Новогоднее желание

Страница: 1 из 2

Новый год мне предстояло встречать в загородном доме у Димки. И не простом доме, а в настоящем трёхэтажном деревянном коттедже в Переделкино, неотличимом от богатых дач советских писателей про соседству. Уж не знаю, каким образом Димка, или же Дмитрий Алексеевич, как его вежливо называли его студенты в университете, отхватил такую дачу, но он явно не стеснялся проводить в ней новогодние вечеринки.

В доме было множество комнат, огромная гостиная, веранда с видом на поросший старыми соснами участок, и вообще царила атмосфера уединения и уюта. Димка пригласил ораву тайно обожавших его студенток, примерно столько же студентов для баланса, меня и ещё пару человек своего возраста. Кроме того, он не поскупился обогатить праздничный стол едой и напитками, недоступными студенческому карману, так что вечеринка началась на ура.

Устав от еды и танцев, наше шумное сообщество после полуночи рассыпалось на небольшие группы, которые разбрелись по комнатам большого дома. Со мной в маленьком старинном кабинете осталось трое: скромная, но очень милая первокурсница Галя в изящном платье до колен, её подружка Вика, одетая немного более вызывающе, и какой-то студент Витя. Мы познакомились, когда сидели вместе за общим столом, да так и остались вчетвером проводить вечер.

Из всех троих только Галя никак не могла прекратить называть меня на «вы», хотя разница в десять лет не такая уж и большая. И вообще, она так мило смущалась, разговаривая со мной, и так застенчиво вспыхивала, когда мне выпадал шанс сказать ей комплимент. Студент Витя же почти всё время утопал взглядом в декольте хохотушки Вики, которую это, очевидно, никак не беспокоило.

От разговоров мы перешли к играм: сначала простым, потом поинтереснее. Дополнение к третьей игре было наказание «Вещь или желание», где проигравший либо выполняет желание, либо снимает с себя часть одежды. На очередном круге я пожелал, чтоб Вика поцеловала Витю в губы, а Вика буквально через ход «отомстила» мне, пожелав мне поцеловать Галю. У Гали были нежные вишневые губки, и она сама заметно трепетала от этой идеи. Я приблизился к ней, сначала осторожно прикоснулся губами к её губам, а потом накрыл её губки чуть более активным поцелуем. Она едва заметно ответила мне.

Когда желания поцелуев участились, девчонки стали чаще выбирать снимать с себя вещи, постепенно раздевшись до белья. Под изящным платьем Гали оказались бежевые трусики, светлый узорчатый бюстик и тончайшие чулки телесного цвета.

На Вике обнаружились чёрные кружевные трусики и лифчик, да чёрные же чулки с широкой оторочкой. Я сидел перед девушками в футболке и узких плавках, а Витя был голый по пояс: на нём оставались только джинсы. Галя проиграла ещё дважды и на каждый раз медленно, очень эротично сняла по одному чулочку. Она картинно выставляла ножку в центр круга и скатывала чулок по всей длине своей стройной ноги вниз. Это выглядело просто безумно возбуждающе. Я был рад, что футболка хоть немного прикрывает напряженный бугор на моих плавках.

Теперь проиграл я, выиграла Вика.

— Что ж, желание, — сказал я.

Вика стрельнула на меня глазами, потом на Галю. Потом снова на меня.

— Я желаю, чтоб ты отшлёпал Галечку. По попе. Пять шлепков как следует. — Произнося это, Вика одарила Галю многозначительным взглядом, а та в ответ смущенно опустила глаза.

Я подумал, что, наверное, она знает про Галю что-то такое, чего не знают все остальные. Галя как раз снова подняла голову и я посмотрел на неё вопросительно, мол, давай? Она кивнула.

— Стоя или на столе? — уточнил я у неё.

Вместо ответа Галя встала, повернулась к письменному столу в кабинете и послушно легла на него животом, оттопырив для наказания свою прекрасную попку в бежевых трусиках. Это было восхитительное зрелище: все смотрели, раскрыв рты.

Я встал, подошёл к ней и нежно огладил её ягодицы, как бы примериваясь. Бархатная кожа и нежная ткань трусиков приятно пружинили под моими ладонями. Я ещё немного порастирал так покорно предоставленную мне для битья девичью попку, и занёс руку для удара. Галечка заметно напряглась в ожидании — и я звонко хлестнул её ладонью по ягодицам. Ох, какое это оказалось удовольствие — безнаказанно шлёпать по попке почти обнажённую милую девушку на глазах у посторонних людей. В этом было всё — и прелесть её покорного тела, и её милая реакция, вскрики и выгибание, и власть над ней, и прикосновение к девичьей коже и к нижнему белью.

Отмерив пять крепких шлепков, я отпустил Галю и сел на место, стараясь прикрыть краем футболки свои плавки, в которых уже не было места возбуждённому члену. Галечка тоже уселась обратно, потирая попку. Впрочем, она не выглядела расстроенной или оскорблённой. Я улыбнулся ей, она едва заметно улыбнулась мне и игра продолжилась.

Мои мысли оказались полностью увлечены последней сценой: лежащая животом на столе девушка, оттопыренная попка, сильные шлепки по нежной коже. Во всем этом была какая-то чарующая привлекательность, я не мог перестать думать об этом.

Тем временем прошло ещё несколько кругов игры, я проиграл, а Галя выиграла. Она испытывающе посмотрела на меня и сказала:

— Я желаю ещё пять шлепков.

— Тебе? — удивился я.

— Мне.

— Ну идём. — Я поднялся, намереваясь снова отшлёпать её на столе.

Галя встала с пола, но не спешила ложиться на стол. Вместо этого она отодвинула стул и кивнула мне на него:

— Садитесь, пожалуйста, Алексей. А то мне на столе очень неудобно.

Я сел.

— Теперь держите меня.

Она стала боком справа от меня, наклонилась и опустилась животиком и бёдрами мне на колени, так что её попка была прямо передо мной. Я обхватил её за бедро левой рукой и погладил по попе правой. Ох, это было восхитительно. Девушка в одном белье, лежащая попкой вверх у меня на коленях, и ожидающая шлепков, которых сама же пожелала.

Я вдруг спохватился, что мой горячий член сквозь плавки упирается ей прямо в бедро. Но двигать её было уже поздно. Я снова потёр Галины ягодички, словно разминая, потом поддел пальцами нижний край трусиков и собрал их вместе, как бы запихивая их в расщелину попки, чтоб больше кожи обнажилось для шлепка. Это было нахальство, но Галя никак не прокомментировала и терпеливо ждала.

Я стал отвешивать шлепки, то по одной ягодичке, то по другой, с паузами и поглаживаниями после каждого шлепка. Галя вздрагивала от каждого, негромко охала, но в целом терпела. написано для sexytales.org Когда закончился пятый шлепок, я стал просто гладить её по бархатной коже спины, по попке и ногам, словно утешая, но на самом деле просто наслаждаясь прикосновениями к её прекрасному телу и жадно рассматривая каждую чёрточку. Девушка же не спешила вставать.

Подняв голову, я посмотрел на Витю и Вику. Эти двое, оказывается, тем временем обнялись и яростно целовались, забыв обо всём на свете. Я нежно пошлёпал Галечку по попке, мол, привстань. Она неловко поднялась, и вместо того, чтоб встать, опустилась рядом со мной на колени. Её взгляд тоже остановился на целующейся парочке.

Я соскользнул со стула вниз, сел на колени рядом с Галей и заглянул ей в лицо. Наши глаза встретились и мы словно кивнули друг другу на Витю и Вику, мол, давай и мы тоже?

Ещё секунда, и мы уже целовались: горячо, страстно, совсем не так, как в игре. Галя была возбуждена, её ладошки уже забрались ко мне под футболку и гладили меня по голому телу.

Я тоже целовал и гладил ее, наслаждаясь внезапной близостью. Краем глаза я видел Витю и Вику в другом конце комнаты: Витя сидел голый на полу, а Вика сидела на нём верхом, обнимая его за шею и целуя. На ней остались только чулки, остальное её бельё уже валялось на полу. Вика приподнималась вверх и вниз, явно насаживаясь на член довольного студента и отдав свои груди в его жадные ладони.

Это было невыносимо: двое студентов, уже занимающихся сексом в той же комнате, и эта ослепительно ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх