Своя судьба в своих руках. Часть 1

  1. Своя судьба в своих руках. Часть 1
  2. Своя судьба в своих руках. Часть 2
  3. Своя судьба в своих руках. Часть 3
  4. Своя судьба в своих руках. Часть 4

Страница: 2 из 3

Взяв у неё из рук пульт, я выключил что-то говорящий телевизор и положил его на стол рядом с ремнём.

— Ты наверное шутишь... — Пробормотала мама и попыталась встать, но я бесцеремонно толкнул её в лоб, заставив снова сесть и откинуться на спинку дивана.

— Ты наверное не поняла, это не шутка, теперь ты станешь поступать так, как я скажу, где я скажу и когда я скажу. — Произнёс я и взял в руки ремень.

Я видел, видел как изменилось её лицо а в глазах промелькнуло смятение напополам со страхом, для неё всё менялось очень резко и неожиданно, это я почти год приходил к умозаключениям и выводам, для неё же это просто шок.

— Миша, что ты делаешь, я твоя мать и я не собираюсь... — Собравшись духом начала она гневную речь, но я прервал её не сильной, но ощутимой пощёчиной.

— Говорить тоже будешь, когда я разрешу. — Всё так же жёстко и спокойно сказал я, глядя в её испуганные глаза. Да, теперь в её глазах был испуг, такой испуг, который быстро проходит, но это сейчас не важно.

— Вставай. — Сказал я и не дождавшись какой-либо реакции нагло взял её за волосы и потянув вверх заставил подняться. Она вскрикнула и схватилась обеими руками за мой запястье, пытаясь освободиться. Я не церемонясь особо сунул ей кулаком под дых, она застонала и скорчилась на полу. Я взял в руки ремень, не торопясь сел на диван и поставил ногу ей на бедро, толкнул, заставил перевернуться на спину. Лицо её исказилось гримассой боли а по щекам текли слёзы.

— Если я хочу, что бы ты что-то сделала, ты должна это делать. — Не громко сказал я похлопывая ремнём по ладони, теперь у моих ног лежала не молодая, но всё ещё очень аппетитная женщина, она была беспомощна, я более не воспринимал её как мать и мог творить с ней всё, что только захочу... Хм, чего бы захотеть сначала?...

Глава 2

Я встал, перешагнул через Леру, теперь я буду называть её так, и опустившись на колени сел ей на живот, наклонился к её лицу. Лера попыталась оттолкнуть меня, упёрлась ладонями в мою грудь и засучила по полу ногами. Я резкими движениями схватил её за кисти и заставив развести руки в стороны слегка приподняли их и прижал к полу, она повернула голову на бок и отвернула взгляд.

— Повернись ко мне. — Холодно сказал я, она никак не прореагировала, руки были заняты, поэтому я просто посильнее сдавил её запястья, она вскрикнула и послушно повернула голову.

— Молодец, хорошая девочка. — Тихо прошептал я, медленно наклоняясь к её лицу. Она больше не посмела отвернуться, я коснулся кончиком носа её, пристально посмотрел в глаза и почти касаясь её губ проговорил.

— Ты моя, ты принадлежишь мне, попытаешься сопротивляться, пожалеешь, очень горько пожалеешь. — И не дожидаясь ответа поцеловал, в губы, она не отвечала, я сильнее сжал её руки и губы дрогнули, рот слегка приоткрылся пропуская в себя мой язык. Я шарил языком у мамочки во рту и это доставляло мне непередаваемое удовольствие, это чувство власти, эта её беспомощность, эта вседозволенность и безнаказанность только сильнее распаляли меня и член стоял как вкопанный.

Насытившись её губами я отпустил руки и потянулся к пуговицам рубашки, мне хотелось поскорее ощутить в ладонях мягкую плоть её груди, взять в рот розовые ниппели сосочков, сжать их между пальцев. Она опомнилась, попыталась помешать мне и получила звонкую оплеуху, я ничего не сказал, постепенно поймёт всё сама, человек тоже животное, и тоже поддаётся дрессировке. Она прижала руки к лицу и зарыдала, я не думая даже расстёгивать небольшие пуговки, рванул ткань, под нею оказался бюстгальтер.

Резко поднявшись с колен я за волосы заставил Леру встать на ноги, отвесил ещё две пощёчины, когда она попыталась освободиться и уйти в другую комнату. Содрав с неё обрывки рубашки я расстегнул бюстгальтер и толкнул её на диван, она стыдливо прикрыла грудь руками, пытаясь прикрыть её от моего взора. Я взял со стола ремень.

— Убери руки, помни ими свои сисечки. — Приказал я, она продолжила плакать прикрываясь руками. Я не думая ни мгновения стегнул её ремнём по беззащитным рукам, по нежной светлой коже пошли красные полосы а она закричала. Я стегнул ещё, ещё, и ещё, я не знаю, что на меня нашло, я стегал её с азартом и упоением, смотрел как она корчится и извивается как змея, пытаясь хоть как-то прикрыться.

Когда я остановился, вся верхняя часть её тела была в красных полосах.

— Ну что, продолжим, или ты будешь выполнять указания? — Как ни в чём ни бывало, спросил я. Она лишь выла и скулила как побитая собака, впрочем, сейчас она и была наказанной сукой. Она попыталась что-то сказать, но из горла вырывались только скулеж и всхлипы, всё тело подрагивало и покрылось потом, по подбородку стекала слюна...

Я покачал головой, так толку мало, вышел, принёс в руках кусок бельевой верёвки, поступим по другому. Я завернул руки скулящей матери за спину, в несколько слоёв спутал их бельевой верёвкой и хлопнув её по заднице, перевернул. Я поднял с пола разорванную рубашку и взяв Леру за волосы, тщательно вытер её лицо и подбородок от слёз и слюны.

— Ну вот, теперь ты совсем красавица. — Удовлетворённо сказал я и сел рядом.

— Ну что, теперь давай поговорим. — Пока я говорил, мой взгляд то и дело падал на розовые сосочки, грудь Леры теперь была слегка выпячена вперёд, потому что руки были заведены назад.

— Прекрати, умоляю... — Тихо прошептала она еле двигая губами.

— Это не серьёзно, мы только десять минут как начали, а ты уже хочешь закончить всё веселье? — Укоризненно сказал я и напрягшись посадил её себе на колени.

— Давай договариваться, иначе будешь получать ремня каждый раз, когда мне что-то не понравится, или просто настроение будет плохое.

— Отпусти, мне очень больно. — Продолжала она гнуть свою линию, отворачивая от меня лицо.

— Эх, ну вот что ты заладила, отпусти да отпусти, тебе и должно быть больно. — Начиная раздражаться сказал я и взял в обладании её грудь. О да, такая мягкая, нежная, даже ещё немного упругая. Мама вздрогнула всем телом, когда я коснулся её сосков, тихо застонала, когда я их сжал и выкрутил.

— Хорошо, я согласна. — Наконец не вытерпела и сказала она.

— Молодец, на что согласна? — Издевательски спросил я, ещё больше накручивая её миленькие сосочки.

— Договариваться. — Уже почти прокричала она, мои манипуляции явно причиняли ей не шуточную боль.

— Раз готова договариваться, давай договариваться. Садись ровно и раздвинь ножки пошире. — Елейным голосом промурлыкал я ей на ухо, она помедлила несколько мгновений, я решил уже, что снова заартачилась, но она медленно перекинула одну ногу на левую сторону и полностью повернулась ко мне спиной сидя на моих коленях.

— Молодец. Хорошая девочка. — Прошептал я ей на ухо, отпустил сосочки, но рук с груди не убрал, подсунул ладони под них и слегка приподнял, играясь с двумя мясистыми шарами. Наигравшись с сиськами я погладил её по бокам, провёл ладонями по животику и начал медленно расстёгивать пуговку на её брюках.

— Нет, не надо! — Испуганно вскрикнула она, я резко убрал руки, одной крепко прижал её к себе за живот, второй взял за горло и сдавил, Лера захрипела.

— Здесь я буду решать, что надо, а без чего можно и обойтись. — Сказал я и подержав её без воздуха ещё немного, отпустил. Мама часто задышала, не привыкла обходиться без кислорода.

Мои руки снова стали расстёгивать пуговку, демонстративно медленно, я показывал ей, что мне не нужно никуда торопиться, что она полностью в моей власти. Наконец с пуговицей было покончено, собачка молниевого замка опустилась вниз и я запустил правую руку мамочке в трусики. Ооо, там было очень мохнато и тепло, что такое интимная стрижка, мамуля явно не знала. Я с трудом нащупал вход в её влагалище, внутри моей мамочки было влажно и горячо, я сунул в неё сначала один палец, указательный, подвигал им немного, потом добавил средний, почувствовал, как изменилось мамино дыхание и перестал копошиться в её пиздёнке, вместо ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх