Исполнение желаний

Страница: 2 из 3

у меня снова обстановка стала накаляться). Спасла положение маленькая Даша, которая призывно захныкала в соседней комнате.

— Пора кормить, — прервала поцелуй Полина и, поднимаясь с табурета, словно нечаянно, для поддержки оперлась о мою ногу, но гораздо выше, чем это требовалось. Я снова проводил взглядом плавные линии ее бедер.

Через минуту она вновь появилась, с требовательно визжащей Дашкой, приговаривая:

— Сейчас, моя маленькая, проголодалась, сейчас покормлю, — и сев на свое прежнее место, распахнула на правой груди халат и принялась отстегивать лямку на бюстгальтере.

Мне стало неловко:

— Я выйду, наверное?

— Да сиди, чего уж, мы не стесняемся, как будто ты моих титечек не разу не видел!

«Таких как сейчас — нет», — подумал я, но промолчал, повернулся и стал смотреть в окно.

Через мгновение плач сменило довольное причмокивание малыша, а Полина принялась о чем-то расспрашивать меня. Как то неудобно разговаривать с собеседником, пялясь в окно, я повернулся к ней отвечая на вопросы, и силился смотреть ей в глаза, на губы, на сережки в ушах, но взгляд мой тянуло вниз, к ее наполненной молоком груди. Я украдкой скользнул раз, потом другой, туда, где крохотное существо вкушало тепло материнской груди, а потом, откинув стыд и сомнения, стал вовсе с интересом наблюдать на это удивительное действо. Грудь была так наполнена, что выпирала из отверстия в бюстгальтере, крупный сосок (размером почти с мой мизинец) обрамлял большой бледно-розовый ореол. Излишки молока теки по груди и по подбородку младенца, от чего бюстгальтер стал снизу намокать, а Полина не успевала промакивать тряпочкой. Я умилялся увиденному и пожалел что не захватил с собой фотоаппарат (я давно увлекаюсь фотографией), эх какие кадры получились бы! Через какое то время жадные движения младенца стали более медлительными, правая грудь Полины заметно уменьшилась в размерах и как бы опала, глазки ребенка осоловели и Даша начала засыпать. Полина аккуратно, придерживая грудь рукой, вытащила изо рта ребенка сосок (я снова удивился какой он большой и торчащий), на нем висела крохотная капелька молочка и мне вдруг безумно захотелось слизнуть ее, ощутить себя таким же крохотным младенцем и припасть к груди этой женщины, но эта мысль проскользнула в течении доли секунды, а Полина тем временем, промокнула грудь все той же тряпочкой, положила в лифчик какую то специальную круглую прокладку и пристегнула клапан к застежке на бретельке. Мне вновь стало неловко, я отвернулся и потянулся к бутылке, промочить горло.

Она унесла дочку укладывать в кроватку, я намахнул рюмашку, закусил и поймал себя на мысли, что с момента нашего брудершафта эрекция так и не спала. «Вот черт!» выругался я про себя и постарался думать о чем-нибудь отвлечённом, стал вспоминать молодые годы, беззаботную юность, как чудили в этом районе, в этой квартире, в этом городке, но мысли снова поползли к наполненной молоком груди Полинки, большому влажному соску с капелькой молочка на нем. эротические истории sexytales «Наверное соски у нее очень чувствительные сейчас» — подумал я рассеянно, за чем и застала меня бесшумно появившаяся Полина.

— Чего задумался, заскучал?

— Да так, вспомнил молодость, как чудили тут!

— Это то да, ну наливай что ли, — сказала Полина и пошла ставить чайник.

Мы чокнулись, выпили (я водку, она сок), кажется за друзей, но разговор как то больше не шел, каждый думал о чем то своем.

Я глянул на часы, была половина пятого.

— А ты ребятам не звонила? Когда будут?

— Нет, Алик звонил, сказал они в области, там ЧП какое то, еще не выехали, дай то бог к восьми обратились бы.

Я хотел уже было собираться уходить, мужиков сегодня все равно не застану, раз вернутся поздно, завтра встретимся, правда сюрпризом уже не получится, ну да ладно... Полина прихлебывала чай, поставила кружку, немного откинулась назад, зажмурилась и как бы потянулась, расправив плечи, от чего ее халат слегка распахнулся, оголив краешки кружевного бюстгальтера и призывно манящие меня бугорки грудей (одна из них выпирала чуть сильнее, т. к. была полна горячего женского молока). И тут я достиг кондиции «захмелел-осмелел» (в которой ой как много приключений я натворил за свою жизнь)!

— Полин, а можно поинтересоваться нескромным вопросом?

Она удивленно глянула на меня, приподняв одну бровь.

— Поинтересуйся, — разрешила она (а мне показалось, что в голосе ее легкая дрожь).

— Вот ты малышку покормила, а ты всегда ей все молоко скармливаешь, или как?

— Нет, конечно, ты что! Молока у меня много, ей обычно и одной титьки хватает и то не полностью, а лишнее я отцеживаю, специальным прибором, — и рассказывая все это она снова залилась краской. — Порой так много молока, что аж грудки болеть начинают, молоко само течет и вся футболка мокрая.

— Так тебе наверное сейчас надо... , — я замялся как продолжить.

— Да нет... а что, ты посмотреть хотел, — с вызовом спросила Полинка и глаза ее заблестели, — Или помочь?

Тут я и решился:

— Знаешь, у меня давно такое желание есть, я бы очень хотел... хотел бы попробовать грудное молоко кормящей женщины... вот уже сейчас, в сознательном возрасте, — теперь, несмотря на алкоголь, краснеть настал мой черед.

— Вот сейчас и попробуешь... хочешь? — теперь уже точно дрожащим полушепотом произнесла Полина, медленно, непослушными руками развязывая пояс на халате.

Я кивнул, облизнул вмиг пересохшие от волнения губы и придвинулся к ней, а потом и вовсе опустился перед ней на колени, оказавшись животом между ее разведенных ног. Я не знал, куда мне деть руки, поэтому аккуратно положил их ей на бедра, поверх халата. Я чувствовал, как ее бьет крупная дрожь. Развязав не до конца пояс, она распахнула халат на груди и принялась было отстегивать от бретельки клапан на левой чашке лифчика, но потом передумала, прошептав:

— Нет, тебе так неудобно будет.

Вынув руки из рукавов, она сняла халат с плеч, подоткнув его на животе, потом расстегнула застежку лифчика на спине и спросила меня

— Готов? А то сейчас хлынет!

От волнения и возбуждения мое сердце готово было выскочить из груди, ладони вспотели и тряслись. Я приблизился к груди почти вплотную, едва не касаясь губами кружевного лифчика и приоткрыл рот, при этом ощутив жар и приятный молочный запах, исходивший от ее тела.

Полина сняла бретельки с плеч и освободила тяжелые груди от лифчика, какие то секунды я просто завороженно смотрел на ее наполненные (словно надутые) сиськи с большими бледно-розовыми сосками, торчащими двумя рожками. С левого тотчас начало сочиться и капать крупными каплями белое молоко, и пока я соображал, Полина успела подставить руку и капельки молочка скатывались в ее ладонь.

Я неуверенно приблизился к груди, выставив вперед язык, а Полина прошептала

— Смелее!

И тогда я заглотил весь ее сосок целиком и сжал аккуратно губами.

— Ахх-х-х, — застонала Полина, а мой рот уже наполняла теплая молочная жидкость, чуть сладковатая на вкус, и гораздо более жирная, чем привычное нам, магазинное молоко. По консистенции эта божественная жидкость напоминала что-то среднее между густыми сливками и концентрированным молоком (что продают в железных банках). Очень быстро в рот набрался глоток и я, не задумываясь, проглотил его. Мое горло обволокло жирное теплое молоко, вырабатываемое кормящей женской грудью и это было потрясающе: одновременно завораживающе, таинственно, откровенно и в то же время сексуально и желанно! Тем временем первый поток схлынул из груди, и мне пришлось уже посасывать сосок, чтобы вновь наполнить им свой рот.

Полина прерывисто дышала, и иногда, когда я случайно прикусывал сосочек зубами, вздрагивала и шептала мне:

— По нежнее!

Пальцы ее руки погрузились мне в волосы, она поглаживала мою голову, иногда прижимая ее ближе к груди. А я совсем ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх