Нереальная Реальность. Часть 1

Страница: 3 из 6

рядом. Стащив трусики и швырнув их куда-то за спину, к общему бардаку в комнате, я оставил обе ножки сведенными вместе и уткнулся ртом в их основание. Странный стон тут же вырывался из груди Кати. Я принял его за комплимент и продолжил целовать Катину вагину взасос. Когда же к поцелую присоединился язык, ворвавшийся в складки нежной киски, девушка уже стонала во всю. В начале, я даже испугался, что этот стон разбудит соседей, но, вспомнив ночную гостью из соседней комнаты, решил по этому поводу не беспокоиться. «Если придет — даже лучше. Пусть научит эту рыжую сучку правильно сосать,» — мой мистер Хайд занял лучшее место в портере, развалился, закинув ноги на переднее сиденье, и приготовился к дальнейшему комментированию процесса.

Я лишь продолжал играть языком с такой отзывчивой девушкой. Её вагина становилась все более и более влажной, и вскоре мой язык практически плавал между складками, кружась рядом с рифами и иногда пытаясь нырнуть в глубину. Уже от первого прикосновения к клитору моего языка Катя задрожала и вскрикнула сильнее. Когда же я стал кружиться вокруг него, то её тело стало отзывалось волнами наслаждения через каждые пол минуты. Вскоре, ноги девушки были широко раскрыты, и мне был предоставлен полный доступ к её сокровищу. Я ввел два пальца в пылающую киску и чуть надавил с обратной стороны клитора, продолжая терзать его своим языком. Это заставило Катю прогнуться и с жадностью начать глотать воздух. А затем, она вновь разразилась громким стоном. В этот раз удовольствие не оставляло её с минуту, после чего её тело стало затихать, а стоны сходить на нет.

Я не стал продолжать терзать свою жертву, а решил, что пора переходить и к собственному наслаждению. Оторвавшись от сочной киски, я навис над девушкой и направил свой ствол в неё. Только теперь Катя открыла глаза и впилась в мои губы самым страстным поцелуем из тех, что до сих пор мне дарила. Поцелуй был очень размашистым и неаккуратным, но этим только больше распалял. Когда я стал погружать член в неё, она продолжала покрывать меня поцелуями, не сильно обращая внимание на само проникновение. Только когда я набрал более быстрый темп её губы стали слабеть и скоро все тело опустилось на кровать. Девушка лежала с закрытыми глазами, полностью отдавшись ощущениям. Я мерно погружал свой орган в девушку, до конца вытаскивая его и вонзая до упора. Ноги Кати я развел очень широко, словно проверяя гибкость любовницы, чтобы проникнуть в неё глубже. Она и не пыталась препятствовать такому использованию себя.

«Какая сучка,» — вновь запошлил мистер Хайд со своего кресла — «Интересно, а она такая же шлюха, когда трезвая?» Спорить со своим черным внутренним голосом мне не хотелось. Более того, он так хорошо описывал ситуацию, что индикатор возбуждения подпрыгивал чуть ли не до потолка от каждой его реплики. Я отодвинулся от девичьих губ и взял в ладонь тонкую шейку. Катя ненадолго открыла глаза и стала хватать ртом воздух, но не стала меня останавливать. Я же ускорил свои движения, и девичье тело заметалось по постели. Я стал вгонять член все с большим и большим остервенением пока не почувствовал, как сжимаются стенки влагалища, а стоны вновь затихают, в предвкушении очередного прорыва. И вот в моих руках вновь бьется нежное тело, улетающее в страну оргазма.

После этого раза Катя так и осталась лежать на кровати не желая открывать глаза. Я положил её, слабо реагирующее тело вдоль кровати на живот и чуть раздвинул ножки. Ладонь легла на текущую киску и стала размазывать соки девушки, все чаще и чаще появляясь в районе попки. Катя на это реагировала неясным мурлыканьем. Тогда я подумал, что пора.

Я пристроился сзади и пару раз погрузил свой пенис в жаркую вагину. Затем член чуть поднялся и уперся в отверстие повыше. От Кати не последовало никакой реакции, и я принял это за зеленый знак. Однако, когда я стал пропихивать свой орган в манящую попку, то девушка резко запротестовала:

— Нет! что ты делаешь! Ненаа! Перестань!

Её руки стали отталкивать меня, насколько могли сделать это сзади. Я же легко поймал их и развел по сторонам.

— Успокойся. Тебе понравиться, — вешал я на уши своей любовнице привычную лапшу.

Но она и слушать не хотела. Её тело извивалось, каждый раз сбивая мне прицел. Пару раз она вырывалась и поцарапала меня. Но хуже того, она так сжала свой сфинктер, что войти мне никак не удавалось. К тому же, следить на всем одновременно и удерживать равновесие на этой дикой кобылице было нелегкой задачей, которую я бы вряд ли исполнил лучше, даже если был трезв. Но и её силы были на исходе. В конце концов, мне удалось взять её руки в замок и найти положение, в котором можно спокойно штурмовать крепость. Я стал пытаться пропихнуть свою головку в это узкое отверстие, но раз за разом мне приходилось ретироваться. Девушка уже совсем выбилась из сил и не предпринимала ничего кроме жалких попыток отодвинуться. Смазка быстро высыхала, а лезть за новой и оставлять завоеванную позицию мне не хотелось.

И тут я услышал, как Катя тихонько плачет. Она не плакала от боли. Это не были рыданиями навзрыд. Просто слезы бессилия стекали по щекам, а изо рта вырывались тихие всхлипы. Она сдалась, покорилась судьбе... не могла принять её. Казалось бы, победа! Но все было не так. Точнее так, но не так. Мне стало не по себе.

— Прости, прости, — услышал я свой голос. — Нет, так нет.

Я обнял её обнаженное тело и стал целовать плечико.

— П-правда, не будешь? — как-то по-детски спросила она меня.
— Нет, если ты не хочешь.
— Тогда... может... по-обычному? — к моему удивлению предложила она. Я-то уже был готов собирать манатки и продумывал пеший маршрут до дома по утреннему городу.
— Конечно.

Я чуть спустился, не выпуская хрупкое тело из объятий, и легко нашел проторенный путь в сладкие глубины. Мне хотелось двигаться медленно, чувствуя тепло этой рыжей плаксы и изредка целовать её красивую спинку с редкими веснушками по плечикам. Руками я ласкал её тело, то гуляя по спине и бедрам, то находя грудь и сжимая её. Катя быстро успокоилась, но осталась полностью мне покорной. Я двигался в ней думая о том, что обязательно должен заняться с ней сексом, когда спадет алкогольная пелена.

Оргазм подступал, и я решил спросить можно ли кончить ей на спинку. На свой вопрос я не получил ответа. Вообще никакого. Тишина. Эта сучка умудрилась уснуть в то время, когда я её трахал! Она продолжала течь, как и положено сучке, но уже, наверное, давно спала, наплевав на меня. «По её мнению, я что — некрофил? Уже не говоря о том, что она тут охала и ахала еще минут пятнадцать назад, а теперь просто пошла отдыхать!» Внутри меня мистер Хайд громко ржал на весь театр, глупо сползая с кресла и рассыпая попкорн по полу.

Я вышел из бездвижного тела и встал. Во мне все кипело и бурлило от негодования. Единственный, кто оставался спокойным в этой ситуации был мой член. Он, как ни в чем ни бывало гордо торчал, как флагшток, и требовал продолжения банкета.

Мне срочно надо было выйти. Идеально было бы выйти на балкон, но где он тут, я не знал. Пришлось совершить паломничество в туалет. Проходя мимо закрытой двери в комнату ночной нимфы, я подумал: «А можно ли считать изменой секс с другой, когда вы еще со своей только процессе?»

Закрыв за собой дверь, я продолжил обдумывать эту гипотетическую ситуацию, оправдываясь тем, что я с Катей не встречаюсь. Но, все-таки вскоре я вспомнил, что не философские размышлизмы привели меня сюда посреди ночи.

Член до сих пор стоял. Возможно, воспоминания о теплом и приветливом ротике ночной незнакомки его подпитывали, а может он просто хотел получить своё и не собирался отступать. Пришлось взять дело в свои руки. Я тут же вспомнил маленькую и аппетитную попку Кати, представил, как было бы хорошо, если бы вместо сопротивления, девушка просто развела в стороны свои маленькие и упругие ягодицы, расслабила попку и позволила мне проникнуть в её узкое отверстие. Я готов был побиться об заклад,...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх