Меч, магия и бронелифичики. Рассказ 4: В гареме дракона

  1. Меч, магия и бронелифчики. Рассказ 1: Охота на дракона
  2. Меч, магия и бронелифчики. Рассказ 2: Колдунья и демоница
  3. Меч, магия и бронелифчики. Рассказ 3: Жрицы и амазонки
  4. Меч, магия и бронелифичики. Рассказ 4: В гареме дракона
  5. Меч, магия и бронелифчики. Рассказ 5: Арена гладиатриц

Страница: 5 из 7

такими, о которых не хотелось вспоминать лишний раз. Особенно молчаливыми были девушки, которые прежде были мужчинами, заколдованными драконом, — Леоне нетрудно было догадаться, что такими были именно те из пленниц, кто меньше всего рассказывал о своей прошлой жизни (и самой Леоне воспоминания о том, что прежде её звали Леоно, причиняли боль). Одной из немногих излюбленных тем для разговоров между пленницами гарема были те девушки, которых среди них уже нет: которых спасли какие-нибудь герои и увезли с собой, избавив от рабства у дракона, — пленницы вздыхали, вспоминая своих бывших подруг, надеясь, что когда-нибудь кто-то освободит и их тоже. Некоторым из девушек удавалось сбежать из подземелья, но каждый раз хозяин гарема принимал меры, чтобы другие не могли бежать тем же способом. А некоторые, самые несчастные из всех, сходили с ума или совершали самоубийство — всё это Леоне с грустью рассказывали другие обитательницы гарема.

Леоне казалось даже, будто в этом гареме не счастлив по-настоящему никто, кроме самого Сиррата: дракон словно считал абсолютно всех других существ, кроме себя, не заслуживающими внимания и достойными быть лишь рабами, обслуживающими его персону. В подземном жилище дракона была большая детская, где воспитанием детей занимались старшие наложницы дракона — для многих из них это было единственной отдушиной — но эти дети не представляли, что такое «отцовская любовь»: Сиррат смотрел свысока даже на своих собственных детей. У него был даже отдельный гарем, составленных из его собственных дочерей-полудракониц, которых он также насиловал, заставляя рожать от него детей. Эти дети и были теми самыми драконолюдьми, которые служили дракону слугами и стражниками, — в них действительно было больше драконьей крови, чем человеческой. Иногда Леоне казалось, что они отводят взгляд, стараясь не смотреть на наложниц дракона, которых они должны были охранять, будто они сами не рады были своей службе. Они служили своему отцу вовсе не из любви к нему или преданности — а скорее от страха перед ним: даже стражи этого царства скорби, которым был драконий гарем, тоже не были счастливы. И, как и подумала сперва Леона, и как и полагается стражникам гарема, все эти драконолюди и полудраконы-мужчины были евнухами — здесь право на секс и деторождение было лишь у хозяина гарема.

Понемногу Леона осматривала подземное жилище дракона, где она оказалась заключена, — оказалось, что на самом деле оно прежде было подземным городом южных гномов, живших в песчаниковых скалах, который, очевидно, был однажды захвачен Сирратом. Видимо, тогда многие гномы были убиты драконом, а часть города тот превратил в своё жилище — однако некоторым гномам он сохранил жизнь, тоже превратив их в своих слуг и заставив их служить ему. Они вырубили в скалах комнаты для драконьих наложниц, они выращивали светящиеся растения и грибы, освещавшие темноту подземных пещер, они ковали оружия для стражей гарема и выполняли множество других работ. А также платили своему повелителю дань — одна из наложниц дракона была молодой гномкой. (Как узнала Леона, у Сиррата были и другие наложницы-гномки, но он возвращал их родственникам, когда они старели и теряли привлекательность). Гарем был лишь частью подземного города, но стражники не выпускали наложниц к жилищам гномов и не пускали гномов в гарем, поэтому Леоне не удалось как следует познакомиться с песчаными гномами.

Постепенно страх, сковывавший Леону в первые дни, отступал, и девушка исследовала свою подземную темницу, не столько из любопытства, сколько в поисках способов сбежать оттуда. (В первые дни девушка больше искала возможные способы покончить с собой, навеки прервав свой плен, — но даже это оказалось не так-то легко: за наложницами дракона очень бдительно присматривали). Увы, все выходы из гарема либо охранялись стражниками — детьми Сиррата, либо были завалены камнями, а уговорить кого-либо из охранников гарема помочь девушке сбежать было непросто — стражники слишком боялись своего отца и господина. То же самое было и с песчаными гномами: Леона быстро поняла, что если попытается сбежать с их помощью, то гномы, вероятно, выдадут её дракону из страха перед ним и из опасения, что он накажет их за помощь в её побеге. (Девушка могла быть воспользоваться своей новоприобретённой красотой и попытаться соблазнить одного из своих «тюремщиков», но у бывшего юноши вызывала содрогание сама мысль об этом). Леона думала даже над тем, чтобы убить своего мучителя, однако подобраться к нему кроме как во время секса было непросто: ложе дракона было соединено с остальным гаремом через искусственное озеро, и попасть в него можно было только под водой — что невозможно было, если ты не умеешь дышать в воде, как рыба или как водяной дракон. Девушка уже начинала думать о том, как можно было бы обрушить подземелье с помощью пороха, но это были уже одни только мечты — откуда бы она взяла здесь порох?

Прошло уже больше месяца с тех пор, как Леона стала рабыней дракона. Она стояла возле узкого, как крепостная бойница, окна обзорной галереи, смотревшего на берег моря, и слушала шум прибоя внизу, наслаждаясь проникавшим в окно морским воздухом, — для пленниц гарема это было одно из очень немногих мест, где они могли посмотреть на мир снаружи и увидеть солнечный свет, а не подземную темноту. Неподалёку размеренно шагал взад-вперёд по галерее полудракон-стражник, наблюдавший отсюда за входом в пещеру, но не мешал наложнице своего господина — Леоне не составляло труда уговаривать его позволить ей находиться здесь. Как вдруг на фоне шума прибоя Леона услышала звук конских копыт, ступающих по песчаному берегу, а затем увидела спешащего к пещере всадника и рядом с ним второго коня — оседланного, но без наездника. Плащ, защищавший незнакомца от южного солнца, скрывал его фигуру, но пара кожистых крыльев, видневшихся под плащом, и изогнутые рога, торчавшие из-под головного платка, какие носят пустынные кочевники, явно выдавали в нём полудракона — на нём также был стальной панцирь, а на поясе висел внушительных размеров полуторный меч.

Пока девушка, замерев, разглядывала воина-полудракона, стражник, тоже увидевший его, бросился предупредить своего господина и остальным стражников о прибывшем, и Леона поспешила вниз. Наверняка — она хотела в это верить — неизвестный полудракон был ещё одним героем, пришедшим сразиться с драконом, и Леона желала увидеть их поединок. Она надеялась, она верила, она желала неизвестному воину победы — а там, может быть, он выберет её. (О том, как поступит незнакомец, когда спасённая им девушка превратится в юношу, Леона предпочитала не думать). Стражники-драконолюди уже стояли в ожидании возле коридора, ведшего в тот зал, где юноша Леоно когда-то сражался с драконом, — увидев девушку, они знаками показали ей, чтобы она, если хочет наблюдать за боем, постаралась, чтобы дракон её не видел.

Полудракон-воитель, сопровождаемый стражами подземелья, вошёл в пещеру — он оставил свой плащ и головной платок снаружи, и Леона теперь увидела, что он был девушкой — воительницей-полудраконицей. На вид она была довольно молода — не старше двадцати пяти лет — если бы не высокая грудь, угадывавшаяся под доспехами, её высокая и могучая фигура сделала бы честь иным мужчинам (например, Леоно), светлые волосы выбивались из-под шлема на её рогатой голове, а участки чешуи на её лице, поблёскивавшие в свете алхимических растений, были, к изумлению Леоны, такого же лазурно-синего цвета, как чешуя самого Сиррата и его детей. И вот появился и он сам — озеро в центре зала-пещеры забурлило, и из него поднялась огромная фигура дракона.

— Ещё одна женщина-воительница пришла сразиться со мной? — насмешливым голосом произнёс хозяин подземелья.

— Ты не узнаёшь меня? — бросила ему в ответ девушка.

Леона, наблюдавшая за этой сценой, замерла в удивлении: эта воительница и дракон встречались раньше? Даже сам дракон на секунду показался удивлённым, но затем он ответил:

— Ах, вот оно что... Ты — Орма, та самая, что сбежала ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

+8.2 (37)
24765
4
2 июня 2015
4
 
наверх