвое покрывало, так, что ничего под столом не было видно. Далее, напротив стола, на спинку стула возле стены поставила зеркало от трюмо — оно давно уже пылилось за гардеробом. — Так, почти все готово — подумала она. Её тело начинала колотить мелкая дрожь возбуждения. Она сняла кофту, юбку и стянула колготы. Подойдя к зеркалу, повертелась немного, приподняла грудь руками, потом провела по бедрам. Затем посмотрела на свои ноги — стройные упругие бедра и аккуратные икры, которые любил ласкать Алекс, аккуратные ступни и пальчики, и яркие красные ногти — ей очень шел красный цвет — и направилась к столу.

Она забралась на стол, и присела на корточки против лежащей доски. Через два одинаковых отверстия был виден паркет. Взглянув в зеркало напротив — увидала себя в такой позе. Она просунула сначала правую, потом левую стопу в отверстия, зажмурилась, чтобы не видеть эту картину в зеркале, и, приподнявшись на руках, просунула лодыжки, икры, коленки в отверстия. Почувствовав давление вокруг обоих бедер, где-то посередине, она немного приостановилась, потом поерзала чуть-чуть — при этом ощущение давления усилилось и сместилось выше — и отпустила руки. Она не достала кончиками пальцев до пола, а так и повисла на доске. Давящая боль сразу охватила бедра — она открыла глаза и осмотрела места соприкосновения кожи с доской — кожа вдавилась по краю и немного выпирала выше. Боль была сильная, но терпимая, и потихоньку стихала. Галя посмотрела на себя в зеркало — и затряслась от возбуждения. Прямо на неё смотрела девушка без ног, стоящая на культях своих бедер на столе. Жар прилил внизу живота и к груди. Правой рукой она нырнула в трусики и провела ею по губкам, снизу вверх, остановившись на клиторе. Она ласкала себя, больше и больше, а ей все казалось мало. Вот она уже сгибает ноги в коленях, мышцы бедер, сокращаясь и увеличиваясь в толщине, вдавливают кожу в отверстия, сдавливая нервные окончания — тугая давящая боль усилилась, охватила бедра — вот то самое, что, должно быть, ощущает девушка ампутантка, когда становится на свои культи. Галя изо всех сил потянула резинку трусиков и разорвала её, сорвав с себя трусики.

— Так то лучше, — подумала она, глядя на себя в зеркало. Её бритая киска эффектно выделялась тонкой щёлочкой, а чуть ниже бедра на середине визуально оканчивались на уровне доски. Боль уже сменилась давящим чувством возбуждения, которого Галя раньше не испытывала. Она продолжала ласкать себя и чувствовала, что вот-вот наступит оргазм, и, глядя в зеркало, вскрикнула — Хочу иметь такое тело!!!

Жар разлился по телу, влагалище начало импульсивно сокращаться, Галя, потекла. Она дрожала от экстаза и вдруг боль в бедрах стала усиливаться, потом стала невыносимой, будто кто-то бесконечно сжимает кожу и мышцы. Галя попыталась разогнуть ноги — но они больше не слушались ее. Она тщетно пыталась привстать на руках, край доски глубоко врезался в кожу, а боль все нарастала. Было ощущение, как будто край доски сжимается вокруг бедер до бесконечности.

Вот на высоте экстаза вдруг послышался треск: — Я ее сломала, эту доску, жаль, — промелькнула первая мысль у Гали, она жалела что больше не сможет насладиться ТАКИМ экстазом! Все её тело дрожало, — вдруг она пошатнулась и, потеряв равновесие, сама не понимая как, кубарем полетела со стола. В глазах потемнело...

— Дзинь-инь, Дзинь-инь, — зазвонил телефон. Галина открыла глаза, и успела взять трубку.

— Привет, дорогой, только вспоминала тебя сегодня, как ты там. — Это был Алекс.

Поговорив с мужем, который сообщил, что прилетает через три дня, Галя поставила телефон рядом. Она полулежала на полу, опираясь плечами на угол дивана, прикрытая краем скатерти со стола.

— Да, вот это ощущения, — подумала она, — Никогда не испытывала такого ранее. Чувство ломоты наполняло все тело, но больше всего болели ноги. Галя боялась ими пошевелить, и решила немного еще полежать. Уже стемнело, но свет из кухни создавал приятный полумрак.

— Сколько же я спала?

Потихоньку осматривая комнату, она увидела красивую доску, упавшую со стола на пол, и лежащую рядом. Что-то показалось ей странным — так, дрожь пробежалась по телу — доска была целой, а отверстия — ИХ НЕ БЫЛО!!! Галя замерла, со страхом всматриваясь в полутени под столом — комок подкатил к горлу, дыхание сжалось, она пыталась выдавить из себя крик, но получилось какое-то хрипение — там стояли ЕЁ НОГИ, срезанные на середине бедра. Она скинула край покрывала и, увидав беспомощные дергающиеся культи свих бедер, взвыла от беспомощности и свалилась обессиленная.

Когда первые лучи солнца осветили стену в прихожей, а силы потихоньку начали возвращаться к ней, Галя, все еще находясь в некой прострации, начала приходить в себя и оценивать ситуацию. Она решила не паниковать и внимательно во всем разобраться. Она села ровно, вытянув вперед бедра и попыталась мысленно разогнуть колени, которых теперь не было. Культи были одинаковой формы и длины. Галя по очереди подняла правое, а затем левое бёдрышко, и заглянула на заднюю поверхность. Культи довольно круто скруглялись на самой середине бедер, но рубцов нигде не было. Она опустила ноги, положила руки ладонями на бедра спереди, и нежно провела к культе и вниз. — Очень необычно — про себя подумала она. Культи были мягкими и упругими, а в глубине ощущалась твердость.

— Это кость, — подумала Галя. Боль уже почти прошла, и она решила ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)
наверх