Неукротимая. Часть 5: Заключительная

  1. Неукротимая. Часть 1
  2. Неукротимая. Часть 2
  3. Неукротимая. Часть 3
  4. Неукротимая. Часть 4
  5. Неукротимая. Часть 5: Заключительная

Страница: 1 из 10

В дремучем лесу было сумрачно. Густой туман висел точно молочное облако, и лишь кое-где сквозь него проступали очертания деревьев. Констанция стояла, ощущая босыми ногами ковёр из опавших листьев и сосновых иголок. Высохшие иголки покалывали маленькие ступни, и было холодно. Девушка охватила себя руками. Оказалось, на ней совершенно нет одежды. Холодный и влажный туман заставлял обнажённую кожу покрываться мурашками. Соски отвердели, заострившиеся вершины грудей вздёрнулись, будто мордочки лис, учуявших запах добычи. Констанция шагнула вперёд, надеясь выйти из плотной пелены, но тщетно — туман окутывал её, как кокон. И ни звука...

— Иди! — вдруг прозвучал знакомый голос. — Иди, не бойся!

Это был голос Кернунна. Он доносился словно из ниоткуда.

— Где ты?! — Констанция подняла голову вверх, желая увидеть небосвод: ей показалось, что голос дяди-волшебника раздался с высоты. — Я не вижу тебя.

Там, где сквозь кружево листвы ожидала увидеть кусочек неба, не было ничего, лишь серый, унылый туман.

— И не надо. Просто сделай шаг! — голос лился отовсюду, а может, просто возникал в голове.

— Мне страшно! — она едва сдерживалась, чтобы не заплакать.

Это было так странно — Констанция никогда не проявляла столь бурных эмоций, сейчас же чувства переполняли её настолько, что она сама удивилась. И в данный момент все её ощущения сосредоточились лишь на холоде и безотчётном страхе.

— Разве? — голос Кернунна усмехнулся. — А мне казалось, ты смелая. Ты ведь обещала спасти Дракона.

— Да, я обещала. Но мне холодно! — опять возразила она, поёживаясь от колючего холода. — Где я? Покажись!

Она вновь запрокинула голову и на этот раз увидела лицо дяди-волшебника. Оно выступало сквозь туман и висело над пологом леса.

— Там, где встречаются души, в перекрёстке миров, — ответил Кернунн, глядя на неё своими пронзительными синими глазами, взгляд которых словно читал её душу, как раскрытую книгу. — Ты можешь согреться, если отбросишь страх. Он сковывает твоё сердце.

— Но я ничего не вижу, вокруг меня туман! — воскликнула она, рассердившись на него.

— Ты не должна смотреть, но должна видеть и знать, — вновь сказал Кернунн и нахмурился. — Отбрось сомнения и страх, забудь о холоде. Тогда ты увидишь всё, что захочешь. В тебе живёт жизнь. Она спасёт тебя и твоего супруга, если ты спасёшь её, и помни, что ты должна посмотреть в глаза огню, — и он добавил громко и твёрдо, почти приказывая: — Иди! Иди, дочь моя! — лицо Кернунна пропало.

— Посмотреть в глаза огню? — она огляделась, вновь ища волшебника. — Что ты хочешь сказать?! В чьи глаза?! Ответь!

Но ответа не было, и тогда девушка зажмурилась и шагнула по колкому лесному ковру. Боль свела ноги, застонав, Констанция упала и... проснулась.

Она лежала на высоком ложе под голубым, расшитым золотом, пологом. Ноги действительно ломило так, что она не могла двинуть ими. Это не было обычной утренней скованностью, приходившей к ней с каждым рассветом. Сейчас все её чувства обострились. Боль стала просто нестерпимой, преодолевая её, Констанция села, застонав, и огляделась. Кажется, её вчера привели сюда, в эту роскошную комнату, больше похожую на залу. И... Что было вчера? Она потёрла пальцами виски, стараясь вспомнить прошедший день. Сначала эрилопка искупала её... потом уложила её волосы, вернее, расчесала их так, что локоны свободно падали ей на спину лёгким плащом... А потом... О, да! Её привели сюда и... Боже! Она была с Дэймоном!

Констанция дотронулась кончиками пальцев до своих губ. Он... он целовал её! Безумие... Разве Дракон любил её? Тогда, в их первую ночь она лежала с ним на одном ложе, и он отверг её. А прошедшей ночью он ласкал её так, что сердце пускалось бежать вприпрыжку. Её тело до сих пор ощущает его горячие, обжигающие поцелуи, прикосновения сильных рук и ласки там, в её нежном средоточии женского желания. Она до сих пор чувствует его язык, порхающий по мокрым губкам, играющий с набухшей жемчужиной, и его терпкий, мускусный запах, оставшийся на её теле.

Констанция покраснела от своих воспоминаний. Прижав ладони к пылающим щекам, подумала: «Он не узнал меня... Если бы узнал, то... то никогда бы не овладел мною». Это было умопомрачение, как и тогда, в темнице, когда он накинулся на неё, словно одичавший безумец, одержимый животным инстинктом. Она слишком хорошо помнила его слова в ночь после свадьбы: «Я обещал это вашему отцу... «. Но тут же она вспомнила его слова, произнесённые нынешней ночью. Он назвал её по имени! И кажется, сказал, что любит... Правда ли это? Можно ли ему верить? Или это всего лишь чары амазонок, о которых её предупреждал Кернунн?

— Ах, только бы память вернулась к нему, — мысленно молила бедная графиня.

А сейчас необходимо действовать. Нужно отыскать Дракона и поговорить с ним. Нет, конечно, же она не собирается бросаться к нему в объятия... По правде сказать, она не верила в его чувства. Слишком хорошо помнила истинного Чёрного Дракона, ставшего новым повелителем Олдриджхола. Он женился на ней по расчёту, и она ни за что не поверит в его любовь. Но спасти его — её цель. И она, графиня Ордридж, не собирается сворачивать с намеченного пути. Взяв покрывало, лежавшее на спинке кровати, девушка обернулась в него и осторожно встала на ноги.

Странно, но боль прошла полностью, Констанция сделала шаг, другой и приоткрыла двери. Они оказались незапертыми! В длинном тёмном коридоре, где по стенам горели редкие факелы, никого не было. Она выскользнула в коридор и двинулась вдоль стены.

Внезапно звук шагов долетел до неё. Она быстро вернулась в комнату и чуть приоткрыла двери, прислушалась. Двое рабов — мужчина и женщина, одетые в длинные белые туники — прошествовали мимо.

— Ну вот, теперь королева довольна, — заметил высокий черноволосый юноша со скуластым лицом, — эта маленькая рабыня точно подарит ей наследницу.

— А нам-то что? — усмехаясь, рыжекудрая, полноватая и тоже высокая девушка пожала плечами. — Нам ведь хуже.

— Хуже? — не понял он и взглянул на неё с недоумением.

— Конечно! Посуди сам, сейчас все дары будут ей, этой Пушпе. Она станет фавориткой в гареме. А мы отойдём на вторые роли. Или нас отдадут другим амазонкам. Тебе это надо, Аниш?

— Мне всё равно, Редудьян, — он пожал плечами. — Ты прекрасно знаешь, как ласкает королева мужчин... Так что я только выиграю от этого, — он засмеялся. — Меня не будут бичевать несколько раз в неделю и, может, наконец, снимут пояс верности. Игры королевы не для меня. Конечно, со мной она не столь жестока, как со своим любимцем Дхирамом — говорят, его она просто истязает, но всё же выносить и дальше ласки Марисы у меня нет ни сил, ни желания. Я хочу жить спокойно, без этих жестоких изысков, до которых так охоча Мариса.

— Ну, как знаешь... Если бы ты не был таким трусливым, то мог бы сам стать отцом принцессы. Положение отца наследницы несравнимо лучше положения простого раба, — рыжеволосая засмеялась и вдруг, став серьёзной, добавила: — А я не смирюсь! Если она встанет на моём пути к сердцу королевы, я сама заберу её жизнь.

И видя изумление, промелькнувшее в лице своего собеседника, с игривой усмешкой, вздёрнув свой изящный носик, добавила:

— А что такого? Разве не я фаворитка королевы? Как любимая любовница повелительницы я вполне могла бы стать матерью наследницы. Так нет же — откуда ни возьмись появилась эта выскочка! Я не потерплю, чтобы меня отбрасывали, как использованную вещь! Рождённая принцессой никогда не станет обычной наложницей.

Когда они прошли мимо, Констанция, слышавшая этот разговор, едва не вскрикнула. Так вот какую участь готовят её ребёнку! Ребёнок... Это о нём говорил Кернунн в её сне: «В тебе живёт жизнь»? Неужели она уже беременна? Констанция положила ладонь на живот. Нет, сейчас она ничего не чувствовала, кроме волнения. Ей ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (44)

Последние рассказы автора

наверх