Судьба извращенки. Часть 1

  1. Судьба извращенки. Часть 1
  2. Судьба извращенки. Часть 2

Страница: 1 из 6

Этот рассказ является продолжением истории «как застигли селфбондажницу». Однако прочтение предыстории совершенно не обязательно.

*******

— Надеюсь, ты все правильно поняла и сделаешь все в лучшем виде. Иначе я могу снова одолжить тебя тем ребятам-затейникам.

— Да, конечно, я сделаю все, что в моих силах. Уважаемый Макс будет в восторге. Не надо больше тех бандитов, пожалуйста.

Вот и хорошая девочка. Так, садись. Теперь закроем торт крышкой... Гм, последний штрих и можно отправлять.

Марина погрузилась во тьму, полностью скрывшись в большом белом торте, который предназначался на день рождения Максу, сыну мэра их города. Места в торте было мало, но стоять на коленях было вполне терпимо, а торчащий из попы кнут, выполняющий роль хвоста в ее образе демоницы, даже давал дополнительную точку опоры. Она уже готова была погрузится в свои мысли, когда на клиторе заработал вибратор, закрепленный на ремешках.

— «Ну не могло же все быть так просто. Что бы я, да несколько часов транспортировки скучала... конечно, Олег не мог такого допустить. Да и в самом деле, нужно очень серьезно настроится и возбудиться до начала «подарочной» части вечера. Ведь если этот жирный боров останется недоволен, то с Олега станется снова отдать меня «возвращать долг» тем наркам. Ох, как они издевались! До сих пор помню их острые приправы и бутылки. А ведь всё началось совсем недавно...»

И девушка, постепенно распаляясь и намокая, стала вспоминать все события за последние пару месяцев после памятной школы и последующей прогулки в парке. Разговор с родителями был короток — она сказала, что летом поживет у подруги, и вопрос был исчерпан. Олег привез её на свою загородную дачу, где и начал «обучение» своей новой игрушки.

Для начала они занялись внешним видом. Основные правила в доме были просты — во-первых рабыня должна быть всегда готова к употреблению независимо от её желания, её дырки должны быть всегда заняты, и рабыня не должна прохлаждаться. Первое проявлялось том, что Марина ходила по даче только в ошейнике, сексуальной одежде, связанной самыми причудливыми способами, и с различными примочками, вроде роторасширителя, зажимов на сосках, вибраторов и др, по настроению хозяина.

Второе — когда невольница была не «занята», то ей одевался черный кожаный пояс верности с двумя съемными (что бы всегда было разнообразие форм и размеров) членами в оба отверстия и с возможностью электрических ударов — так Олег подзывал свою игрушку, когда она была ему нужна. Да и спала она также, плотно прижавшись упругой грудью к своему обожаемому господину, а заодно закинув на него руки и ноги, если они не были связаны. Правда, поспать ночью с таким загруженным графиком «работ» удавалось не всегда...

А третье заключалось в том, что новый хозяин всегда находил для неё либо «развлечение», либо «учебу», либо просто работу по дому. Марина стояла у плиты в одном фартуке, в любое мгновение ожидая толстую игрушку в пятую точку, убиралась в доме пылесосом или тряпками в костюме горничной и со стимуляторами в эрогенных зонах, без помощи рук приносила напитки и фрукты на подносе, удобно закрепленном за соски, либо участвовала в многочисленных задумках своего молодого сатрапа. На фантазию тому жаловаться не приходилось, а уж сколько секс амуниции было у него на даче...

Время «обучения» слилась для неё в череду болезненных извращений и оргазмов. Сначала её мучитель разрабатывал попку, и немного киску девушки, используя всевозможные секс-машины с длинными толстыми дилдо. Особенно тяжело студентке пришлось, когда Кнут оставил её в подвале на всю ночь с машиной, жарящей её задницу и постепенно увеличивающей скорость и амплитуду движений. Он закрепил её в удобном устройстве, которые зафиксировало её талию, а руки и ноги закрепил в специальных кандалах по обеим сторонам от неё, а затем приставил машинку сзади. Её приглушенные резиновым кляпом стоны-вскрики всю ночь раздавались по подвалу, а сама Марина обессилела от попыток вырваться. Наверно, если бы не постоянное выделение смазки из дилдо, рабыня тронулась бы умом от нарастающей боли, но и так та ночь показалось ей вечностью, и она успела искусать весь резиновый шарик во рту. И потом ещё долго ползала с членом-тряпкой в ротике, вытирая смазку с соками, натекшие за ночь. Зато после такой тренировки она смогла без труда насаживаться на член хозяина вообще без подготовки, и куда на большую глубину, чем раньше.

Вместе с разработкой дырочек Олег заставлял качать Марину мышцы промежности, что бы киска и попа девушки оставались столь же тесными. Это тоже было очень нелегко. Кнут сажал рабыню на член на верхней грани «испанской кобылы» (деревянного треугольника), связывал руки и ноги так, чтобы она не могла опереться ничем, кроме напряженной влагалища или ануса, и подключал к дилдо проводки. Рабыня часами изо всех сил сжимала толстый агрегат, иначе он бил её током, а Олег по мере необходимости добавлял кнутом по дергающемуся телу. А ведь кроме того в её нежную киску или попку часами безжалостно врезалась острая грань кобылы, что было мучительно само по себе. Первые разы она не могла толком сосредоточиться на упражнении и получила по своим сиськам и животику по полной программе, а ноги даже начало сводить от разрядов. А когда она уже думала, что приноровилась к новому «тренажеру», Олег стал менять параметры прибора... И давить на «тонометр» нужно было с каждым разом все сильнее и чаще, а потом ещё и в разных его частях! После таких «скачек» у нее между ног все болело, а грудь и бедра были в ссадинах от плети. Так что выполнять остальные обязанности было особенно тяжело.

Не легче было и обучение минету. Сперва её новый парень решил устранить своей подопечной рвотный рефлекс — поздней ночью он поставил рабыню на колени перед дилдо на стене, продел толстый, почти не растягивающийся шнурок через ошейник и кольцо под членом, подождал пока Марина заглотит орудие пытки как можно глубже, после чего затянул цепочку так туго, что девушка едва смогла дышать... и так оставил до утра. Беспомощная пленница почти сразу начала давиться от постоянного раздражения корня языка, но отстраниться могла не более, чем на пару сантиметров, да и то лишь на несколько мгновений. Так она и дергалась, стоя на коленях с толстым стволом в горле, испытывая бесконечное желание вытащить из своего ротика этот инструмент, но лишь заходясь в новом витке попёрхиваний. Зато рвотный рефлекс пропал начисто, что очень пригодилось ученице, когда они перешли к секс машинам. Олег стал привязывать свою подопечную к кровати и к столу, подводя к её дыркам секс члены и оставляя «наслаждаться» её на продолжительное время. Так она и стояла\лежала на животе или спине — во рту скользит один член, а сзади в шоколадный глаз долбит другой (киску парень старался сильно не растягивать). Сперва наивная студентка подумала, что это совсем не страшно, когда её неторопливо натягивает пара фаллосов, но затем Олег стал наращивать скорость своих агрегатов... Секс-машины часами жестко драли её в глотку и в жопу, попеременно молотя невольницу длинными стволами. Особенно тяжко было лежать связанной на кровати на спине с запрокинутой головой — так беспощадно в рот её не ебали даже два отмороженных гопника в туалете.

А дальше пошли упражнения с задержкой дыхания — Кнут заставлял свою секс-игрушку делать минет дилдо задерживая воздух как можно дольше. А что бы рабыня не халтурила, он погружал её связанную в бассейн на пару метров, надевая кожаный черный шлем со шлангом к носу для дыхания. И одним единственным отверстием — для минета. И, периодически перекрывая ей поток воздуха, по многу часов смотрел как Марина усердно сосет огромный член на дне. Всплыть, не закончив упражнение, невольная аквалангистка всё равно не могла, потому что веревка, которой её связали, была продета через кольцо на дне бассейна, а Олег прикреплял второй конец к бортику. Именно тогда девушка поняла, что такое длительное удушье... и как клево бывает во время него. Она даже ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх