Шестые. База дальняя. Светлана и Стоундж

  1. Шестые. База Дальняя. Невесомость
  2. Шестые. База дальняя. Светлана и Стоундж

Страница: 1 из 2

Меня зовут Наталья, я и мой партнер. Сотрудник Лаборатории Исследования Биологических Изменений Дальнего кОсмоса, волею судьбы отправленных на долговременное проживание на Лунный модуль. Пока мы застряли только на промежуточной станции «Дальняя». Дальняя находится дальше всех станций на околоземной орбите, примерно на 3/10 от расстояния до Луны и служит промежуточной площадкой для перелета на Луну. На Луну нам еще предстоит улететь, а пока мы выполняем стандартные процедуры для временных переселенцев на дальние орбиты. Корабль прибудет только через неделю, его погрузка была задержана из-за выброса радиации с Солнца, и мы тут с Володей, так зовут моего мужа и партнера, немного застряли. Н

аше первое задание было очень простым, нужно было зафиксировать изменения наших тел после воздействия невесомости. Мы его бездарно провалили. Мы не смогли справится с сексуальным напряжением, возникшим вследствие притока крови к половым органам, ну и некоторого нервного напряжения, которое сопутствовало перелету с Земли на «Дальнюю». Сыграло дополнительную роль то, что мы решили измерять не каждый себя, а измерить друг друга.

Ну, в общем, наизмерялись до оргазма Володи и перемазанного спермой отсека. Уже потом, на завтра, успокоившись и чуть свыкнувшись с положением дел, мы закончили первое задание уже без приключений. Результаты показали, что у мужчин увеличены лицо, пальцы рук, немного одутловатая шея, увеличился общий рост и длина конечностей, это же касалось и половых органов, точнее органа, который в постоянном режиме находился в полувозбужденном состоянии, чем доставлял первое время немало хлопот хозяину. У женщин уменьшился объем бедер и немного попы, но зато увеличилась грудь, практически на размер, и распухли подовые органы, что тоже добавляло некоторой пикантности ощущений каждой даме, кто пребывал в невесомости.

В связи с тем, что мы зависли на орбите на некоторое время, у нас появилось свободное время, которое мы потратили на выяснения подробности жизни на «Дальней». Народ тут был не особенно разговорчив, но должная настойчивость и эффект незнакомого соседа в поезде возымел свое действие и нам открылись несколько интересных моментов. На базе в постоянном режиме находились шесть человек. Капитан, его помощник, три сменных инженера поддержки и медработник. Смена длилась месяц, менялась строго по расписанию. На базе был необходимый запас оборудования, материалов и продуктов питания для осуществления приема и отправки транзитных бортов с Земли на Луну и в обратную сторону.

В состав экипажа Дальней входили и женщины, это стало уже нормой в наше время. Хотя на дальней и не было искусственной гравитации, технология поддержания здоровья космических сотрудников была на достаточно хорошем уровне, и хотя работа на орбите и приравнивалась к особо сложным и опасным, вреда здоровью приносилось в значительной мере меньше, чем первым космонавтам. На Дальней основную массу всего комплекса составляли автоматические склады и стыковочные модули, рабочий и бытовой отсек были совсем не велики и представляли из себя рубку, кают кампанию, кабинет медика, хозяйственный блок, жилые комнаты для экипажа и три резервных каюты. В одной из резервных кают нас и расположили на время ожидания нашего транспорта на Лунную базу. Командир корабля в этой вахте был сорокалетний красавец Михаил Светлов, опытный и профессиональный космонавт, его помощником был молодой, но очень серьезный представитель США Оливер Стоундж, широкоплечий чернокожий парень, с лысой, как бильярдный шар головой. Три инженера из себя особо ничего представляли, обычные труженики, которые каждый день выполняли свою непростую работу на орбите. Один был русский — Алексей, второй араб с интересным именем Умар и китаец Чен.

Особого внимания заслуживала мед работник модуля — Светлана Строгина, достойная наследница своих великих предков. Она была необычайно хороша собой. Мне, как женщине было даже немного завидно насколько были точены все её выдающиеся данные. Все точеное, как будто он действительно была графиней. Никакая невесомость не могла испортить статность этой женщины. На вид ей было лет тридцать, вполне уверенная в себе особа. Мы узнали, что у них роман с помощником командира, этим чернокожим Оливером. Ну вполне себе достойная пара. Неизвестно, были ли они близки и на Земле, но тут они особо никого не стеснялись, командир на это смотрел сквозь пальцы. Все-таки месяц без женской ласки были сложным испытанием доя всей команды, кому, как ни ему, космическому волку это знать и он все прекрасно понимал. Такие романы никогда не выходили дальше модуля и это всех устраивало.

Один раз, мы с Володей стали невольными свидетелями их свидания. Стоундж и Светлана уединились одном из переходных модулей. Складской отсек за ним был пуст и в ближайшее время никто туда не должен выходить. Мы в жто время были в техническом модуле, проверяли состояние лаборатории, которую тоже должны были увезти с собой. Володя набрал на мониторе код вызова рубки, чтобы передать данные о состоянии груза, но видимо не очень попад в данные рубки, а попал в код того самого модуля, где встретились Светлана и Стоундж.

Как они были оба прекрасны. Их тела должен был писать сам Микеланджело. Подучилась бы прекрасная картина или скульптура обнаженная Светлана и Мавр. Сгусток любви, клубок страсти. Они делали это профессионально. Они использовали все пространство модуля для того, чтобы извлекать наслаждение из процесса. Володя позвал меня к экрану, наши данные про лабораторию могли и подождать пол-часика, какая удачная ошибка с вызовом получилась у Володи.

Они раздевались медленно, плавно, помогая друг другу и не создавая лишней суеты. Каждое лишнее движение могло либо тебя, либо твоего партнера больно ударить в стену. Временами гни останавливались, впивались друг другу в губы и целовались какое-то время, потом снова приступали к раздеванию. Интересно, что даже такие стесненные условия, как стесненные пространства модуля заставляли людей отказаться от этого возбуждающего ритуала перед сексом, как раздевание. Очень редко люди пренебрегали этой возможностью раздеться, помочь или раздеть партнера, при этом доставив огромное наслаждение процессом еще до начала полового акта обоим партнерам. Это был ритуал. Это был танец двух влюбленных тел.

Все движения были плавны и полны любви к партнеру. Эти двое и количество прибавляющейся одежды составляли клубок страсти, который образовывался на наших глазах. Мы не могли оторвать взгляда от монитора. Я поцеловала Вову, он в ответ жадно отозвался, но отпрянул и предложил дальше понаблюдать за парочкой. Они не совершали тех ошибок, что сделали мы с Володей, когда приступили к измерению своих тел. Они все делали медленно, не спеша, наслаждаясь каждым движением. Они уже занимались сексом, еще на этапе раздевания. Отличная прелюдия. Закончив эту чудную прелюдию они растолкали одежду по каким-то закуткам модуля.

Стоундж, видимо вполне уже знакомыми движениями, зафиксировал Светлану к стене модуля. Нужные ремни находились на нужном месте. Было понятно, что этот закуток любовники используют не в первый раз, всем что было нужно находилось под рукой. Что интересно, Стоундж сразу одел презерватив. Мы с Володей переглянулись. Вот ведь, что значит опыт. Что случись и в какой момент, не понадобится потом выпрашивать пылесос у инженеров и объяснять нафига он тебе нужен. Все выделения жидкости в невесомости должны контролироваться, иначе получались казусы типа замазанной приборной панели после семяизвержения, либо взвесь в виде мелких шариков, которая либо прилипала, в итоге, к волосам или оседала на стенки или просто болталась и ожидала жертву, чтобы прилепиться.

Мы начали возбуждаться не на шутку. Володя то и дело бросался меня поцеловать и нас то и дело уносило то в одну, то в другую сторону отсека.

Он зафиксировал Светлану, потом уже знакомым нам образом обернул вокруг своего пояса другой ремень и пристегнул его к проушине снизу себя. Как она там оказалась,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх