Правильный отпуск

Страница: 2 из 3

таков, то зачем мне рай?

Перемещаюсь на кровать и заваливаю мокрую шлюшку на себя. Мы уже не так голодны, как в первые пару дней и способны не только исступленно рвать друг друга на части. Член изнывает в жаркой глубине, руки никак не наедятся сочной плотью женской задницы, губы не могут придумать, как одновременно впиваться в ее охающий ротик и засасывать ее возбужденные соски. Алина любит, когда я сильно держу ее за волосы, когда второй рукой сковываю ее кисти за спиной.

— Я ваша шлюха, господин, я ваша послушная сучка — она снова стонет свои любимые мантры — они так же однообразны, как и возбуждающи. Такие эмоции не передать словами — а значит изобилие слов бессильно и бесполезно, здесь правят вздохи и спазмы, оттяжное сладострастие и невидимые токи. Начало нашего совокупления словно горячее море, но чем дальше, чем больше оно напоминает полет, полет не над землей, а куда-то в космос.

Сквозь истому краем глаза замечаю Катьку. Она вроде как пошла к туалету, но теперь приросла ровно к тому месту, откуда видны наши извивающиеся в наслаждении тела. Уже год, как девка окончила школу, и насколько я понял, деспотичное материнское воспитание оставило ее без общения с парнями. В результате наша служанка хотя старается ничем не мешать постояльцам (даже научилась почти не смущаться при виде Алининого ошейника), но оторваться от сегодняшнего зрелища выше ее сил. На этом месте вижу ее не впервые, теперь понятно, что она подглядывает сознательно.

— Катька подсматривает — шепчу Алине и она удовлетворенно мурлычет. Специально приподнимаю свою шлюшку, чтобы лучше были видны ее прыгающие сиськи, засовываю пальцы ей в рот, шлепаю по заднице. Присутствие наблюдателя нас раззадоривает.

Но и девчонка явно не промах — не зря же ручка под халатик полезла. Ну точно, она на нас дрочит! рассказы эротические Катька начинает заметно извиваться, вторая рука уже мнет грудь — девка не лишает себя законных радостей, молодец. Но я-то тоже люблю поиграть — фиг тебе, а не кончить сейчас, подглядывая. Укладываю Алину себе на грудь, мы продолжаем нежиться, но бурную фазу оставляем на вечер, после купания.

* * *

После ужина Алина отправляется в комнату, готовиться к вечерним развлечениям, а я решаю задержаться и потроллить Катьку. Девушка на кухне моет посуду. Увидев меня, сразу услужливо поворачивается:

— Вы что-то еще хотите, Сергей Сергеевич?

— Ничего особенного. Просто зашел поинтересоваться. Что, Катерина, нравится тебе смотреть, как мы ебемся? — нарочито ленивым голосом ошарашиваю прислугу.

Прекрасная сцена — у девки перехватило дыхание, тупо смотрит на меня как кролик на удава.

— Что молчишь, нравится, спрашиваю?

— Я не... Сергей Сергеевич... почему...

— Придумываешь что соврать? Так это напрасно.

У Катьки в голове явно полный бардак, ничего осмысленного придумать она не способна. Под моим требовательным взглядом девчонка быстро сдается и заливается причитаниями:

— Простите меня, Сергей Сергеевич... Я нечаянно... Случайно увидела... Я больше не буду... Никогда... Правда, никогда не буду...

— Что, и мастурбировать во дворе больше не будешь? — наношу я следующий удар. И он снова достигает цели. Девке не понять, что для меня это всего лишь развлечение, она уже основательно струхнула.

— Пожалуйста, Сергей Сергеевич — голос ее срывается, Катька в панике — Пожалуйста... Я больше никогда не буду... Пожалуйста... Простите меня... Не говорите маме... — ага, уже до слез дошла.

— Придется тебя наказать.

Катька сжимается, словно ожидая удара, и лишь тихонько всхлипывает. Выдерживаю томительную паузу.

— А ну, снимай трусы.

Глаза у девки натурально округляются.

— Ой... А... Мне нельзя... Сергей Сергеевич, нельзя мне... Катька прикрывается руками, словно я сейчас начну сдирать с нее халатик.

— Заткнись и делай что приказано — я неумолим. Полминуты молча давлю провинившуюся девку взглядом и она ломается.

— Пожалуйста, Сергей Сергеевич... Я не могу... На мне нет трусиков...

Катины руки медленно опускаются вниз, голова обреченно опущена. Похоже, она ждет, что сейчас ее натурально выебут. И что-то мне подсказывает, что при всем ее страхе, девка была бы не против. У меня другие планы на вечер, но почему бы не поиграться с такой сладкой добычей. Протягиваю руку и берусь за вырез халата. Катька задерживает дыхание и смешно напрягается, распрямляясь по стойке «смирно».

— Ходишь как шлюха значит, это мне нравится.

Катька заливается краской. Не спеша расстегиваю верхнюю пуговку. Еще одну. И еще. Такое впечатление, что все это время девка боится даже дышать. Начинаю краткую инспекцию сисек. Неплохо, неплохо, небольшие, но приятные. Сжимаю сосок, чтобы немного оживить свою жертву. Катька тихо ахает, но почти не дергается. С ней можно делать что угодно, но сейчас мне угодно только подразнить. В комнате меня ждет зрелая чувственная сучка, а трепетная неопытность девчонки конечно заводит, но как-нибудь в другой раз.

— А ну повернись, руки на стол.

Катерина выполняет приказ медленно, словно оставляя себе какой-то шанс. Но она и сама не знает, чего хочет, о каком сопротивлении тут может идти речь.

— Прогнись... ниже... еще ниже...

Поддавливая на поясницу добиваюсь любимой позы с бесстыже выставленной задницей. Нет времени как следует поглумиться и довести девку до похотливого скулежа, поэтому просто закидываю на спину подол халата и поглаживаю голую девичью попку. Этого уже достаточно, чтобы на ее кожу табуном высыпали буйные мурашки. Катька начинает слегка двигать задом и как бы невзначай подраздвигает ножки. Ах ты маленькая развратница. Пробую пальцами пизденку — ну точно, мокрая же уже, она меня хочет. Ну уж нет, придется подождать. Наношу первый шлепок по заднице.

— А! — девушка резко вскрикивает от неожиданности.

— Не «а», а «простите пожалуйста» — назидательно отвечаю я и на ношу следующий шлепок.

— Простите пожалуйста Сергей Сергеевич, я больше не буду! — торопливо повторяет Катька.

— Будешь, маленькая сучка, будешь. Еще удар. — Ты будешь подсматривать, а я буду тебя за это наказывать. Шлепок. — А называть нас теперь будешь «господин» и «госпожа», поняла, сучка?

— Поняла.

Шлепок посильнее

— Как ты сказала?

Молчание, еще шлепок.

— Я поняла, господин, простите — все-таки массаж ягодиц прибавляет ума.

— Вот и хорошо. И еще — дрочить теперь будешь только по моему приказу, понятно?

— Слушаюсь, господин!

Голос Катерины неожиданно повеселел, похоже я угадал и такая игра ей нравится.

— На колени, сучка.

Девка быстренько разворачивается и плюхается передо мной.

— Целуй руку и благодари за воспитание.

Катька с благоговением прикасается губами к моей ладони и заискивающе смотрит в глаза.

— Спасибо что наказали меня, господин.

Ну, с фантазией пока слабовато, но лиха беда начало, обучается похоже неплохо. Засовываю ей палец в рот и девка послушно начинает сосать. Приятно, но меня ждет моя шлюха.

— По вечерам мы ебемся куда интереснее — недвусмысленно сообщаю Катьке на прощание, похлопывая ее по щеке.

* * *

Алина любит порку. Вообще порка — один из самых тонких инструментов общения с похотливой сучкой. Кого-то поражает физическое воздействие, кого-то эмоциональное унижение, кто-то вообще панически боится, но равнодушных нет. Мазохистки, подвинутые на боли, мне не нравятся, и синяки на женском теле меня совсем не возбуждают. Но не люблю и баб, которые корчат из себя недотрогу — такая обычно не только капризна, но и совсем не умеет отрываться, с ней уныло. Боль, правильно вплетенная в секс, помогает достичь улетного возбуждения — и мне нравятся сучки, которые это умеют. Реакция Алины как раз в моем вкусе — порка как лучший способ оторваться от банальности и оголить нервы и похоть. И по вечерам сучка ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх