Путь нижнего. Алеша. Часть 1

  1. Путь нижнего. Алеша. Часть 1
  2. Путь Нижнего. Алеша. Часть 2
  3. Путь Нижнего. Алеша. Часть 3

Страница: 3 из 4

женски пальцы.

— А у тебя были девушки? — Вдруг спросила Ласковая.

Пальцы отодвинулись от его рта, схватили за подбородок.

— Ддддаа... — Неуверенно начал было говорить Алексей, сам осознавая, как это жалко звучит, и вдруг понял, что сейчас будет...

— Ты нам не врешь, Алеша? А нам кажется, что ты нам соврал... А за это тебя надо... Что?

— Наказать. — Раздался голос Властной.

— Нееет, пожалуйста, не надо, я... — Алексей кричал и сам не узнавал себя. Что же с ним такое творится, неужели... А будь оно все не ладно, пяткам и так досталось, не хочу!

— Хм, ему и так досталось сильно... — Задумчиво сказала Властная, впихивая в рот Алексея кляп. — Может, попробовать что-то иное?

— Бастинадо. — Сказала Строгая. — Ещё два раза мальчику осталось, а потом...

Алексей похолодел.

— Но ведь «не врать» договора не было.

— И то верно. — С неохотой сказала Строгая.

— А попа у него ничего. — Властная что-то сделала с ложем, и теперь задница Алексея нависала над полом так, словно при клизме. — Дырка узкая... — Её палец коснулся его ануса. — Ммм... Какой гладенький.

— Хочешь его выебать? — Спросила Строгая.

— Да... Скажи ещё, что ты не хочешь...

— Подумаю. Ну что... Начнем?

— Давай!

— Ммммфффф! — Сказал Алексей. Ложе пришло в движение. Его опрокинули на спину, на грудь кто-то сел. Резко запахло женщиной... Алексей никогда не знал этого запаха, но понял, что сейчас на нем сидит женщина, может, чуть полноватая, но сильная, бедра сжимали ему грудь так, что дышать было трудно.

— Где же... — Пробормотала Властная. — Чур я первая.

— Хорошо уж, развратница! — Это Строгая. Голос её был близок, Строгая сидела на Алексее верхом. Она сместилась, развернулась, уселась попой Алексею на живот, задрала и прижала к груди ему ноги. Сильно и больно.

— Мальчик сейчас станет нашей девочкой... — Зло проворковала Властная.

Алексей дернулся, когда ощутил давление на его анус.

Миг, и в его попу что-то проникло. Тонкое, скользкое, настойчивое, живое. Медленным, но сильным и ровным усилием преодолело сфинктер, ушло, оставив дырочку свободной. Миг, ощущение холода, опять в попе что-то лишнее, вталкивает внутрь прохладную смазку. Опять ушло, новая порция смазки внутрь, и снова, и снова. Давление на сфинктер усилилось, и вот, при очередном проникновении, оно не ушло, а стало, извиваясь, пробиваться глубже. Не быстро, но неостановимо.

— Ммм! — Замычал Алексей. Очень хотелось в туалет по-большому, палец — а это был именно палец, как он понял — вовсю хозяйничал в его попке. Ощущения, словно вот-вот обкакаешься. Только какать нечем, все с клизмой вышло.

— Тихо, тихо, тихо, ма-алыш! — Алексея погладили по голове, нежно взъерошили волосы, коснулись губами шеи, чуть прикусили мочки ушей... Это вызвало целый каскад новых ощущений, как удар током в центр удовольствия. По телу пробежали предательские мурашки, неприятные позывы отошли на второй план.

Палец вышел, и вновь вернулся со смазкой. Нет, не один палец! Два! Два уже пальца растягивали его задницу, шебуршились там.

— Тшшш... — Губы касались его лица, шеи, ушей, рука ласкала соски и низ живота. Член стоял, каменный стояк уже причинял боль.

Вдруг ноги его отпустили, с живота исчезла тяжесть, а из попы лишний предмет. Строгая ушла, но ноги свободны остались недолго, их подхватили и задрали в прежнее положение.

Теплая ладошка коснулась его гладких яиц, нежно провела по ним, подняла снизу горстью, покатала... Исчезла. Что-то острое, живое коснулось каменной от прилившей крови головки. Потом ещё, ещё, ушло, искусно лаская ему яички, а потом его член попал в плен то ли пальчиков, то ли чьих-то горячих губ, не ясно. Насколько этот плен безжалостный, Алексей понял почти что сразу. Касания нежной кожицы головки вызывали бурю, просто ураган ощущений, долженствующих быть приятными, но сейчас они были просто острыми. Против своей воли он извивался, кричал, пытался избавится от этого, но конца-краю этому не было. Его ласкали, искусно и безжалостно, выводя к грани возбуждения и не давая разрядки. Причем не давать разрядки было их целью, член его обхватили под корень, сильно сжали, не давая кончить. Алексей мычал в кляп и метался в путах, попа его расслабилась, пропуская в себя то, что туда направляли его мучительницы, из-под кляпа текла слюна, а по всему телу волны удовольствия и волны боли сплетались в причудливый океан, который вдруг разрядился, выстрелил, взбурлил обжигающей, горячей спермой...

— Аааах. — Выдохнул Алексей. Сколько продлилось это, он не знал. На гладко выбритом животе было мокро.

— Ну вот, ма-алыш...

И накатили ощущения в попе, где шуровал, кажется, уже не палец, а нечто... Иное.

— Хороший! Мальчик! — Сказала Властная. — Был! Хороший! Мальчик!

В попке что-то двигалось, вперед и назад... Член? Чужой мужской член? Да нет, слишком холодный и прямой для этого. Искусственный фаллос, Алексей слышал про такие. Женщины одевают их на себя, такие вот члены резиновые, ремешками крепят, за пояс, или на специальные трусы, а потом трахают ими мужчин. Страпон это называется.

Алексея как раз трахали страпоном. И, судя по судорожным вздохам и участившимся движениям, трахающая его женщина получала несравненное удовольствие.

Попа просто болела, боль, не заглушаемая теперь ласками члена, пробивалась к его разуму. Кажется, он вскрикнул, а член, измученный ласками, и не думал падать. Более того, он становился все тверже и тверже, и кто-то со знакомым «ма-алыш» снова взялся за него, выводя несчастный орган в боевую готовность.

— Аааааа! — Закричала женщина, движения страпона в его попе прекратились, а на него упало женское тело. Алексей вдруг осознал, что оно обнаженное, ощутил грудь, соски, казалось, он бы мог сказать, что промежность гладкая, как коленка...

Властная чуть полежала, потом сдвинулось. Страпон резко вышел наружу, попку как огнем обожгло.

— Тише-тише, ма-алыш! — Сказала Ласковая. — Потерпи, ма-алыш, хороший малыш, хороший...

— Уууумф... — Сказал он, голос его сломался. Из глаз сами собой выступили слезы. Попа горела огнем, на душе было муторно, а не разряженный член колыхался в воздухе большой дубиной, которую снова трогали умелые пальчики.

Он попытался сказать что-то ещё, но ощущения вдруг захлестнули его с головой. Кажется, умелый пальчик в попке нащупал простату, надавил на неё, а другая рука мягко подвела его член к очередной разрядке... специально для sexytales.org И Алексею показалось, что у него под веками взорвался фейерверк. Болезненные, острые и приятные ощущения захлестнули его, смыли в водоворот все остатки разума, он выгнулся дугой, упруго выстреливая липкие струи спермы, напрягся изо всех сил, стараясь сохранить пальцы на члене и пальчик в попе, замычал...

От него не на долго отступили. А потом снова натолкали в попу смазки, и приступили со страпоном. Положение его ложа изменилось, чтобы новой страпонщице было удобнее, его оттрахали быстро, не прекращая надрачивать член, и подвели к моменту, когда его трахательница кончала. Они разрядились одновременно.

— Фу, все запачкал... — Брезгливый голос Строгой

— Сначала все пачкают... — Возразила Властная.

— Верно... — Вздохнула Строгая. — Футболку в стирку теперь...

— Хороший ма-алыш... — Его попу и опавший член вновь принялись разминать. На этот раз страпоном работала Ласковая, было совсем не больно, движения были мягкие, но сильные, руки на члене сбивались с ритма, ему долго не удавалась возбудится. Но давление страпона на внутренние органы и искусные ласки сделали своё дело. Сперма острыми, колючими иголочками раздвинула канальцы, и выплеснулась наружу. Совсем немножко.

Страпон медленно покинул его.

Настала тишина. Ветерок коснулся раскрытого, возбужденного ануса Алексея, стало как-то... Не то чтобы стыдно, но необычно....  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх