Мир наоборот. Как все начиналось

  1. Мир наоборот. Зарисовка
  2. Мир наоборот. Как все начиналось

Страница: 2 из 2

Подумать только, они совершенно спокойно практиковали совместные трапезы, и даже делали это совершенно не стесняясь — в кругу семьи! На этом фоне просто поражал почти полный запрет любви на публике и строжайшие табу даже на скромный минет дочери своему собственному отцу.

Объяснить, что же в этом такого, нам пытался пожилой лектор на первом курсе обучения в институте. Но его объяснения были путаными и сводились к аналогиям с поглощением пищи. Почему в том мире искреннее и непосредственное желание парня и девушки полюбить друг друга в общественном месте вызывало неприятие и возмущение — мы так и не поняли. А уж объяснить, в чем причина отторжения такого естественного семейного секса профессор ксеноистории нам даже не пытался.

На экране начали мелькать кадры с Земли-2 — столы, на которых располагались разнообразные сосуды с едой. А уж когда пошли сцены группового поглощения пищи, мама покраснела и тут же прикрыла нам с Лидочкой глаза руками, хотя создатели передачи заботливо разместили черные квадраты цензуры на месте лиц извращенцев, которые принялись заталкивать пищу в свои ненасытные рты. Выглядело это ужасно, даже несмотря на то, что мне было видно совсем немного из-за маминых пальцев, которыми она закрыла обзор нам с сестренкой. Но интерес к запретному плоду был высок и я продолжил подглядывать.

— Даша, прекрати! Они уже не маленькие, — сказал папа.

Но мама убрала руки только тогда, когда перестали показывать непристойные сцены и диктор принялся рассказывать о сексуальной культуре Земли-2. Милые девочки в коротких юбках вызвали у меня умеренный интерес.

После просмотра фильма мы собрались в парк. Сегодня должен был состоятся фестиваль, посвященный празднику Лета. Перед самим празднованием мы устроились на мягкой скамейке в парке, чтобы приласкать друг друга. Лида тут же склонилась над моей ширинкой и принялась извлекать уже отвердевший ствол наружу, а мама не осталась в стороне и, оголив свою великолепную грудь, устроилась на коленях у папы, явно намереваясь порезвиться на природе.

По всему моему телу пробежали мурашки, когда сестренка коснулась своими нежными рассказы эротические губами возбужденной плоти. Стонущие родители под боком только усиливали радостные ощущения от минета Я восторженно хрипел, пока Лида помогала себе маленькими пальчиками и прижимал свои ладони к ее затылку, чтобы член подольше задерживался во влажной теплой глубине детского ротика.

Я извергся дважды, первую порцию девочка приняла без усилий, а вот на второй закашлялась и тонкие струйки нектара потекли по ее подбородку и шейке. С причмокиванием Лидочка оторвалась от пениса и выпрямилась, давая мне возможность губами убрать следы любовного пиршества на ее милой застенчивой мордашке.

Когда мама с папой закончили, то сделали нам замечание.

— Дима, ну сколько можно? Как не посмотрю, твоя сестра работает ротиком, а ты сидишь и только рукой ее сверху прижимаешь... Чего ленишься? Тебе язык и губы зачем? Экзамен по куни кто сдавать будет? Я что ли? — возмутилась мама.

Лида и я смутились.

— Мам, ну мне правда так больше нравится! — попыталась неуклюже оправдаться Лидочка.

— Что значит «больше»? Неужели Дима такой неумеха? — лукаво улыбнулась мама.

— Да нет! Мы и таким тоже занимаемся, но реже, — сказал я. — Мам, что-то и я давно не видел, как папа тебе язычком приятно делает. А вот мне на днях тебя удалось до криков довести!

— Меня да! А сестру? Все папе оставляешь?

Я нерешительно посмотрел на Лиду. Она сидела вся красная, как рак. Придвинувшись к ней, я взял дело в свои руки, а точнее в язык и губы. Приподняв свою хрупкую сестренку, я уложил ее прямо на травку и принялся ласкать — сначала голенький животик, а потом, стянув Лидины трусики, и самые нежные места. Лидочка только выгибалась под моими ласками, сжимая пальчики и закрывая глаза. Сначала она стонала тихонько, а потом все громче и громче, по мере того, как мой язык и губы увеличивали темп движений в ее раскрывшихся лепестках. Под конец сестричка уже не сдерживалась, издавая отчаянные стоны и елозя по газону. Мама и папа, обнявшись, одобрительно глядели на нас, а случайные прохожие и такие же парочки поблизости понимающе улыбались.

После этого эпизода родители решили еще посетить оперу, а мы с Лидочкой отправились домой. Тут-то и состоялось знакомство, которое открыло передо мной чудесный, хотя и весьма непристойный мир еды.

Парень с равнодушным взглядом стоял под акацией прямо на выходе из парка. Он был одет в обычную одежду и ничем не выделялся, когда мы, неожиданно, услышали их его уст возглас, обращенный к нам.

— Эй! Расслабиться не желаете?... — не очень громко, но отчетливо заявил, как потом выяснилось, дилер.

Мы обернулись. Парень стоял и глядел прямо на нас, вертя на пальце ключи от автомобиля. Я посмотрел на Лидочку. Она, судя по всему, заинтересовалась предложением, так как стояла и облизывла губы, теребя краешек своей коротенькой юбки, почти не скрывавшей ее великолепных ножек.

Когда мы подошли ближе, парень вытащил из-за пазухи нечто черное и обугленное. Увидев недоумение в наших глазах, он поспешил объяснить:

— Это запеченная на углях картошка. Вы что, первый раз?

— Ээ... Да! — неожиданно звонко сказала Лида. — А что с ней нужно делать?

— Вот так брать и откусывать... — парень показал как.

— Меня, кстати Саней зовут, — добавил он.

Лида подошла и высунув язык, прикоснулась к картошке. Ее прекрасное личико сморщилось.

— Нет, сначала надо очистить и разломать, дай сюда.

Саня показал нам, как добраться до сердцевины. Я тактично отвернулся, когда Лида взяла в рот горячую картофельную мякоть. Когда я повернулся назад, Лидочка уже почти все съела и облизывала пальцы.

— Ммм... Вкусно! Попробуй! — сказала она и протянула мне остатки картошки.

Я попробовал, пока Лида закрыла глаза ладошкой, чтобы не видеть меня в процессе... В моей голове словно взорвались фейерверки! Это было настолько ново и непривычно, что я даже едва не подавился. Горячая, пахнущая костром и удивительно приятная во рту картофелина буквально заставила меня покрыться мурашками от счастья.

Сейчас я понимаю, что это просто был эффект от первого приема пищи, имеющей вкус, но все равно не могу забыть его.

Саня с ухмылкой глядел на меня.

— У меня еще конфеты есть. Но, как вы понимаете, не бесплатно.

Про сладкое я был наслышан.

— Сколько?

— Десять. За две.

Десять кредитов были сумасшедшей суммой. С нашим скромным бюджетом студента и школьницы мы не могли себе такое позволить.

— У нас столько нет — промямлил я.

Глаза Сани лихорадочно блеснули.

— А сколько есть?

Было только на проезд. Я пожал плечами и развел руки в стороны.

— Тогда предлагаю вот что. Пусть она — он кивнул на Лидочку — разрешит полюбить ее в попку. И вы получите обе конфеты бесплатно.

Лида зарделась и потупила взгляд. Она прекрасно помнила недавний неудачный эпизод связанный со мной и ее попкой, но ей очень хотелось попробовать сладкое. Поэтому подумав, она кивнула и, не снимая юбки, стянула трусики и встала на четвереньки. Саня подошел к ней сзади, легонько шлепнул по левой ягодице и, наклонившись, сжал тяжелую Лидочкину грудь, обятнутую белой материей блузки. Он продолажал ее мять, одновременно пристраиваясь к оттопыренной попке моей сестры и задирая ее кружевную юбочку. Запустив руки в ее сочные лепестки, наш новый знакомый принялся смазывать этим нектаром девичий анус.

Сестра только и смогла отчаянно охнуть, когда его пенис приткнулся к узенькому отверстию и проник в него. Саня нажал сильнее и Лида застонала от боли, прижавшись к мягкой траве своими замечательными сисечками. Вот уже его член проник до половины, а Лидины глаза стали мокрыми от слез. Я смотрел за этим во все глаза, так как увидеть ее анальный секс с папой у меня не было возможности.

Саня тем временем осторожно принялся совершать в ее неопытной попке поступательные движения, одновременно придерживая мою сестренку за пояс. Но Лида притихла и уже даже не думала вырываться. Она снова застонала, однако теперь уже не только от боли, но и от удовольствия.

Я с восхищением отметил, что девочка сама принялась подмахивать Сане, а тот закряхтел и увеличил темп. И вот в тот момент, когда Лида издала самый громкий крик, ее партнер тоже достиг пика наслаждения и они оба обессиленные упали в траву.

После таких приключений Саня выдал нам с Лидой по конфете и ретировался. Они были красного цвета, и в каждую была вставлена палочка. Саня объяснил, что их нужно лизать. Мы с сестрой зашли в кусты и отвернулись друг от друга, чтобы не смущаться самим и не ставить в неловкое положение случайных прохожих.

Конфеты оказались просто потрясающими. Они практически выбили нас из колеи. Все те легенды, которые я слышал о сладком, оказались лишь частью того, что открылось нам. Вкусовые рецепторы танцевали, а в в душе пели птицы. Это было до того здорово, что, съев конфеты, мы с Лидой тут же бросились целоваться, чтобы еще раз ощутить это волшебство.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх