Фото для мужа. Часть 2

  1. Фото для мужа. Часть 1
  2. Фото для мужа. Часть 2

Страница: 2 из 5

удешевить цену компании. Акции выросли, а активы упали.

— Действительно, лажа, — задумчиво отмечаю я, всматриваясь в распечатанные наблюдения парня. — И что ты думаешь?

Саша потупил глаза вниз, сделал паузу, а затем выдал.

— Может, я ошибаюсь... Но все возможно, и похоже...

— Давай, не тяни, — резко тороплю его выводы с плохим предчувствием. Я уже понимаю, что Сашка мне скажет. И он выдает свою версию.

— Готовится обвал котировок компании на бирже.

— С последующей скупкой обесцененных акций, — продолжаю я его мысль. — И кто за этим стоит?

Сашка снова молчит, но я и без него знаю, что сказать.

— А согласовывала эти данные...

— Кристина Игоревна, — проговаривает аналитик и хмуро смотрит на меня. — Ваша жена.

Что-то такое должно было произойти, с горечью в душе остается признать.

— То, что она моя жена, я помню. Спасибо, Саша. Пока иди, и никому о своих догадках ни слова.

Сашка уходит. Он ответственный и порядочный парень, который переживает за наш бизнес. Мне бы такого друга... А в принципе, что нам мешает подружиться?

— Зайди-ка, — я по селектору вызываю Кристину. Она появляется через минут двадцать, изящная, сексуальная и уверенная в себе. Так и обязана выглядеть любимая жена, но мне ее сегодня совершенно не хочется трахать. Я протягиваю ей распечатанные данные. Кристина всматривается в цифры и деланно удивляется, что здесь мне не понравилось. Я объясняю, слышу в ответ поток выводов, замечаний, наконец, оправданий, что таки-да, цифры могли быть другие...

— Ты понимаешь, что будет, если это дерьмо попадет в отчетность для инвесторов? — чуть ли не заорал на Кристину я. — Все цифры кривые! Нормальные активы показаны как проблемные.

Кристина отворачивает глаза и молчит. И я приказываю:

— Срочно переделать. И не подавать отчетность без моей подписи!

Словно какая-то пружинка сжалась у моей жены внутри, сжалась до предела, и, наконец, рванула наружу.

— Да пошел ты! — взвизгнула она, швырнула бумаги со стола и выскочила из кабинета. Я же готовлюсь к серьезному разговору с Соколовым, в котором расставлю все точки.

После работы, до ночи копавшись в графиках, я приезжаю домой и отмечаю, что жена перебралась в дальнюю спальню. Я получил Кристинину отставку. Рядом со мной в постели — пустое место...

Человек, которого мне не хватает, остается в иллюзии, или в улетевшем сне, или в другой, параллельной жизни — я не могу разобрать. Но когда тебе трудно, ты разломлен на части, то тянешься к своему целому, даже если ты ему, этому целому — не принадлежишь. Я лишь гоню от себя плохие мысли и вечером подъезжаю к известному дому.

— Эта девушка живет с мамой, — еще утром мне доложил Федор и протянул листик с адресом. Я взглянул на него, но чтобы лишь убедиться, что знаю его наизусть.

— Замужем? — уточнил я у своего «безопасника».

— Нет.

Мысленно улыбаюсь. Двери мне открывает Ольга Павловна, сообщает незнакомому парню, что дочери нет дома, и я дожидаюсь ее внизу, возле парадного. Уже темнеет, но сквозь вечерние сумерки, наконец, замечаю бодро идущую знакомую фигурку.

И незнакомую одновременно, изумленно признаю я. Стройная, длинноногая фигуристая девушка без капли лишнего веса, готова пройти мимо, но...

— Добрый вечер, Маша!

Она оборачивается, удивленно замечая неизвестного парня, вылезающего из белого «Мерседеса». Ее взгляд прежний, излучает теплую позитивную волну, накрывающую меня с головой. Я стою перед ней, как спутник, отыскавший свою звезду.

— Мне рекомендовали вас, как хорошего репетитора по английскому. Хочу начать заниматься прямо сейчас, если вы не против... Меня зовут Влад.

Голубые глаза хлопают ресницами, и они полны непонимания, стебется либо просит серьезно этот молодой человек в костюме. Но Маша справляется с собой. Она не привыкла отказывать клиентам, нуждающимся в совершенствовании английского. А я в этом нуждаюсь еще как.

— Добрый вечер, — проговаривает она, а я любуюсь ее личиком, глазками и линией губ, которые я целовал. Как же я скучал по тебе, хочется сказать мне. — Извините, но сегодня я не могу, уже поздно, давайте...

— ... Завтра, — продолжаю я ее мысль. — Завтра вечером. Можно у меня в офисе, можно у вас. Как вам будет удобно.

— Ладно, — соглашается она. — У меня завтра много учеников на дому, и я буду признательна, если урок пройдет у меня...

Она называет стоимость своих услуг, а я слышу отстукивание сердца в такт ее словам. Мне остается лишь принять ее прощание и проводить взглядом исчезающую в дверях фигурку.

А на следующий вечер я сижу в маленькой комнатке ее квартирки (которую помню, словно был в ней вчера) и старательно выговариваю английские слова под корректировки моего нанятого репетитора. Я хотел сесть максимально близко к Маше, но она, деликатно посмотрев на меня, отодвинулась на комфортную для нее дистанцию. Мой язык спотыкается об иностранные слова, а я, будто неопытный истукан, не могу перескочить на другую, более подходящую для общения с нравящейся девчонкой, тему. Не заметил, как пролетело время, и Маша, объявив о завершении урока, оперативно выставила меня за дверь, впуская нового ученика.

Два дня дали мне возможность лучше подготовиться к уроку с Машей.

— Мария, добрый день, это Влад — ваш ученик... — я толкаю по телефону ей убедительную версию о том, что на дом (где постоянно находилась ее мама, Ольга Павловна) я приехать не смогу, переговоры допоздна, и буду признателен, готов заплатить двойной тариф за урок... Она отказывается от двойного тарифа, и вечером мой водитель привозит Машу в офис. Я отпускаю шофера домой, а сам еще час занимаюсь английским со своим репетитором в своем кабинете. Отмечаю, что правильно сделал, отпустив пораньше домой Яну.

Маша сегодня необычайно яркая. Короткое летнее платье облегает ее складную красивую фигурку, и я постоянно пялюсь в вырез на ее груди. Она откидывает назад русые волосы и замечает, как я пристально впиваюсь взглядом в ее личико. Девушка слегка краснеет, и без того смущенная, когда очутилась в огромном здании корпорации для дачи урока ее верховному боссу. Социальный уровень ученика Маши был ею оценен, и я постоянно натыкался на ощущение неловкости со стороны девушки. Она боялась задеть меня, талдыча правила английского, которые я в этот вечер совершенно не в состоянии запомнить.

— Маша, — обращаюсь к девушке я, — У вас не было чувства, что вы конкретного человека знали, хотя никогда не видели его раньше?

— Это вы обо мне? — уточняет она.

— Как вы догадались?

— Прочла ваши мысли, — весело признается Маша. Она неосознанно сказала то, что действительно умела делать.

Я ловлю улыбку на ее губах.

— Мне кажется, что я вас знал когда-то давно. И очень близко.

— Мне так говорили мальчики на улице, когда хотели со мной познакомиться, — смеется Маша, и уже стоит смутиться мне, но — не тот случай. Я знаю, чего хочу.

— Предположу, что знаю ваше любимое лакомство, — уверяю я, утопая в ее обаянии. Она сейчас расслабленней, чем раньше, и смотрит на меня с долькой интереса. — Вы любите клубнику со сливками.

Маша удивляется, хлопая ресничками, как девочка, а я предлагаю завершить урок по причине усталости ученика и поужинать в моей любимом ресторане. Там подают классную клубнику со сливками... Она не отказывается, хотя и отмечаю, как заливается краской ее лицо.

И вскоре сидим в заведении, где оба заказали любимую Машину еду. Я галантен, ухаживаю за девушкой, мы съедаем по порции клубники. Я развлекаю Машу, а она то смеется, то внимательно слушает, в зависимости от темы, которую я задаю.

Мне комфортно с ней, и хочу верить, что ее ощущение аналогично.

— Машенька. Давайте перейдем на ты.

Она принимает мое предложение.

— Одной порцией клубники ты, конечно, не наелась. — И я показываю два приподнятых пальца. Маша улыбается в знак согласия. Сейчас, как и ...  Читать дальше →

Показать комментарии (41)

Последние рассказы автора

наверх