Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 5

  1. Негритянка и наци. Часть 1
  2. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 1
  3. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 2
  4. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 3
  5. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 4
  6. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 5

Страница: 4 из 11

— Не говори ерунды, Клаус, — фыркнула Гретхен, — ты же мужчина.

Немка стояла посреди кабинета, осторожно наполняя темно-желтой жидкостью большую клизму. Рядом на больничной койке лицом вниз лежал Клаус — атлетически сложенный молодой блондин, полностью голый.

— Ну-ка, раздвинь булочки, — Гретхен игриво шлепнула молодого немца по заду, — да не стесняйся, там нет ничего, что стало бы для меня неожиданностью.

Красный от стыда парень повиновался, раздвигая ягодицы как можно шире. Гретхен окунула палец в резиновой перчатке в стоящий рядом пузырек, наполненный зеленой мазью, которой она обильно смазала анус будущего героя арийской расы.

— Ну, тихо! — прикрикнула она, когда немец конвульсивно дернулся, — мешаешь же!

Она нанесла мазь и на наконечник клизмы, после чего вставила ее Клаусу в зад. Тот дернулся, но промолчал, когда холодная жидкость с журчанием полилась внутрь него.

— Ну, вот и все, — усмехнулась Гретхен и, не удержавшись, снова шлепнула Клауса по заднице, — одевай штаны. Попробуй удержать это, пока не впитается мазь. И — следующий!

Уже к вечеру неведомая хворь спала — поздоровевшая и посвежевшая «молодежь Гитлера» спокойно отошла ко сну. Белокурые парни и девушки и не подозревали, что они уже ритуально очищены и приготовлены к ритуалу грандиозного жертвоприношения, призванного пробудить Бога-Змея во всей его силе.

Полная Луна стояла в черном небе над черным лесом и черный человек бил в черный барабан, под музыку которого танцевали черные девушки. Их полные груди покачивались, касаясь друг друга набухшими сосками, полные ягодицы волнующе вздрагивали, темные глаза похотливо сверкали. Вот круг танцовщиц расступился и одна из них вышла вперед, ведя за собой Мари, облаченную в накидку из перьев попугаев. Сквозь разноцветное оперение проглядывали то полная грудь с алым соском, то край крутого бедра, то длинная стройная нога.

Жрица подвела Мари к природному ложу — поваленным деревьям устланными пальмовыми листьями. Мари грациозно опустилась на них, отдавая себя на милость жриц, принявшихся натирать ее душистыми маслами. Тело Мари блестело в свете костра, когда из леса начали выходить обнаженные мускулистые негры. Большие черные члены стояли в полной боевой готовности и Мари невольно облизнулась, предвкушая грядущее пиршество. Когда первые чернокожие подошли к ней, она нетерпеливо потянулась к ним, беря в каждую руку по члену и обхватывая губами разбухшую головку третьего. Она дрочила и сосала, в нужный момент сбавляя темп, чтобы никто из маронов не разрядился раньше времени. Решив, что все готово, Мари опрокинулась на спину, увлекая за собой негра, которого держала за член. Могучий чернокожий навалился сверху, толстый черный ствол ворвался в горячую киску мулатки, застонавшей в сладкой истоме. Два прекрасных тела, воплощения черной женственности и мужественности двигались в нескончаемом ритме, древнем как сама вечная Африка. Этот секс, похожий на прекрасный и страстный танец, становился все быстрее, все сильнее сжимала Мари ноги вокруг бедер негра, с нарастающей силой вонзавшегося в ее влажную, жаркую расщелину. Мари впилась ногтями в мускулистое тело, раздирая черную кожу до крови и издала пронзительный крик когда марон, наконец, излился потоком спермы. Пошатываясь, негр отошел в сторону, уступая место второму чернокожему с вздымавшимся членом, нетерпеливо ожидавшему своей очереди, за ним третьему, пятому, десятому...

В глубине леса, рядом с небольшой ямой, наполовину засыпанной листьями сидела Сирен, смотря на неподвижного черного великана. Он лежал в яме, сложив руки на груди, на губах играла безмятежная улыбка, грудь равномерно поднималась и опускалась. Со стороны могло показаться, что Сэм Роджерс спит — но Сирен знала, что это был не сон.

Страстные крики со стороны поляны, грохот барабанов и вой Рино, наблюдавшего за этой церемонией — все стихло. И в этой тишине послышалось громкое шипение — Сирен увидела как зашевелились листья и оттуда поднимались треугольные головки, ощупывавшие воздух раздвоенными язычками. Одна за другой змеи выползали из леса, падали с деревьев, обвиваясь вокруг рук, ног, шеи спящего негра.

И Дамбалла открыл глаза.

Клаус Фишер проснулся посреди ночи от странного зуда. Ночь была неспокойной: обычная тропическая духота сейчас сделалась совсем невыносимой, а за окном предвестием близкой грозы звучали отдаленные раскаты грома. Клаус ворочался на мокрых от пота простынях, чувствуя будто множество маленьких иголок пронизывают все его тело, не упуская самых чувствительных мест. Особенно сильным зуд был в анусе и в сосках, с каждой минутой становясь все более невыносимым. Клаус, вполголоса ругаясь, пытался утихомирить неприятные ощущения, немилосердно расчесывая тело. Содрогаясь от стыда, молодой немец проталкивал то один, то несколько пальцев в задницу, совершая возвратно-поступательные движения в анусе. Он знал, что то, что он делает мерзко и стыдно, но не мог остановиться, чувствуя как движения пальцев хоть немного, но заставляют зуд отступить. Второй рукой Клаус тер грудь особое внимание уделяя ноющим соскам. Это дарило временное облегчение, но не могло снять зуда полностью.

За окном послышался раскат грома, ярко блеснула молния.

— Клаус, — послышался шепот с соседней кровати. Юный гитлеровец резко обернулся, лицо его залила краска, при мысли, что его поймали за таким постыдным занятием. Однако на лице Фрица не было насмешки — только смущение. Клаус заметил, что под натянутой до самого подбородка простыней руки Фрица находятся в постоянном движении.

— С тобой тоже это происходит? — шепотом спросил Клаус и Фриц смущенно кивнул.

— И со мной, — раздался голос с еще одной кровати, — черт бы побрал этих врачих!

Новый удар грома и отблеск молнии был ему ответом.

Теперь проснулась вся комната — со всех сторон доносились стоны и приглушенные проклятия, когда изнывавшие от мучительного зуда парни ожесточенно расчесывали тела, особое внимание уделяя «болевым точкам». Извиваясь на кроватях, они чуть ли не становились «мостиком», выгибая спины и раздвигая ноги, сбрасывая на пол простыни и подушки. Анусы парней расширились и покраснели от постоянных проникновений, соски набухли и увеличились. Но уже никто этого не стеснялся — все мысли молодых немцев были о том, чтобы хоть немного унять невыносимый зуд. Их даже не волновал уже тот постыдный факт, что все это вызывает у них сексуальное возбуждение. Яички парней разбухли от накопившейся спермы, кровь приливала к головкам восставших членов, тщетно ожидавших внимания — парни были настолько заняты борьбой с зудом, что у них просто не было свободных рук еще и для онанизма.

Оглушительно громыхнуло за окном, ослепительно ярко блеснула молния. Внезапный порыв ветра распахнул окно и взоры членов Гитлерюгенда как по команде обратились к нему. Глаза их расширились от удивления, с множества губ одновременно сорвался изумленный вздох — на подоконнике, словно черный демон возвышался гигантский негр. Вспышки молний освещали мускулистые ручищи, широкую грудную клетку, узкие бедра, меж которых, словно поднявшая голову кобра, вздымался огромный черный член. Обнаженная головка поблескивала от выступивших на ней капель, падающих на лицо съежившегося от страха белого парня, чья кровать стояла под окном.

Вновь блеснула молния и в сомкнувшейся после вспышки темноте испуганные гитлерюгендовцы разглядели, что глаза черного гиганта светятся зеленым светом. Шипящий смех разнесся по комнате, пока великан-негр рассматривал корчащихся на кроватях белых парней — даже сейчас они пытались унять невыносимый зуд.

Черный исполин вновь рассмеялся и спрыгнул на пол. Несмотря на свои размеры двигался он быстро и бесшумно, словно огромная змея. Он склонился над кроватью Клауса и черная ладонь сомкнулась на вставшем белом члене, почти скрыв его в кулаке. Негр выпрямился, поднимая руку и вслед за ним был вынужден подняться и немец. Едва он встал, как огромная пятерня вцепилась ...  Читать дальше →

Показать комментарии (13)

Последние рассказы автора

наверх